Рецензия на книгу Педагогические ситуации

В книге на конкретных педагогических фактах анализируются проблемы профессионального мастерства учителя, рассматривается поведение педагогов в процессе воспитания школьников. Основные разделы книги: Воспитание гражданина; Побуждение к самовоспитанию; Успехи перевоспитания; Педагогические ошибки; Обретение мастерства

  • Нет интереснее работы, чем творение Личности

    4
    +
    Времена советской педагогики ушли, а педагогические проблемы воспитания подрастающего поколения остались, и даже усугубились. Сравнить воспитательные подходы времен 80-х и нынешнее положение дел помогла эта совсем небольшая книжица из серии «Библиотека учителя». Брошюра из чуть менее полутора сотен страниц представляет собой сборник небольших рассказов, описывающих, как утверждают авторы, реальные случаи из педагогической школьной практики разных лет. Рассказы сгруппированы по тематике воспитательной работы: гражданское воспитание, развитие навыков самовоспитания, перевоспитание запущенных подростков, педагогические ошибки, секреты педмастерства.

    Читаешь о воспитательных проблемах былой эпохи с позиции нынешней жизни и испытываешь смешанные чувства: в чем-то ностальгии, в чем-то наивного умиления искренности тогдашних детей, а в чем-то иронической улыбки над формализацией былой коллективной работы.

    Но все же при чтении книги сразу ощущаешь, насколько на более прочной, пусть и часто формализованной, идейной основе находились тогда педагоги в своем обращении к подрастающему поколению. Коллективизм, сотрудничество, взаимовыручка однозначно во всех аспектах жизни постулировались обществом. Любое асоциальное поведение ребенка можно было рассмотреть на самых разных уровнях его вовлеченности в общественную жизнь: на уровне личного разговора с учеником с авторитетной (тогда существенно) позиции педагога, на уровне класса, пионерской или комсомольской организации, спортивной секции или кружка, рабочего коллектива родителей. Ведь все эти уровни были не разрозненными сообществами, а плотно увязанными в единую систему морального кодекса советского человека. Все эти уровни так или иначе предлагаются к задействованию данном сборнике. И если тогда было прибегать к этим инструментам воздействия не грубо, а гармонично искать «входы» в сознание с наиболее благоприятной стороны, то срабатывал эффект «погруженности в рассол» - человек волей-неволей перенимал общепринятые нормы поведения.

    Сегодня же педагогу в его воздействии на ученика зачастую остается уповать лишь на прямое воздействие родителей (которые зачастую вовсе не являются авторитетом для ребенка), чисто формальное сообщество класса (в котором ввиду потаканию «свободы личности» процветают самые разрозненные ценностные подходы), да на «карательные» структуры типа педсоветов, советов профилактики, привлечения комиссии по делам несовершеннолетних и т.п.

    Мотивацией же для самосовершенствования подростка в нынешнем обществе все чаще становится обращение к «закону джунглей» – будь конкурентным в борьбе за место под солнцем, а необходимость взаимопомощи приходится объяснять принципом «разумного эгоизма» - «ты мне – я тебе». И все же понимаешь, что подлинно морального человека на таких принципах не воспитаешь, а за ним и общества – не построишь. Не создашь народа, способного долгие годы упорно противостоять врагу и трудностям, как это было в Великую отечественную. Не мотивируешь на кропотливый созидательный труд, который не прекратится после удовлетворения минимальной личной заинтересованности.

    Считаю, об этом важно задумываться, и не успокаиваться текущим положением дел. А понять, насколько мы потеряли уровень требований к себе и окружающим людям, насколько занизили планку профессионализма, целенаправленности, системности, диалектичности подхода в педагогике как раз и можно, читая вот такие книги из прошлого и сравнивая с ситуацией сейчас.

    Кроме сравнения былого и нынешнего времен, данная книга на живых примерах успехов и ошибок педагогов заставляет задуматься и о вечной проблеме самой природы педагогического мастерства. Сколько в нем «от науки», а сколько «от искусства». Ведь, как и любое дело, имеющее непосредственную связь с Личностью – педагогика базируется на двух прочных основаниях: с одной стороны – на науке, технологии, методике, ремесле, а с другой стороны – на творчестве, искусстве, живом таланте, личном неравнодушии. Без любой из этих опор птица воспитания превращается в «кривую утку», не способную к полету. И на реальных примерах педагогических ситуаций отлично видно, как легко и быстро можно задавить, травмировать детскую душу формально верным научным, но при этом совершенно черствым бесчувственным воздействием. А можно, наоборот, благими намерениями только спонтанного обыденного взаимодействия с ребенком без осознания и учета его возрастных особенностей, формирующихся потребностей и амбиций упустить формирование стержня его личности.

