Рецензия на книгу Сентябри Шираза

Первый, во многом автобиографический роман Далии Софер "Сентябри Шираза" рассказывает о жизни Ирана восьмидесятых годов через историю семьи процветающего еврейского ювелира Исаака Амина, вынужденного после тюремного заключения и пыток бежать из Ирана.

  • «—... Всему, брат, своё время. Время строить, время разрушать, чтобы построить заново...»

    11
    +
    «В 1979 году шах (Мохаммед Реза Пехлеви, с 1941 г.) был вынужден покинуть страну. Вернувшийся из ссылки (с 1964 г.) лидер шиитов аятолла Хомейни провозгласил Исламскую Республику Иран. В конце 1979 года обострились отношения Ирана с Ираком, которые в 1980–1988 годах переросли в вооруженный конфликт (в 1988 г. достигнуто перемирие). После смерти лидера революции Р. М. Хомейни в 1989 году избран второй аятолла — С. А. Хаменеи».

    В том же, 1979-ом, было создано «иранское элитное подразделение… стражи исламской революции… из военизированных отрядов исламских революционных комитетов».

    По приказу стражей исламской революции арестован Исаак Амин, мечтавший пообедать с женой и дочерью.

    «Календарь раскрыт; Исаак глядит, не отрываясь, на сегодняшнюю дату — 20 сентября 1981 года — на памятки: позвонить мистеру Накамуре насчёт жемчуга, пообедать дома, в 15 плюс-минус получить партию чёрных опалов из Австралии, забрать туфли из сапожной мастерской — и ничего из намеченного ему уже не выполнить. На другой странице разворота — глянцевая фотография мавзолея Хафиза в Ширазе. Под снимком надпись: «Город поэтов и роз».

    Ничего уже не выполнить, всё в прошлом, а впереди тесная комната без окон и дверей, обвинения в адрес жены Исаака (у неё выходили иногда статьи, переводы то там, то здесь. И ей в вину поставят фотографию с катка: «— А ты отдаёшь себе отчёт в том, что этот каток — пристанище греха? А твоя жена в своей статье пропагандировала его»). Даже, если Фарназ, так зовут жену Исаака, уже давно ничего не пишет, она неважно себя чувствует, часто болеет — мигрени. А вина осталась…

    Что-то похожее, только происходящее в чуть более ранние годы, я читала в романе Махбода Сераджи «Крыши Тегерана», так что — примерно понимала, что меня ждёт и о чём я буду читать, но всё равно… сжималось сердце. И всё не верилось, не хотелось верить, что это — было.

    И всё хотелось цитатами из романа передать свои мысли, свои ощущения от прочитанного, понятного о той осени 1981-го года. Вот, например: «…А сейчас, думает она, Иран стал страной доносчиков. И чтоб выжить, ты должен либо доносить, либо… либо тебе суждено исчезнуть».

    Роман «Сентябри Шираза» — о чём он? Только ли о судьбе одной еврейской семьи или о чём-то бóльшем? Об истории Ирана начала 80-х, о политике и о жизни мирных жителей страны, чьё будущее неопределённо, подчас кроваво и страшно, а настоящее наполнено тревогой за жизнь близких. Как выжить в стране, в которой запрещено спиртное, музыка, яркие афиши, разговоры (и статьи) о Западе; в стране, где людям предписана форма одежды; где запрещено всё яркое?

    Страшно! Одно слово.

    А те, кто оказались в тюрьме, что ждёт их? Пытки, и в конце расстрел у стены. Автоматной очередью прерывается чья-то жизнь… А пожилой (ему всего 58, вдумайтесь!) брат Исаак Амин, в одиночной камере, после пыток, стоя на одной ноге (чередуя, хорошо, что раковина есть) смывает кровь с избитых ног. Вот она, правда!

