Рецензия на книгу «Дорога Ветров»

Документальная книга классика отечественной научной фантастики, мыслителя и ученого-естествоиспытателя Ивана Антоновича Ефремова «Дорога Ветров» (1955, опубл. 1956) рассказывает о трех палеонтологических экспедициях в Южную Монголию, которые состоялись под руководством автора в 1946–1949 гг. и позволили открыть в труднодоступных северных районах полупустыни Гоби обширнейшее «кладбище драконов» – ископаемых ящеров мезозойской эры. Созданное в жанре путевых заметок, повествование Ефремова изобилует картинами экзотической гобийской природы и, в частности, древних караванных дорог, давших название книге; однако путешествие, о котором ведется рассказ, совершается не только в пространстве, но и во времени – благодаря способности писателя проникать воображением в далекое прошлое и множеству научных сведений о давних геологических эпохах. Читатель, знакомый с малой прозой Ефремова, наверняка увидит в его «гобийских заметках» примечательные параллели с рассказом «Олгой-Хорхой» (1944) и повестями «Тень минувшего» (1945) и «Звездные корабли» (1947), в которых художественный вымысел столь же органично вырастает из строгой документальности и является оригинальным продолжением смелых палеонтологических гипотез. Показать

«Дорога Ветров» Иван Ефремов

В 1946 году экспедиция Академии наук СССР отправилась в Монголию на поиски ископаемых останков динозавров, которые местное население величает "костями дракона". Непростая задача - найти в огромной пустыне Гоби точечные местонахождения по туманным ориентирам коллег-предшественников, рассказам путешественников и слухам среди местных кочевников. Однако разведка увенчалась успехом, были обнаружены несколько кладбищ доисторических ящеров и млекопитающих, что позволило организовать в 1947-49 гг. более масштабные исследовательские работы. Обо всем этом и рассказывает в своей книге "Дорога ветров: Гобийские заметки" начальник экспедиций - заведующий отделом древних позвоночных Палеонтологического института профессор И.А. Ефремов.

«Верблюды обслуживали великие караванные пути из Центрального Китая в его западные провинции и в Россию. Эти пути пронизывали насквозь всю Монголию именно по южной, гобийской, части страны и в совокупности носили название "Ветровой Дороги", или "Дороги Ветров"»

Участники экспедиций передвигались, конечно, уже не на верблюдах, хотя однажды для извлечения драгоценных находок из особо труднодоступной местности пришлось привлечь и этих животных. Но в остальное время все переезды и маршруты совершаются на автомашинах, на долю которых приходится столько тягот, поломок и подвигов, что они становятся полноправными членами команды. Ефремов даже перечисляет их в конце по номерам (на протяжении книги они фигурируют под данными им именами типа "Дракон") в знак уважения.

В случае незнакомства с геологическими и некоторыми другими названиями можно заглядывать в краткий словарик в конце книги. Совсем специфических терминов, впрочем, не так много, как может показаться. По крайней мере, для меня в словаре нашлись все слова, которых я не знала.

В предисловии автор честно предупреждает:

«Сначала мне хотелось написать книгу о советской научной экспедиции, рассказать о самоотверженном труде коллектива ее участников. Однако обилие наблюдений в никем еще не описанных местах своеобразной и необычной географической области мира заставило меня отклониться от прежнего плана. Настоящую книгу следует рассматривать как заметки путешественника, знакомящие читателя с интересной областью Центральной Азии, а также с некоторыми достижениями советской палеонтологической науки.»

Действительно, книга почти целиком состоит из описаний природы, ландшафта, цветов, форм и материалов, проходящих перед глазами путешественников. И из-за этого примерно первую четверть книги я читала невероятно медленно. Сперва я даже не могла поверить: один из самых любимых писателей - и так трудно идет?! Но, проанализировав проблему, я вынуждена была признать, что это моя вина. Разбаловалась. "Обленила" воображение. Ведь как сейчас? Смотришь на фото (или фотографируешь сам) - и все сразу видно, в красках и подробностях, с любых ракурсов! И если способность описывать словами увиденное еще более-менее нормально функционирует, то способность воспринимать такие описания - а речь-то все-таки не о привычном и легко встающем перед глазами пейзаже - постепенно впадает в спячку. Не могу говорить за всех, но мне потребовалось ощутимое усилие, чтобы не лезть в Интернет за фотографиями Гоби начать видеть картины в голове. Зато потом я просто провалилась в книгу и не могла оторваться. То ли с восприятием пейзажей дело наладилось, то ли повествование оживилось, то ли оба фактора сразу... Чтобы понять определенно, нужно перечитать. И я это непременно сделаю, но не сейчас (а пока пришлось поставить "четверку", т.к. ощущение сложночитаемости, увы, все-таки повлияло на общее впечатление).

