Рецензия на книгу Москва

Книга включает в себя романы "Московский чудак", "Москва под ударом" и "Маски", задуманные А. Белым (1880-1934) как части единого произведения о Москве. Основную идею автор определяет так:"...разложение устоев дореволюционного быта и индивидуальных сознаний в буржуазном, мелкобуржуазном и интеллигентском кругу". Но , как у всякого большого художника, это итоговое произведение несет много духовных, эстетических, социальных наблюдений, картин.

  • В корне взять!

    13
    +
    Имя Андрея Белого ассоциируется, по крайней мере у меня, с поэтами Серебряного века. Из школьной программы помнится, что он был поэтом, символистом. Не более того. Почему-то нам не рассказывали, что помимо этого Андрей Белый писал ещё и прозу. И, в частности, ничего не говорили о его романе «Москва». Что же из себя представляет проза Андрея Белого? Я бы назвала её лирической прозой или прозаической поэзией. Это не совсем проза, но и не до конца поэзия. Во-первых, Андрей Белый — представитель символизма, а это значит, что все его слова приобретают новый смысл, но ещё более верно: слова не слова, а совершенно новые явления, неологизмы. Для примера:

    "Перебитной человечек, с миганцем, весь ползкий, тончливый, еще молодой, а уж гологоловый; моклявое что-то нем было; но взгляд – с покусительством".

    Таким языком написан весь роман. Более того, фразы, предложения, весь текст интонирован, ритмизирован. Нет, это не ямб и не хорей. Но стоит неправильно поставить ударение в новом словечке, и вся структура ломается, ритм сбивается, приходится возвращаться в начало и перечитывать, добиваясь верной мелодики. Коверкая язык и спотыкаясь, постепенно привыкаешь и осознаешь, каким же талантищем и неординарным умом надо обладать, чтобы создать такую прозу.

    Проза Андрея Белого тяжела, и уж точно она не для всех. Сломав язык на первых абзацах, наверняка, многие читатели, испугавшись, бросили. Проза Белого тяжела не только вычурно построенными предложениями, неологизмами, архаизмами, но и наличием большого количества многоточий, междометий, восклицательных знаков. Сюжет романа «Москва» рваный. Вернее, действие как таковое не описывается, оно — всего лишь набросок из нескольких фраз, слов, многоточий. Но, странное дело, продравшись через сложный язык, вертлявые слова, рваные предложения, ты понимаешь, что роман-то очень интересен.

    В «Москву» входят три части: «Московский чудак», «Москва под ударом» и «Маски». Первые две слиты воедино, «Маски» же стоят особняком. Последняя часть не зря называется «Масками», ведь все герои, знакомые нам по первым двум частям, предстают здесь под новой личиной, с новыми именами, в новой ипостаси. Прибавьте к этому символический язык и получится, что читатель невнимательный может упустить эфемерную связь и не понять, кто есть кто.

    О чем же роман? Конечно, о Москве. Образ Москвы здесь первостепенный и совершенно необычный, но настолько яркий, что полностью погружаешься в предреволюционную эпоху. Прежде всего, образ Москвы складывается благодаря главным героям романа — профессору Коробкину, Задопятову, фон Мандро, Лизаше, Киерко.

    Главный герой — профессор Коробкин — математик. Он делает какое-то математическое открытие, способное перевернуть всю систему мироустройства. И вот за изобретением профессора начинается настоящая охота: им хотят завладеть все ведущие державы — Германия, Великобритания, США.

    Повторюсь, если вы «прорвётесь» сквозь словесные баррикады неологизмов Андрея Белого, то увидите, что в книге есть все, что присуще и роману современному: шпионы и предатели, война, убийства, издевательства, инцест, сумасшедшие, революционеры, любовь, дружба и т.д. Но браться за эту книгу в надежде на то, что вас увлечет сюжет, было бы ошибкой. Все же основная сила и прелесть романа — его язык, стилистически настолько сложный, что аж дух захватывает.

    Образы героев, рисуемые Андреем Белым, непередаваемы. Вот перед вами профессор Коробкин:

    "В своем темно-сером халате зашлепал к настенному зеркалу: в зеркале ж встретил табачного цвета раскосые глазки; скулело оттуда лицо; распепёшились щеки, тяпляпился нос; а макушечный клок ахинеи волос стоял дыбом; и был он – коричневый очень; подставил свой профиль, огладивши бороду; да, загрустил бы уже сединой его профиль, и – нет; он разгуливал очень коричневый. Здесь между нами заметим: он – красился."

    А вот главный антагонист романа фон Мандро:

    «Святою, возвышенной гадиной верно считал он себя; уважал иезуитов; и в веке двенадцатом был бы, наверное, он с крестоносцами; в веке шестнадцатом действовал бы заодно с инквизицией; в веке двадцатом, увы, спекулянтом он стал; но – во всем изощрился; и – странные вкусы имел».

    Говорящи и фамилии, фигурирующие в романе: фон-Клаккенклйпс, Пудопаде, Клопакер, Маврулия, Бовринчинсинчик, Амалия Винзельт, Пепардина, Плитезев, Лев Подподольник, Гортензия де-Дуроприче, Жевало-Бывало, Жижан Дощан, Педерастов, Пшевжепанский, Пэпэш-Довлиаш.

    Можно ли создать образы ярче?

    Можно. Самым ярким в книге является образ Москвы.

    «Москва!