    …В чём его, мальчишки 16-ти лет, вина? Облил муллу красной краской. Отец его год назад убит, мать несколько месяцев в тюрьме, вот теперь и он. А в итоге? Маму расстреляли, и парнишку тоже…

    Страшно в том плане, что параллельно Далия Софер в романе «Сентябри Шираза» рисует картины мирной и спокойной жизни в Нью-Йорке, в городе на берегу океана. Где нет революции, где можно спокойно жить, не боясь быть самим собой, не ожидая, что за тобой придут, что устроят осмотр всех вещей на предмет нахождения запрещённого.

    Нью-Йорк, в котором живёт сын Исаака, Парвиз-студент. Денег из дома давно не было, но хозяин комнаты (в цокольном этаже) разрешил парню подождать с уплатой до того, пока не придут деньги из дома. Когда я читала, то думала, а если деньги не придут никогда, тогда что? Парвизу хозяин комнаты предложил работать у него, в шляпной мастерской пару раз в неделю. А Парвиза снедает тревога — как там его семья, как мама, сестрёнка (ей 9, она ходит в школу) и как отец, который сидит в тюрьме?

    Сочетание мирной жизни и жизни в Иране — это контраст, контраст обычаев, нравов, культур, религии, политики, житейского уклада, быта. Всё другое, всё, решительно всё. И читателя перекидывает-переносит от одного пласта событий к другому, от одной главы к другой. И всё больше душа пугается, прячется, всё больше хочется тепла, дабы отогреться от прочитанного ужаса, придти в себя от того кошмара, в который я погрузилась…

    С момента начала романа и до финала — один год! Год — вдумайтесь, но сколько всего произошло за это время, сколько различных испытаний и страданий выпало на плечи героев. Да, финал счастливый, но в него ещё нужно поверить, принять, осознать. Я поверю обязательно, но не сейчас, когда душа ещё опалена страданиями семьи Амин, не сейчас, когда кажется, что всё рассказанное правда, и я была свидетелем.

    Глубокий, страшный по силе роман; роман, который не отпускает от себя, роман, который пугает до внутренней дрожи, до желания закрыть книгу и переключиться на что-то весёлое и лёгкое (что я и делала временами, когда становилось совсем не в моготу).

    Стоит ли его читать, как и рекомендовать кому-то? Думаю, да, чтобы узнать одну из историй современного Ирана.

    Прочитано в рамках осенних сезонных чтений «Обязательный для всех. Книга, в названии которой есть «школьные» слова (школа, учеба, урок, лекция, парта, школьный звонок, ученик, учитель, портфель, сентябрь и так далее, а также производные от этих слов)»









    • "...когда кажется, что всё рассказанное правда" - наверное, правда, может только имена героев изменены, или может события взяты понемногу из разных уголков жизни того времени и смешаны в какой-то конкретной семье. Реальность иногда более жестока, чем людская фантазия.
      ответить   пожаловаться
    • Наверное так и есть, и смешаны в одной семье, и думаю ещё, что таких историй было много.
      Ты права - реальность во многом гораздо страшнее любой фантазии...
      ответить   пожаловаться
    • Благодарю за рецензию, но пожалуй это не моя книга, слишком морально тяжелая. На нее надо прямо настроиться...
      ответить   пожаловаться
    • спасибо, что заглянула.
      Да, ты права - на книгу нужно настроиться, войти в ритм её истории...
      ответить   пожаловаться
    • Мне для кругосветки пригодится. Иран .
      ответить   пожаловаться
    • Читайте, думаю, книга вам понравится.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Дневник молодой актрисы

Крымские дневники Фаины Георгиевны Раневской были обнаружены случайно. Все началось с...

Новости книжного мира

Мураками отказался от номинации на альтернативную Нобелевскую премию

Писатель Харуки Мураками заявил, что хотел бы избежать внимания СМИ и сосредоточиться на...

Новости книжного мира

Писатель и журналист Александр Раков умер в Петербурге

Писатель и журналист Александр Раков скончался на 71-ом году жизни в Северной столице. Об этом...

Заметка в блоге

Кошмар дизайнера: худшие обложки

Некоторым людям следует на законодательном уровне запретить подходить к графическим редакторам ...