Рецензия Игорь и Стас на книгу Осень патриарха

Диктатор неназванной латиноамериканской страны находится у власти столько времени, что уже не помнит, как к ней пришел. Он - уже и человек, и оживший миф, и кукловод, и марионетка в руках Рока. Он совершенно одинок в своем огромном дворце, где реальное и нереальное соседствуют самым причудливым образом.
Он хочет и боится смерти. Но… есть ли смерть для воплощения легенды?
Возможно, счастлив властитель станет лишь когда умрет и поймет, что для него "бессчетное время вечности наконец кончилось"?

  • Разрушение субъекта и мифотворчество в романе Г.Г. Маркеса «Осень патриарха»

    8
    +
    В начале 1970х годов американский лингвист Хейден Уайт выявил пять троп, которые присутствуют в научных текстах: 1. Романс. 2. Трагедия. 3. Комедия. 4. Сатира. 5. Эпос. Сатира является осмеиванием романса, трагедии и комедии, а фактически деконструкцией текста, выявлением дискурса (осознанно или неосознанно) и разрушением творящего субъекта. Эпос представляет собой создание новой мифологии.

    Эти тропы характерны не только, и даже нисколько научной литературе, а скорее литературе художественной. Основные сюжеты, на которых строиться литература, были сформированы более 2,5 тыс. лет назад в Ветхом Завете. В основном это проблемы смысла жизни человека, и в этом плане современные писатели не придумывают ничего нового. Не стал и исключением Г.Г. Маркес.

    Название произведения сначала отсылает нас к понятию патриарха, как главы рода (отсюда государства). Однако Маркес играет с нами, так как здесь неопределённо даётся намёк на библейских патриархов (Адама, Ноя, Авраама). А в романе есть табу на произношение имя патриарха (я так и не узнал, как его зовут). Третья заповедь гласит «не произноси имя Господа всуе», со временем иудеи вообще престанут когда либо произносить его. Маркес также не упоминает имя, делая тем самым фигуру патриарха сакральной.

    Никто из жителей государства не помнит уже что было до правления генерала (патриарха). Не известно рождение патриарха, он как первый человек в государстве, на Земле (Адам), возможно старше самого Господа Бога. Отсюда кстати прослеживается атеистичность позиции самого патриарха. Выходит Маркес создаёт божественного патриарха, который в свою очередь не верующий, однако является самим доказательством сакральности и божественности. Есть и другая версия: то, что Бог заключил с патриархом договор на правление (Аврааам), на такое долгое, что сразу вспоминается, сколько жили люди в древности по Ветхому Завету. В сюжете романа присутствует и потом (стихия, ураган), а правитель как спаситель всего живого (Ной).

    Бендисьон Альварадо – мать патриарха, она удивительный персонаж. Здесь автор отсылает нас к Деве Марии. Это особенно выявляется после её смерти, когда сын хочет провести её канонизацию, по причине святости и чистоты его матери в миру, но не по причине того что она мать повелителя страны. Однако именно по святости сделать это не удаётся, а все чудеса, которые творили мощи Бендисьон Альварадо, оказываются мифом.

    Маркесу удаётся добиться и специального восприятия времени. Сюжет разворачивается будто не во времени, в не ком условном времени, с условными героями и событиями. Иногда для остроты ощущения автор упоминает реальную местность (Карибское море и др) и реально существовавших личностей.

    Отсутствие глав и редкое деление на абзацы не только делает роман менее динамичным, но и по структуре создаёт подобие ризомы: есть некая форма, внутри которой символический лабиринт связей без чётко выраженного центрального сюжета. Это порождает неожиданные различия реальности и мифа. Таким образом, в романе происходит отказ от принципов историзма и детерминизма.

    Мифотворчество заключается также в понятии нормы. Все действия героев абсолютно нормальны, и нет осуждения, ни морального, ни эстетического, ни какого другого. Маркес пишет и о прекрасном и о грязном (напр. как человек умирает в собственном дерьме). Многих читателей это отпугивает и тем самым они не принимают беспринципность писателя и создают неосознанно догматический миф романа.

    В романе отсутствует авторское начало. Происходит деперсонализация роли, которая ведёт повествование. Читателю сложно уловить чьи слова он сейчас читает, если повезет, то можно заметить мысли самого Маркеса. Это во многом достигается почти полным отсутствием прямой и косвенной речи, речь будто замурована в сам текст.

    По мнению постструктуралиста Мишеля Фуко власть является неким знанием. Маркес великолепно показывает, что глава государства – это отсутствие знания, а профессиональная бюрократия – это сосредоточение знания. Наивность правителя не делает его кровожадным, он большой ребёнок, а диктатором, который управляет государством является бюрократия. Она и народ создали миф о правителе, который правил сотни лет, но которого возможно никогда и не было.

    Позже Жан Франсуа Лиотар назовёт это метанаррацией, когда власть превращает знание в миф.






    • Великолепная рецензия.
      Практически каждый из Ваших отзывов заставляет меня добавить очередную книгу в список "хотела бы прочитать". И Маркес не исключение, предчувствую большое наслаждение от прочтения "Осени патриарха".
      ответить   пожаловаться
    • Большое спасибо! я очень рад это слышать:)
      ответить   пожаловаться
    • только неплохо было бы тщательней вычитывать и запятые ставить, а то получается, что книга не для всех и не попсовая, а рецензия написана так, как будто у вас проблемы с грамматикой) просто для более приятного чтения удобней, чтобы было грамотно. а вообще вы хорошо разобрали текст и проанализировали, почти до мелочей.
      ответить   пожаловаться
    • очень понравился Ваш анализ произведения - интересно и не надуманно, разве что чуточку претенциозно :)
      ИМХО лучшая из представленных рецензий на это произведение Маркеса. Спасибо!
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

"В ней много воды"

Книга, подобная небольшой речке, чье течение легко и неспешно поначалу, но, по мере приближения к...

Новости книжного мира

Сегодня, 25 июня, в истории

В этот день родились: 1852 — Николай Гейнце (ум. 1913), прозаик, журналист и драматург. 1884 —...

Интересная рецензия

Никогда не позволяй себя топтать.

"Никогда не позволяй себя топать"- именно такой совет дал отец перед смертью своему сыну...

Обсуждение в группах

Выбираем книгу июля

Пришло время выбрать книгу июля, голосуйте активно и может выиграет именно та книга, которую хотите...