Рецензия на книгу Хроника объявленной смерти

ХРОНИКА ОБЪЯВЛЕННОЙ СМЕРТИ - повесть Маркеса, написанная им в 1981 году, новаторская по форме, в ней повествование как будто движется от конца к началу.
Судьба, которой нельзя избежать. Рок, довлеющий над человеческой жизнью. Убийство, которое не должно было произойти... но произошло. Человек обречен на смерть - и все вокруг знают, что ему предстоит умереть.
Никто не хочет этой смерти - и, прежде всего, сами будущие убийцы. Они делают все, чтобы их остановили. Но... ход событий уже не повернуть вспять.
Эта повесть легла в основу одноименного фильма с Рупертом Эвереттом в главной роли.

  • Спасите жертву или ее убийц - хоть кого-нибудь

    16
    +
    Я тут читала Диккенса и подумала, что любимый автор - это неспособность в определенный момент объяснить, чем тебе нравится одна конкретная его книга - неизбежно объясняешь, чем тебе нравится автор целиком. Но если с британцем Диккенсом дедукция еще возможна, то с колумбийцем Маркесом нет, потому что то общее, у автора, от чего следует двигаться к частному, в одной конкретной книге, это нечто столь абстрактное и магическое, что и закономерностей нет никаких.

    С Маркесом просто попадаешь в другой мир. Иногда он создан из уже знакомых якорей - Макондо, полковник Аурелиано Буэндиа, еще что-то более-менее уловимое - персонажи, явно уже мелькавшие где-то в других книгах, так как созданы на одних и тех же прототипах. Но иногда он состоит из менее понятных вещей, например, латиноамериканского мироощущения. Небольшой городок, населенный людьми с этим самым мироощущением, которое русский читатель зачастую может только принять, но понять целиком и полностью никогда. Между тем, не понимая маркесовского видения жизни, приниматься за небольшую повесть “Хроники одной смерти, объявленной заранее” - дело безнадежное.

    Сюжет построен на том, что убит некий молодой человек Сантьяго Насар, а его лучший друг, пишущий хроники, развертывает события предшествующие убийству, выясняя, почему все в небольшом городке знали о том, что убийство произойдет, но ничего не сделали. Наверное для любого другого автора такой сюжет был бы либо слишком простым, либо слишком вычурным, либо еще что-то пошло не так. Но Маркес, кажется, знал о смерти что-то особенное, отличающееся от всеобщих представлениях о ней. К тому же смерть в этой книге сплетена с роком, принимающим порой вид неблагоприятных человеческих качеств.

    Ощущение того, что с любой книгой Маркеса попадаешь в его мир и то, что в этом своем мире он знал что-то неведомое всем остальным о смерти, появилось у меня из-за того, что во время чтения этой небольшой повести, мне вдруг показалось, что в Макондо все еще среда, и что пахнет горьким миндалем. Нет, на самом деле действие повести разворачивается с вечера воскресенья до утра понедельника, а быстрый вторник словно подводит итоги - герой умирал дольше, чем его хоронили. Да и любовь здесь, если она вообще есть, не настолько несчастна, чтобы обращаться к столь радикальным методам. Но тем не менее, скорее неслучившаяся любовь послужила причиной трагедии, а смерть идет к герою так долго и неизбежно, что словно не о смерти объявили заранее, а он сам умер заранее. К тому же, то как все вспоминают о тех событиях, роднит Сантьяго Насара с горемычным ненавидимым доктором. Также, странствия Сантьяго и его смерти напоминают о путешествии Леопольда Блума - каждая точка путешествия не только, то чем кажется.

    И эта книга, в конце концов, оказывается не только тем, чем кажется. Несмотря на то, что Маркес здесь как-то удивительно немногословен и прямолинеен, несмотря на то, что это именно хроники - друг описывает события, позволяя себе лишь два допущения - убийцы не хотели убивать, и Сантьяго был вовсе не виноват в том, за что его убили - небольшая повесть оказывается чересчур многогранной. Во-первых, сам сюжет о смерти, о ее неотвратимости, о роке и связанных с ним случайностях: почему Сантьяго вышел через парадную дверь, почему на пути обратно дверь оказалась закрытой, почему те, кто могли предупредить Сантьяго, о замышляемом не узнали, как и сам Сантьяго, и еще много разных почему, посвященных случайностям. Во-вторых, вопрос чести, который как я увидела в разных отзывах, многих заботит, хотя лично для меня, это часть рока и того самого мироощущения - пошли убивать, потому что не могли не пойти. В-третьих, то что происходит с повествованием из-за временных скачков - мы то находимся во времени, когда Сантьяго уже убит, то вот-вот будет убит, то много лет спустя, словно кто-то беспорядочно тыкает во временную ленту просмотра, заставляя нас смотреть фильм каждый раз с любого эпизода. Но несмотря на нелинейность времени, мозг все равно воспринимает все последовательно, подставляя новый эпизод на свое место: вот события много предшествующие трагедии, вот воскресенье, вот уже понедельник, вот вторник, а вот много лет спустя. Однако некоторая магия все-таки проникает в восприятие книги из-за такого временного повествования.

    Я надеюсь, что из моего отзыва ни у кого таки не сложится никакого впечатления о книге, ибо при чтении, вы все равно столкнетесь с чем-то другим. Мне лишь хотелось собрать в кучку что-то едва пойманное во время прочтения.









    • Ничего не поняла про книгу, зато видно, что ты любишь автора)))
      ответить   пожаловаться
    • Отлично) значит все ок) люблю, но странною любовью)
      ответить   пожаловаться
    • Даже не слышала о такой книге у него...но « всё не то, чем кажется» всегда интригует.
      ответить   пожаловаться
    • Мне кажется, у Маркеса надо сначала романы и рассказы читать, потом уже повести) так что может и вовремя услышали)
      ответить   пожаловаться
    • А я читала под названием "История одной смерти, о которой знали заранее".) Меня еще тогда название привлекло.
      ответить   пожаловаться
    • Честно говоря, перевод мне не очень понравился.
      Как я поняла, переводчик профессиональный с испанского. Просто увлекся языком и решил перевести, много лет работал. Но мне показалось маркесовской сочности здесь нет...
      ответить   пожаловаться
    • Хм, а вот название "История одной смерти, о которой знали заранее" и правда как-то лучше звучит.

      "Маркес, кажется, знал о смерти что-то особенное, отличающееся от всеобщих представлениях о ней" - вот с этим я согласна. С каждой прочитанной книгой подозревала Маркеса в этом....



      ответить   пожаловаться
    • Я вообще не понимаю, зачем при переводе менять название, к которому читатели уже привыкли. Помню, много времени прошло, пока я поняла, что Недобрый час и Проклятое время - это одно и то же...
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Цепочка добра от Алекса

Заметка могла бы еще называться: "Как я испортила Алексу настроение" или...

Интересная рецензия

В жёлтой жаркой Африке

Этот книжный марафон я начинала в январе с Хаггарда, с книги «Дочь Монтесумы». Так что было вполне...

Заметка в блоге

Компотный приз Автостопом из Владивостока

Немножко поздно, но пришло время похвастаться призом, доставшимся победителю Литературного компота...

Новости книжного мира

Сегодня, 10 декабря, в истории

В этот день родились: 1745 - Томас Холкрофт (англ. Thomas Holcroft, 10 декабря 1745 — 23 марта...