    Подобные вопросы актуальны в любую эпоху и, будучи затронутыми в том числе и в этой книге, заставляют еще раз задуматься о гармоничности в подходе к ребенку, хоть учителя, хоть родителя, хоть любого взрослого, так или иначе встретившегося на его пути.




    В данный момент книги нет в продаже.






    • вот поэтому я и не стала учителем - побоялась ответственности. Да и сейчас боюсь. Хотя, с точки зрения некоторых товарищей, именно позиция ученика является преимущественной, выигрышной и парадоксально независимой по сравнению с позицией учителя. На которой, по естественным причинам, происходит стагнация и консервация любого опыта... вот это меня всегда очень сильно беспокоит. Здесь, в этой точке и происходит всякая формализация и извращение благих намерений. Пока механизм предотвращения подобных изменений в психике индивида не разработан, то о качественной личности учителя, как такового, речи быть не может... строго имхо).
      ответить   пожаловаться
    • А я наоборот, пришел в школу из других сфер - из производства, высшего и средне-технического образования. И на опыте того же производства, где научно-технический и профессиональный подход все же преобладают, а дилетанты, как правило, высоко не поднимаются, убедился, насколько иная ситуация в педагогике. В школах работают педагоги, имеющие самые что ни на есть высшие категории, многодесятилетний опыт, но почему-то каждый трудный подросток, каждая проблема расслоения классного коллектива на враждующие группировки воспринимается всем школьным коллективом как откровение. Примерно так же, как откровением становился внезапный урожай в колхозах в былые годы. Проблемы приходится решать какими-то авралами, "кавалерийскими" наскоками угроз или ублажаний детей, вместо осознания коренных причин явления, психологических особенностей возраста, поиска альтернативных каналов сублимирования незадействованной психической энергии подростка, причем делать это планово и профилактически-упреждающе. Профессионализма в этом очень мало. Поэтому проблема нашей педагогики в очень большом отрыве серьезной научной наработки еще советских времен от ее практической реализации рядовыми учителями. Душа ученика так и остается "потемками" для многих педагогов, способы взаимодействия с ним так и остаются на "обыденном" уровне даже у учителей, что уж там говорить о родителях. Потому и невысок авторитет учителя в обществе - ведь из "творца души" он превратился по сути в присматривающего за доверенными ему детьми, пока родители на работу. Ну и по ходу дающего детям некоторые предметные знания.
      Понимаю, что проблему не решить, пока само общество не создаст социальный заказ на грамотное системное воспитание нового поколения, пока стране не понадобятся сознательные, критично мыслящие, способные к трудовой кооперации граждане. Пока учитель не сможет показать, а ребенок не сможет увидеть положительную траекторию своего жизненного пути, связанную с образованием, приобретением требуемых навыков. Причем подкрепляемую стимулами на каждом из этапов.
      Педагогика - четкое отражение жизни и здоровья общества. А общество сейчас очень больно, несмотря на некоторые бравурные заявления о прогрессе и становлении нового гражданского самосознания.
      Вот так каждый раз, как ни пытаюсь удержаться в рамках школьных проблем, все равно выхожу на социальные.
      ответить   пожаловаться
    • социальные=общественные. Неудивительно поэтому, что оставаться в школьных рамках для думающего и неравнодушного учителя- сложно. Ведь школа - общественный институт. И Вы сами отметили, что проблемы этого института - проблемы общества, в котором этот институт функционирует. Я на остаток своей жизни запомню слова пожилой заведующей, когда я попыталась устроится учителем английского в средних классах:"это не старшие, их еще можно скрутить..." у меня тогда похолодело все внутри. Кого скрутить? вот этих вот , уже скрученных родителями дома?и что это за странная установка для начинающего педагога от педагога, в школе прожившего всю жизнь?нет, я в таком вариться не буду. И сбежала на производство). У моих станочков если и надо что-то крутить, то только барашки настроек натяжения нити, а это не так фатально, как крутить кому-то душу. Хорошие учителя есть, я это наблюдаю. Даже на Вашем примере). Но такие случаи происходят скорее вопреки всем общественным тенденциям и являются маленькими и одинокими островками истинного гуманизма в океане фальшивых и оттого уродливых современных лозунгов об образовании и творении души... да, кстати, я не согласна с позицией, что учитель - творец душ... вот ни-ни. Новорожденный уже - не tabula rasa. На нем и в нем уже - весь его род и по папе, и по маме... и оттого, дело учителя мне представляется еще более неблагодарным.
