Рецензия на книгу Почему живут и умирают книги?

Это рассказ о книгах, сопровождающих нас всю жизнь, о нашем втором "я", ибо они не что иное, как мы сами. Рассказ о книгах как о тождестве типов читателя и писателя, которое и обеспечивает долголетие книги, о правилах построения книги, о звуковой и цветовой символике художественного текста.
Это рассказ об изучении триады "автор-читатель-книга", закономерностей, управляющих процессом чтения, и тех признаков, которыми мы пользуемся, оценивая те или иные художественные тексты.

Для старшеклассников.

  • Психолог без сапог

    7
    +
    Пройти мимо этой маленькой, но с таким знаковым названием, что для читающего сообщества, что для пишущей братии, книжки, я, конечно, не мог. Тем более, что вышла она в далеком 1991 году в серии «Познай себя. Психология - школьнику». А значит, должна быть написана доступным для подростков языком на живых ярких примерах.

    Но увы… Если с яркостью примеров еще куда ни шло, то с доступностью языка возникли проблемы, даже у меня, далеко не начинающего читателя. И ведь по иронии судьбы – автором книги является психолингвист, литератор, доктор филологических наук. Над книжкой работала целая редколлегия из трех академиков-профессоров, рецензентов два штуки – и не помогло это автору – перемудрил он в своем желании оригинально донести до читателей ответ на столь сокровенный вопрос – что же является залогом долгожительства книги.

    Попытка перевести рассуждения в форму диалогов текст не оживила, а наоборот, запутала. К тому же, эти постоянные лирические отступления на малозначимые подробности окружения беседующих, призванные создать более живую атмосферу. Далее, забегания вперед с использованием непонятных терминов, объяснение которых откладывается куда-то далеко вперед, резкие перепрыгивания с темы на тему, переходы в глубокие частности, а потом столь же резкие выныривания из них где-то в другом месте от заданного вопроса.

    Но ничего, я человек опытный в ковырянии неудобоваримых текстов и из этой не самой сдобной «булочки» все же наковырял немного изюма.

    Не думаю, что многим из вас книга попадется на глаза, а ответ на вопрос узнать интересно. Ну что же, посмотрим, что же Сорокин в своих рассуждениях хотел донести до читателя?

    Первое – любую книгу нужно рассматривать как триединство: читатель-книга-автор. Причем, именно в такой последовательности, отталкиваться не от автора, а от читателя. Поскольку именно читатель является средоточием содержимого и именно из него книга (по сути – лишь крючок на леске) вытягивает один за другим живущие в самом читателе образы. Вот тут автор и начинает сыпать терминами – типа «мнема», «энграмма», кои соответственно являются «вместилищем» и «расшифровкой» образа. Подводит свои рассуждения под новую дисциплину «библиопсихология» (вы такой еще не знали? Ничего, есть еще, например, «поэтическая биология») Упоминает имя Николая Ивановича Рубакина – как первопроходца вышеназванного направления.

    Далее Сорокин долго рассуждает, каким образом те или иные мыслимые миры текстов ложатся на мысленные поля нашего сознания. Как получается, что одни и те же тексты вызывают у разных людей совершенно разные впечатления. И никогда нельзя быть уверенным, что, даже рассказывая о своих впечатлениях одними и теми же словами, разные читатели подразумевают одно и то же – точно так же, как нельзя быть уверенным, что ваш красный цвет и мой красный цвет идентичны в наших восприятиях. В итоге получается, что каждый читатель ищет и находит в книгах прежде всего себя самого.

    Правда, ответа на вопрос из заглавия книги мы пока так и не видим. Дальше автор, кратко упоминая такой писательский прием, как диалог между книгами (безусловно делающий их, благодаря сцепке между собой, взаимно более живучими), сразу переходит к весьма своеобразной классификации текстов, а именно: светлые, активные, простые (жесткие) и веселые, красивые и усталые, печальны и сложные и, наконец, смешанные. Для уточнения классификации он пишет, что, например, «светлые» тексты – это о неповторимости всего живого, допустим, хокку. А в «усталых» текстах рассказывается о бедах и неудачах.

    Как можно более глубокой смешанностью текстов, их способностью откликнуться на большее число эмоциональных запросов читателей, книги и делают себя более жизнестойкими.

    По мнению автора, существует и такая «защита» книг, как имя ее автора. Эксперименты, в которых одни студенты читали «безымянные» фельетоны, а другие – фельетоны якобы авторством Булгакова, Зощенко, Тэффи, показали, что вторые имеют гораздо больше шансов на высокую оценку (удивительный факт, правда, ведь?)

    Ну и дальше пошли рассуждения, о целом ряде факторов, непонятно, то ли способствующих выживанию книг, то ли препятствующих ему.

    Например, о книжных загадках. Вот, например, отсылка названия «Над кукушкиным гнездом» к английской считалочке из эпиграфа к книге «кто-то пролетел над востоком, кто-то – над западом, кто-то – над кукушкиным гнездом» (нашел английский вариант, действительно – считалочка в рифму - "one flew east, one flew west,One flew over the cuckoo’s nest"). Получается, что летящий над гнездом кукушки – это тот, на которого падает выбор считалки, кому суждено водить в данной игре. Ну что же, это многое добавляет к значению названия книги Кизи.

    Ну и есть общирные рассуждения о значении звукосмыслового восприятия слов. Например, что озеро Зиппег должно иметь скалистые и угловатые берега, а озеро Эвелоуп – равнинные и округлые. Или например, что буква А – густо-красная, Е – зеленая, а И – синяя.

