Рецензия Corvus cornix на книгу Санта-Хрякус

Хо, хо, хо. Здравствуйте, маленькие индивидуумы. Вы хорошо вели себя в прошлом году? Да, да, я тот самый Санта-Хрякус. А это мой эльф Альберт. А это мои верные кабаны-скакуны: Клыкач, Долбила, Рывун и Мордан. Коса? Да нет, это мой посох. Кости? Просто я немножко похудел. Бледный как смерть? Я же сказал, я - Санта-Хрякус, а вовсе не смерть.
Вот ведь настойчивые маленькие личности... и я вовсе не ваш папа. Думаете, ваши папы только и мечтают как бы полазать по каминным трубам? В общем, подарки в чулке, а я пошел. Мне еще пол плоского мира облететь нужно.
А тебя предупреждаю: еще раз повесишь на камин наволочку, вообще ничего не получишь.
Счастливого страшдества! Всем. Везде.
А, да, чуть не забыл... Хо. Хо. Хо.

  • «Боги не умирают. Во всяком случае, окончательно...»

    14
    +
    Пратчетта любят называть мастером юмористического фэнтези, и это так: читаешь и хохот на всю квартиру, пытаешься сдержать смех — ничего не получается, и домочадцы уже спешат прочесть именно эту книгу.

    Но за всем юмором стоят серьезные темы. Тема веры. Тема детства. Тема власти. Именно так. Почему? Некоторые правители, президенты, парламенты спешат переписать истории, все переделать под себя, сделать черное белым, белое - черным и первым делом они берутся за детей. Дети доверчивее, наивнее, они еще не знают жизни, нет тех фильтров, барьеров, которыми взрослые могут отфильтровывать гадость. А что если внушить детям определенные мысли — став взрослыми они создадут определенное будущее.

    « - Дети... И как до такого можно было додуматься? Но сегодня — дети, завтра — весь мир.

    - Дайте мне ребенка, которому еще не исполнилось семи, и он мой навек, - возвестило одно из одеяний».

    « - Наш долг — избавить вселенную от всякой сентиментальности, - сказал один. - И нам будут только благодарны, когда все откроется». Не правда ли очень похоже как политики прошлого, настоящего да и, боюсь, будущего тоже, решали-решают за большинство, выдавая свои идеи за желания народа.

    Вера, как и человечество, развивается, адаптируется, а кому-то приписывают совершенно иные качества.

    « - Но это все не так! Всем известно: Санта-Хрякус — веселый толстяк, который раздает подарки детям! - воскликнула она.

    - Сейчас — да, но не раньше. Сама знаешь, как бывает, - сказал ворон. ...

    - Ну, типа курсов переквалификации, - пояснил ворон. - Даже боги вынуждены шагать в ногу со временем.»

    В книге появляется Дед Мороз, но дарит он не подарки, а папоротниковые узоры на окнах (у восточных славян примерно так и было, только не рисовал узоры, а вызывал морозы, позднее этот образ смешался с образом Николая Чудотворца, а окончательно сформировался в нынешнем виде в советские 30-е годы). Санта-Клаус так же имеет прототипом Николая Чудотворца, образ Клауса трансформировался в след за религией (реформацией, контрреформацией...), а если еще глубже капнуть, то можно найти его следы и в язычестве.

    «Можно ли считать Санта-Хрякуса богом? А почему бы, собственно, и нет? В конце концов, жертвоприношения налицо. Те же херес и пирог со свининой. И заповеди имеются. Хороших детишек Санта-Хрякус награждает подарками и всегда знает, как ты вел себя в прошлом году. Много всякого приятного происходило, главное было верить....»

    Смерть в костюме Санты. Смешно, но и очень философски. Санта — праздник, веселье, ЖИЗНЬ! Нет жизни, не будет смерти. Смерть — это тоже состояние, а не конечная точка. Смерть добавляет жизни девочке. «САНТА-ХРЯКУСУ МОЖНО. ОН ВЕДЬ РАЗДАЕТ ПОДАРКИ. НЕТ ЛУЧШЕГО ПОДАРКА, ЧЕМ БУДУЩЕЕ». Дети — будущее, которое однажды станет настоящим.

    Санта-Клаус — мифологический персонаж, как и Дед Мороз — образ добрый, который прочно вошел в культурную традицию многих народов. Дети отождествляют их с добром, как в сказках, где они безошибочно определяют хороших и плохих. Конечно, в жизни не все бывает так однозначно, но именно в детстве мы получаем определенные маркеры, с помощью которых разделяем людей, события, чувства на плохие и хорошие, во всяком случае можем хоть как-то ориентироваться.

    Я долго пыталась сама подобрать подходящие слова, характеризовавшие бы творчество Пратчетта, мне попалось предложение, которое точно отражает мое понимание его книг: «Сатира тут гораздо шире просто юмора: она вырастает до философских высот, часто обращается в иронию, не боится трогать священное — богов, жизнь, смерть, - но не из легкомыслия, а наоборот, потому, что относится к ним и к возможности говорить о них очень серьезно...» (Николай Эппле).

    Пратчетт был способен заставить читателя посмотреть на вещь, предмет, явление с другой стороны, под другим углом, заставить задуматься над привычным и обыденным, точнее проявить интерес и докопаться до истинного смысла. Корни его фэнтезийных выдумок: мифологические, исторические, общечеловеческие ценности. Санта-Хрякус — это не рождественское чтиво, это не о банальном спасении рождества в лице Санты. Хрякус — это символ праздника, а символ — это сосредоточение определенных ценностей. Рождество — это концентрация всего самого хорошего что может быть: добро, вера, мечты, детство, семья (представления об этом закладываются в детстве). И возможно пока это есть в мире, пока есть верящие в чудеса, надеющиеся на чудо, мечтающие — может для этого мира еще не все потеряно.

    Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!
    Пункт марафона: Книга из цикла*






Интересные посты

Заметка в блоге

Пляжное чтиво, или отпуск книголюба :)

Давненько я ничего не писала (зимой была последняя заметка, а потом "прогулы"))) Вот уже...

Заметка в блоге

Факты о книгах. А чего боитесь вы?

Вместе с Инстаграм каналом @bookmix продолжаю рассказывать об интересных фактах из жизни книг. Все...

Новости книжного мира

В Швейцарии нашли неизвестные иллюстрации Экзюпери к "Маленькому принцу"

Эскизы были обнаружены в старинном цюрихском здании, которое принадлежало умершему в 2018 году...

Заметка в блоге

Да, это пиво по Достоевскому

Коротаю вечер субботы с этими ребятами...