Рецензия на книгу Мемуары младенца

Все наши тараканы родом из детства. Когда-то они бегали, невидимые, рядом с нами в подгузниках на кривеньких ножках, а потом повзрослели. Автор бестселлера "Записки неримского папы" Олег Батлук, насмотревшись на малолетнего сына, отправляется в ностальгическое путешествие на встречу с тараканами своего детства. Юмористический сборник переносит читателя в атмосферную эпоху советского застоя, где застоялось все, кроме Олега Батлука, растущего перпендикулярно линии партии. Под сенью раскидистых бровей Брежнева разворачивается скромная эпопея взросления близорукого мальчика, которого в Древней Спарте скинули бы со скалы в числе первых. Не рекомендуется лицам с частыми приступами икоты по причине повышенной концентрации шуток и гэгов.

  • Чей ребенок идет в стену?

    6
    +
    Вторую книгу Олега Батлука я захотел, наткнувшись на предварительный анонс. Едва ее дождался. Пройти мимо продолжения книги, которую я назвал четвертой в топе прочтенного в челлендже двух лет, было невозможно.

    Да, по сути это не продолжение. На сей раз Батлук публикует не зарисовки, подсмотренные за сыном, а вспоминает свои детство и юность. Главное: это тот же стиль – идеальная смесь художественного языка, удивительно разнообразной лексики, уморительного юмора и душевной теплоты.

    «Шест – это мощное боевое оружие, если умело с ним обращаться. Об этом не понаслышке знают мастера восточных единоборств и стриптизерши».

    Отличие от «Записок неримского папы» одно: вместо проникновенного восторга и умиления новорожденным сыном здесь на первое место выходит самоирония. Самоирония –основной ингредиент в этом роскошном блюде, щедро сдобренном приправой острого юмора.

    «Преподаватель начал рассказывать отцу о том, какой я сложный ребенок, какой лиричный, какой мыслящий, какой ищущий и даже сомневающийся. И все в том же духе. Папа периодически испуганно оглядывался на меня, стоящего поодаль, сверяя оригинал с интерпретацией педагога. По словам отца, я во время их беседы хомячил огромное яблоко. Немытое.

    На словах учителя о том, какая я невероятно глубокая и тонкая личность, я закончил есть яблоко, рыгнул и выбросил огрызок в окно».

    Надо ли уточнять, кто «впоследствии еще долгое время фигурировал среди учителей и родителей под кодовым наименованием «ребенок, идущий в стену». В прекрасном японском это наверняка называется одним красивым словом, вроде «камикадзе».

    Вообще в плане юмора проза Батлука похожа на качественные стендапы: небольшая затравка, обрисовывающая ситуацию, а потом с каждой фразой все смешнее и смешнее как снежный ком. И ни одну фразу не выдернешь: без контекста не понятно. В этом проявляется незаурядный талант рассказчика Батлука, тот самый пресловутый сторителлинг. Откроешь и невозможно оторваться.

    И знаете, автору веришь, что все это его реальные события. Лишь пару раз ловил себя на мысли, что вот этот конкретный случай слишком смахивает на байку.

    «Антагонисты в мультфильмах той эпохи были всегда привлекательнее протагонистов. Положительные герои вызывали отрицательные эмоции. За ними не хотелось идти даже до следующего столба, не то что до конца. В моем случае это наиболее ярко проявилось с «Ну, погоди!». Я от всей своей чистой детской души желал Зайцу смерти. Причем мучительной. Я не понимал, какого лешего этот гиперпозитивный хмырь докопался до несчастного Волка».







Интересные посты

Новости книжного мира

Выйдет приквел «Голодных игр»

Сьюзен Коллинз, автор трилогии «Голодные игры», объявила, что пишет приквел истории. Новый роман...

Новости книжного мира

Сегодня, 19 июня, в истории

В этот день родились: 1623 — Блез Паскаль (Blaise Pascal) (на фото), французский математик, физик...

Обсуждение в группах

Ищу книгу

Подскажите, возможно кто-то встречал: Книга в мягком переплете, синего цвета, широкая по...

Заметка в блоге

По правилам и без

Это отрывочек из книги воспоминаний Ирины Одоевцевой "На берегах Невы". Самое начало, где...