    Какой же можно вывести из столь разрозненных рассуждений автора?

    Лучше всего дать финальное слово ему самому:

    «… книги живут когда мы их читаем, и до тех пор пока мы их читаем… пока ищем в них и находим самих себя, свои состояния и качества… если эти качества мутнеют, становятся размытыми – книги начинают умирать… когда психологическая оболочка книги становится для нас полностью непрозрачной и чужой – книга умирает окончательно. Но для этого нужно долгое время. Книги умеют защищаться: многообразием и глубиной своего психологического мира… своими перекличками… словесной оболочкой – перекличками между звуком и смыслом, звуком и цветом... Книги живут, если авторы их были послушны закону поэтической биологии. Живут до тех пор, пока воздух и музыка не становятся иными… и т.д.»

    Вот так. Много ли способны понять из такой книги старшеклассники, не знаю. Советская школа готовила, как по нынешним временам, так очень мыслящих выпускников, но не уверен, что настолько. В любом случае, если книга все же встретится вам где-либо, полистайте, вдруг именно для вас она окажется тем самым идеальным наложением ее мыслимого мира на выше мысленное поле, как на то уповал ее автор.









    • у кого-то уже было про внутренние библиотеки, не помню, у кого...и еще похожие куски в, если не ошибаюсь , Как читаются книги . Но про красную А и зеленую Е... это, конечно, шедеврально). Хотя... звук - волна, цвет - волна... думаю, что особо замороченные старшеклассники одолели бы эту книжку. Мнемы и энграммы их бы не напугали).
      ответить   пожаловаться
    • У Мендельсунда есть книга "Что мы видим, когда читаем", которую интереснее разглядывать, чем читать. Мне кажется, после такого научного текста (если я правильно поняла содержание книги по рецензии) она прекрасно подойдет в качестве наглядной иллюстрации.
      ответить   пожаловаться
    • Да и в этой книге иллюстраций очень много. Художник постарался максимально поддержать осмысление текста. Тут и книга с замочной скважиной и читатель с глазами в виде ключей; и много очков со стеклами в виде то картин, то заборов, то мишеней, то букв; и читатель, разобранный словно матрешка, и как бы читающий книгу на разных слоях понимания; и голова в виде колодца, куда на канате опускается вместо ведра книга и зачерпывает там глубинные смыслы.. В общем, иллюстрации тоже интересные.
      А по поводу других книг на эту важную для читателя тему, я именно из той же самой серии никогда не забуду забавные игры Евгения Клюева в его "Между двух стульев" - Муравей-Разбойник, Пластилин Мира, Чаща всего, Сундук Холодца и Ботинки Гнома ))) А также книга А. Толстых "Искусство понимать искусство". И наверно, еще десятки книг, так или иначе включающих помимо общих проблем становления сознания подростков и вопросы чтения - навскидку помню "Старшеклассникам о них самих" (по рекомендации данной книги я прочитал в юности Стендаля "Пармсккую обитель"), "Как усовершенствовать самого себя". Все-такие в годы моей юности формирование подрасатющего поколения было системным, и крупица за крупицей книги имели шанс достучаться до наших мозгов.
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, Сорокин, упоминая Н.А. Рубакина, называет и его книгу "Психология читателя и книги. Краткое введение в библиологическую психологию". Издание 1929 год. Вот интересно теперь было бы найти эту книгу - сравнить ее исходные посылы с интерпретацией Сорокина. (несколько раз корректировал комментарий - то отчество Рубакина неправильно указал, то название книги )))
      ответить   пожаловаться
    • Информация о Рубакине довольно быстро нашлась. Вот страничка с его биографией и ссылкой внизу страницы на скачивание его книги "Психология читателя и книги" (в формате HTML - можно читать через браузер).
      http://biznes-kniga.com/rubakin-n-a-psixologiya-chitatelya-i-knigi/

      Там и критический очерк Сорокина, и разделы о "мнеме", и главы о вербальной, интер- и суправербальной библиопсихологии. В общем, думаю, книговедам будет интересно.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за интересную ссылку, обязательно почитаю. Интересно, насколько эта теория соответствует современным реалиям.
      ответить   пожаловаться
    • Хотя, я вот еще подумал... В целом, школьнику читать о механизмах работы его сознания, о том, как образы воспринимаются или же рождаются в его сознании - это примерно, как по книжке учиться ходить или ездить на велосипеде. Все эти естественные для нас жизненные навыки мы приобретаем исключительно на личном опыте и на примере окружающих. Поэтому и воспринимать книги нужно, просто начав их читать - сначала простенькие сказки-рассказики, потом более сложные истории. Но читать о том, что мы мыслим прозой, или ходим, по очереди перенося вес тела на выставленную вперед ногу, для обычного человека излишне, это удел специалистов.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Боюсь, дальше так и пойдёт: далее везде!

Юбилей - это теперь 45-летие - величайшего российского актёра широко отмечалось буквально вчера на...

Интересная рецензия

В любовном треугольнике каждый угол тупой

В первой половине XX века, когда Первая мировая война уже закончилась, а Вторая мировая казалась...

Интересная рецензия

Брюки превращаются в НЕэлегантные шорты

«Артемида» — второй роман Энди Вейера, автора нашумевшего «Марсианина». Теперь вместо Марса нам...

Новости книжного мира

Скончался писатель Арто Паасилинна

В Эспоо скончался Арто Паасилинна, один из самых известных финских писателей. Об этом сообщило...