Помимо рассказа о тех краях, где не только в то время, но и сейчас, думаю, мало кто бывал, в книге все же много места занимают трудовые будни участников экспедиции (палеонтологов, геологов, шоферов) со всеми их трудностями и радостями, обсуждения и предположения, разъяснение технических аспектов изъятия окаменелых костей, разные случаи - как забавные, так и серьезные - в палаточном лагере.

«Каждый вечер из той или другой палатки раздавался вопль: "Яя-аан Мартынович!" Эглон брал длинный пинцет и банку, отправлялся на место происшествия и водворял очередного скорпиона или сольпугу в банку со спиртом.»

Нашлись страницы и для научно-исторических экскурсов, и для размышлений, надежд и разочарований, и для заметок о быте населения Монголии. Замечательно, что после монгольских наименований, которыми изобилует книга, приводится перевод. Это же песня, а не названия! Скалистый хребет Гурбан-Сайхан ("Три Прекрасных"), гора Арца-Богдо ("Можжевеловая Святая"), обрыв Баин-Ширэ ("Богатый стол"), впадина Халдзан-Шибуту ("Лысая узость").

«Названия гор в Монголии - пережитки древнего пантеистического шаманизма, оставшегося бытовать и ассимилированного буддизмом, который сумел отлично использовать бесчисленных богов и чертей первобытного, запуганного силами природы мышления. При подобострастном отношении древних путников к горам, посылавшим то необоримые ветры, то снег и жестокую стужу, то гибельные ливни, подлинные имена гор нельзя было произносить и они были забыты. Поэтому самые большие горы до сих пор носят "обобщенные" названия: Сайхан, Богдо, Хаирхан - Прекрасный, Святой, Милостивый, к которым добавляется какое-нибудь отличительное прилагательное.»

Запомнились также некоторые интересные мелочи, хоть и вряд ли мне доведется применить эти новые знания на практике. Так, например, я знаю теперь, что кладбища ископаемых млекопитающих и пресмыкающихся сразу можно различить по зубам)), что спасающиеся бегом травоядные "должны обязательно пересечь дорогу движущемуся близ них предмету" и что у верблюдов, наперекор всеобщему мнению об их выносливости, на самом деле тонкая душевная организация и они легко могут умереть от напряжения, попав в непривычные для себя обстоятельства.

Закончу словами автора:

«Я смотрел вслед исчезавшей вдали колонне и думал о том, что трудное путешествие обогатило не только науку, но и нас самих. Только прикоснувшись к познанию прошлого, мы можем по-настоящему понять истинную ценность жизни.»

P.S. Из Википедии: "Монгольская палеонтологическая экспедиция была одной из самых крупных и самых значительных по своим открытиям в истории русской палеонтологии".

Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!

Lemonstra

Не читала

Точно подмечено про сложность восприятия пейзажей по описанию.
А ведь сколько труда вложено, чтобы передать увиденное тем, кто никогда этого не видел...
gostinnik

Не читал

Спасибо, интересно! А верблюды - да, любвеобильные животинки)
Любвеобильные?.. Там про другие обстоятельства)) Но это тоже интересно!

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Что наша жизнь? Игра!

«Five Nights at Freddy’s» – культовая компьютерная игра в жанре хоррор, которая стала одной из... Читать далее

Начались раскопки на месте каторжного острога Достоевского

Все находки представят на выставке в честь двухсотлетия писателя. В Омске начались археологические... Читать далее

И дым Отечества нам сладок и приятен...

Некоторые люди способны заражать тебя своей любовью к чему-то или кому-то. Не успеешь прочесть их... Читать далее

Трудно стать человеком

Коллекции книг могут быть очень разными. У нас дома это, например, иллюстрированные "Алисы в... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Белый олеандр

«Белый олеандр» Джанет Фитч

"Время олеандров. Любовники, убивая друг друга, спишут всё на этот ветер."Под окном моей спальни растет белый олеандр. Его острые листья отбрасывают четкие графические тени на пол... Читать далее

JuliaStar JuliaStar3 дня 4 часа 2 минуты назад

Все рецензии

Реклама на проекте