      ответить   пожаловаться
    • По поводу "tabula rasa" - да.. тут педагог скорее "садовник", имеющий дело с предоставленными ему даже не семенами, а уже пророщенными ростками, перенесенными в сад его класса. Остается ему что-то прививать к этим росткам, где-то купировать излишне разросшиеся ветки, а где-то и старательно поливать, стимулируя рост. А что касается именно "творения". То я в заголовке привел фразу-цитату из самого сборника, это были слова одного из учителей. И речь там шла не столько о душе, сколько о личности. А личность все же дается человеку не с рождения, а формируется в течение практически всей жизни. А о душе - это иногда не совсем корректно, может, к слову приходится.. вот и проскакивает.
      ответить   пожаловаться
    • да, насчет личности согласна). Именно так: всю жизнь. Но все же, насколько большую роль в этом играет учитель?не преувеличивает ли общество его роль?
      ответить   пожаловаться
    • По поводу роли учителя в формировании личности ребенка - вопрос такой с обратной связью. Чем больше общество будет вкладывать в его авторитет, чем больше родители будут внушать ребенку уважения к учителю, тем больший потенциал будет у его воздействия на ребенка. Но и опять же - этот потенциал сам учитель обязан отработать, задействовать, а уважение - оправдать. Неквалифицированный учитель роняет планку и вызывает обратную волну пренебрежения своей ролью.
      Ну и в другой плоскости если посмотреть. Личная восприимчивость ребенка. Лично в моей судьбе учителя сыграли решающую роль, потому что родители мои поверхностно относились к моему воспитанию, делами моими интересовались мало, лишь был накормлен, одет-обут. Да и личный пример их не всегда был пригоден для подражания. А вот мои школьные учителя, руководитель изостудии, физрук - он же тренер школьной секции по баскетболу - целенаправленно стимулировали меня к достижению успехов в учебе и спорте, раскрывали мне мир прекрасного, открывали радость творчества. Учителям я многим обязан в своем духовном становлении.
      Кто-то же из детей значительно больше привязан к родственным взаимоотношениям, опираются на родителей, сестер, братьев. А если при этом еще и в школе не самый удачный подбор педколлектива, да нет ориентиров в виде тренеров - то конечно, школа для такого человека останется за кадром его жизни.
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, в русле вопроса становления личности ребенка вспомнилась прочитанная еще в ранней юности книга Юрия Орлова "Восхождение к индивидуальности",
      https://bookmix.ru/book.phtml?id=487551
      в которой он понятие личности низводит до второстепенной характеристики человека, дескать какая-никакая личность как реакция на внешнее воздействие общества так или иначе складывается в каждом. А вот до индивидуальности нужно еще дорасти. И индивидуальность эту нужно взрастить в себе САМОМУ - методами самовоспитания, саморегулирования и т.п. В общем, Орлов всячески занижал ту самую роль учителя в становлении человека именно как уникального субъекта, а не рядового члена общества. Уже тогда в конце 80-х начале 90-х это становилось все более популярным - "сделай себя сам".
      ответить   пожаловаться
    • а зачем этому Орлову было необходимо разделять понятия личности и индивидуальности?по мне, так, это очень сомнительное разделение. В моей жизни тоже были прекрасные, достойные учителя. Но, как говорится, можно подвести лошадь к поилке, но невозможно заставить ее пить. Для восприятия учителя как образца все же нужна личная склонность, которая в жизни наблюдается реже, чем то описано. В моем окружении, во всяком случае, было так. Было так, что высококлассных учителей от бога - ненавидели. За справедливость, за принципиальность, за требования, за отсутствие сюсюканий, за то, что грузили учеников ответственностью, которую те не желали, будучи инфантильными. Один такой преподаватель в результате получил инфаркт. Я уже отучилась в школе к тому времени, но узнав об этом, ощутила и боль, и обиду за нее. Такой исход мне казался несправедливым. Вот и получается, что кому-то, как мне, этот человек был светом в окошке, а кто-то с