    Разбросалась высокими, малыми, средними, золотоглавыми иль бесколонными витоглавыми церковками очень равных эпох; под пылищи небесные встали – зеленые, красные, плоские, низкие или высокие крыши оштукатуренных, или глазурью одетых, иль просто одетых в лохмотья опавшей известки домин, домов, домиков, севших в деревья, иль слитых, – колончатых иль бесколонных, балконных, с аканфами, с кариатидами, грузно поддерживающими карнизы, балконы, – фронтонные треугольники домов, домин, домиков, складывающих – Люлюхинский и Табачихинский с первым, вторым, третьим, пятым, четвертым, шестым и седьмым Гнилозубовыми переулками».

    А вот ещё эпитеты писателя, приписываемые Москве:

    — "Город – с искрой."

    — "...становится очень огромной старухою, вяжущей тысяченитийный и роковой свой чулок. Та старуха – Москва."

    — "не город – разлужа – Москва!"

    — "проперли составы фасадов: уроды природы; дом – каменный ком; дом за домом – ком комом; фасад за фасадом – ад адом; а двери, – как трещины"

    — "Москва – страшновата: гнилая она разваляльня в июле; душевный валёж открывается под раскаленными зданиями."

    — "в самом центре Москвы, – Москвы не было; были – Париж, Берлин, Лондон; и – даже: уже был Нью-Йорк".

    «Москва» Андрея Белого необычна и самобытна. Сложно ли читать книгу, написанную таким языком? Сложно! Интересно ли? Для людей, увлечённых языком, бесспорно. Нужно ли? Далеко не всем и не каждому.

    В конце мне хотелось бы привести ещё несколько авторских неологизмов, у всех ли понятен нам смысл?

    — франчёный кокет

    — вылобанивая сочиненье

    — кувердилась чепцом

    — Скупо мизикало утро.

    — ферлакурничал

    — растаращею стала

    — взмигнув

    — Оставьте меня: не лисите.

    — двороброд

    — размокропогодилось

    P.s. Название рецензии — любимая фраза профессора Коробкина.









    • Рецензия хорошая, а книга стопудово не моя.

      Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку... (с)
      ответить   пожаловаться
    • Да, книга даже не на любителя) вряд ли, я в ближайшие годы ещё возьмусь за прозу Белого)
      ответить   пожаловаться
    • Ух, какой язык. Хочется бросить все и начать читать) Но сначала все же хочу прочесть "Петербург", жду подходящий момент, когда можно будет взяться за него. Такие тексты с наскока и урывками не почитаешь, нужны подходящие время и место.

      Я тоже из школьного курса литературы помнила только то, что Белый - поэт, а о его прозе узнала относительно недавно, а жаль.
      ответить   пожаловаться
    • Надеюсь, «Петербург» тоже прочитаю когда-нибудь, а «Москва» досталась мне в бумаге, поэтому сам бог велел прочитать)
      ответить   пожаловаться
    • Помню, учитель литературы притащил мне "Петербург" и сказал прочесть. Наверное, он замыслил тогда что-то благое. Но мой мозг был так изнасилован, что после такой экзекуции при слове Белый я был готов даже к Бальмонту сбежать. И позднее так его голубя и не прочитал, подозреваю, все же с него надо было начинать знакомство с прозой Белого.

      Пожалуй, после такой рецензии надо перестать бояться. Татьяна, спасибо!

      А"Маски" вроде бы совсем отдельный роман, не связанный с дилогией о Москве? Или я что-то путаю?

      ответить   пожаловаться
    • Мне кажется, в школе нельзя читать прозу Белого,слишком рано. Насколько я знаю, «Петербург» написан точно таким же языком, как и «Москва», поэтому для этих книг должно прийти время и литературный вкус)

      Почему-то часто пишут о дилогии «Москва», а «Маски» ставят отдельно, на самом деле, «Маски» —это третья часть романа «Москва», если не прочитать две первые части и читать только «Маски», то вообще ничего не будет понятно.
      ответить   пожаловаться
    • Вот это труд! Спасибо Вам!
      ответить   пожаловаться
    • Не за что)
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за рецензию, очень любопытно! Читать точно не буду, такой язык точно не для меня) Но как явление, такая проза очень интересна.
      ответить   пожаловаться
    • Согласна, очень необычная проза, но читать трудновато)
      ответить   пожаловаться
    • Язык похоже не мой, но тем не менее заинтересовалась)))
      ответить   пожаловаться
    • И в сюжете есть же детективная составляющая)
      ответить   пожаловаться
    • Я почему-то не знала, что есть "Москва". Но в учебнике литературы рассказывали про то, что у него есть проза. Например, шедевральный "Петербург", который я прочитала уже взрослой. Там тоже не сюжет интересен, а то, как написан роман. Это самые настоящие стихи, лишь претворяющиеся прозой.
      ответить   пожаловаться
    • Анжелика,отлично сказано: стихи,претворяющиеся прозой) лучше и не скажешь)
      ответить   пожаловаться
    • ))) Спасибо. Читавший не может сказать иначе)
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

Дело в жизни, в одной жизни, – в открывании ее, беспрерывном и вечном, а совсем не в открытии! (Ф.М. Достоевский)

Среди произведений Достоевского, созданных в шестидесятые годы, важное место занимает роман...

Обсуждение в группах

Обсуждение книги "Идиот" Ф.М.Достоевского

Теперь можно обсуждать книгу, сказать все то, что не сказали в рецензии/отзыве, поспорить с другими...

Заметка в блоге

Крик души

Интересная рецензия

Современные Шерлок и Ватсон

С Горовицем до сей книги знакома не была, никогда о нем не слышала и, соответственно, о его богатой...