его участием устроил грязный скандал. Поэтому я и начинаю сейчас склоняться к мысли, что влияние учителей, на самом деле, весьма опосредовано. Оно является отражением многих внутренних процессов, происходящих в самом ученике. Процессов, над большинством из которых учитель не имеет власти. О которых он, по большей части, и не подозревает. А то, что может видеть - лишь верхушка айсберга. И работа учителя еще хуже работы сапера - каждый день и с каждым ребенком как на минном поле... Ну, естественно, для тех, кто вообще заморачивается тем, чтобы смотреть в ученика, а не исключительно на его оценки и, типа, знания. и вот на основании всего этого я и придерживаюсь позиции "не переоценивай".
      ответить   пожаловаться
    • Я так думаю, что Орлову это нужно было для его "научной" работы. Этим разделением он выковырял себе некую свободную нишу в науке психологии-педагогики и вот так копошился в ней много лет. Я прекрасно знаком с таким подходом в технических науках, где одни ученые, не способные на крупные открытия, занимаются чужими формулами, расчленяя в них коэффициенты на целый ряд дополнительных и выводят степень значимости уже этих новых коэффициентов на расчетный показатель и доказывают, что таким образом формула точнее характеризует процесс. А другие потом опять коэффициенты эти объединяют и доказывают, что более компактная формула не менее применима в пределах необходимых допусков точности. И так до бесконечности - одни что-то разделяют, другие что-то объединяют. И все при этом довольны - всем есть чем заняться.
      А по поводу разного влияния учителей на своих учеников.... Буквально сейчас в ОК оставлял свой комментарий на один такой типа "демотиватор" - где написано: Уважаемая Галина Валентиновна, помните, как Вы гнобили меня своей историей и при всем классе говорили, что я неуч и не учу ваши уроки. Так вот сообщаю, что я теперь пилот Росавиации и мне при посадке самолета совершенно не нужен ваш параграф номер 13 за седьмой класс".
      Я в своем комментарии написал что-то в духе того, что, может, пилоту и не нужен какой-то исторический параграф для посадки самолета. Но если такое отношение к истории будет у всего народа конкретной страны, то этот народ на очередных выборах проголосует за какого-нибудь политического пройдоху, который продаст всю страну с потрохами иностранных корпорациям, и тогда не будет ни отечественных пилотов, ни своих самолетов, ни самой Росавиации.
      На что мне ответил один из моих одногруппников, давно, еще в 90-е уехавший на историческую родину. Написал - да это просто состоявшийся человек отомстил туповатой училке, которая не умела нормально давать свои уроки. И дескать, он бы и сам написал что-то подобное своим учителям (ведь подобная месть очень сладка), да, скорее всего, в тех селах, где они сейчас живут, даже интернета, скорее всего нет.
      Я хотел было ответить, что СОСТОЯВШИЙСЯ, понявший жизнь человек, в последнюю очередь будет думать о какой-то там мести бывшим учителям, поскольку сам прошел многими путями и побывал на месте очень многих своих бывших наставников. Но не стал этого писать - будет выглядеть, как личный упрек.
      Это я исключительно в подтверждение того Вашего тезиса, что один и тот же учитель - для кого-то свет в окошке, а для кого-то - тупая училка, которой нужно отомстить, похвалившись собственным взбиранием на ближайшую кочку.
      ответить   пожаловаться
    • а знаете, что обидно?что тех, кто был бы не прочь отомстить, гораздо больше тех, кто понял нечто большее. И никакое благотворное влияние не сможет их, таких многих, изменить. Надеяться на это, как мне кажется, тщеславно...
      ответить   пожаловаться
    • Очень интересно читать вашу дискуссию. Спасибо!
      ответить   пожаловаться
    • так и у Вас в комментариях тоже нескучно!)
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Улыбаемся

Пробил час дурацких шуточек!

Новости книжного мира

Домодедово может получить имя Льва Толстого, а Шереметьево – Достоевского

На сайте «Великие имена России» начался общефедеральный конкурс по присвоению 45 самым крупным...

Заметка в блоге

Дневник памяти

Скажите, вам знакома такая профессиональная болезнь запойного читателя, как амнезия? Я вчера...

Новости книжного мира

Исследование: способность к обучению зависит от количества книг, которыми в детстве был окружён человек

Исследователи Австралийского национального университета и университета штата Невада (США) выяснили...