Рецензия на книгу Мелкие боги

Эта история произошла давным-давно, когда по пустыне еще бродили горящие кусты и разговаривали со случайными прохожими (человек, который имеет привычку гулять по пустыне, ничуточки не удивится, если с ним вдруг заговорит ящерица, булыжник, а тем более куст). Именно тогда церковь Великого Бога Ома ждала пришествия очередного пророка, который вот-вот должен был явиться, поскольку пророки - весьма обязательные люди и четко следуют установленному расписанию. Именно тогда юный послушник по имени Брута обнаружил в саду маленькую черепашку, которая на поверку оказалась тем самым Великим Богом Омом… А вообще, эта история про черепах и орлов, а также про то, почему черепахи не умеют летать.

  • «Богам нравятся игры — при условии, что выигрывают они»

    21
    +
    «НАПОМНИ-КА ЕЩЕ РАЗ … КАК ХОДЯТ ЭТИ МАЛЕНЬКИЕ ФИГУРКИ С ЛОШАДИНЫМИ ГОЛОВАМИ?»

    Иногда нужно пожертвовать пешкой или конем, чтобы спасти более ценные фигуры — ферзя , короля. Но есть люди, короли, парламенты, церковные иерархи, предпочитающие разыгрывать партии не на квадратной деревянной доске, а в реальной жизни и для них люди все равно что неживые шахматные фигуры.

    Фэнтези Терри Пратчетта не бывает оторвано от человеческой реальности. Каждая книга затрагивает определенные темы, это словно небольшое исследование по истории, мифологии, мировым проблемам, человеческим ценностям.

    В «Мелких богах» через историю Бруты и бога Ома поднимается тема веры, богов, развитие религии, ее влияние на ход истории и на что готовы люди, чтобы заполучить высший сан в церкви, а вместе с ним власть.

    «Богам нужна вера, а людям нужны боги. Иногда этим все и ограничивается, но иногда идет дальше. Добавляются камни, возводятся купола, на том месте, где некогда росло дерево, строится храм. Бог набирает силу, а людская вера толкает его вверх... Для некоторых только небо — предел. А кое-кого даже небо не остановит».

    Омния — страна, поклоняющаяся Великому богу Ому, здесь и храмы, и статуи Ома. Но так получилось, все стало декорацией, игрушкой: храмы есть, а веры — нет. И Великий бог Ом превратился в сухопутную черепаху, а в стране тем временем продолжаются совершаться церковные обряды во славу бога. Обряды есть — веры нет.

    «... плывешь по течению, наслаждаешься ритмом вселенной, думаешь, что все эти люди свято веруют в тебя там, внизу, иногда спускаешься, чтобы расшевелить их немного, а потом вдруг бац! … И ты черепаха... спускаешься вниз..., а оказываешься черепахой, и совершенно нет сил, чтобы перестать таковой быть».

    А вот квизиция в Омнии самое что ни на есть настоящая: только попробуй засомневаться в правильности хоть одного церковного постулата. Инакомыслие тут наказывается строго (как тут не вспомнить по истории «святую» инквизицию). «Квизиция не дает нам сбиться с пути истинного! Она трудится во славу церкви». «Кровь всегда считалась крайне эффективным моющим средством».

    Словно умелый шахматист, церковь Омнии выстраивает свою часть доски, призывая омниан на борьбу с эфебами. Собрав вокруг себя пешек, коней, слонов и мня себя ладьями и ферзями, а из бога сделав короля, требующего немедленной защиты, омнианская церковь начинает религиозную войну. По мнению омниан, уверенных в истинности своей религии, эфебы поклоняются идолам и демонам (правда напоминает, как европейские страны шли войной на якобы варваров). А там, в Эфебе, просто много богов и отношение к богам иное.

    Через весь сюжет Брута и Ом пройдут вместе. Брута, единственный верующий в него, «а не в какую-то там пару золотых рогов. И не в огромное величественное здание». Из неуверенного, слабохарактерного послушника он станет сильным, самостоятельным, думающим. А Ом, конечно, же станет снова Великим Богом, но произойдет это в тот момент, когда Бруте будет нужна больше всего его помощь. Из просто Великого бога Ом превратится в защитника Омнии, который сможет предотвратить наступательное движение объединительного союза других стран на Омнию (вернувшись на гору богов, Ом моментально объясняет богам, которые только и играют в азартные игры, что к чему и чем они на самом деле должны заниматься).

    Надо сказать, что Пратчетт в этой книге иронизирует не только над верующими, но достается и атеистам, той твердолобой их части, которая обожает на каждом шагу рассказывать о своем неверии, даже когда разговоры не касаются веры.

    «Боги только поощряют атеистов — если, конечно, ваш атеизм основательный, горячий, пламенный... Настоящий атеист посвящает неверию всего себя без остатка, всю свою жизнь он люто ненавидит богов за то, что они не существуют. Твердокаменный атеизм, сравнимый со скалой. Это все равно что вера».

    Омния — сочетание средневекового государства с крестовыми походами и инквизицией и раннехристианского общества вроде коптов, чья религия на ранней стадии была чем-то среднем между старой верой и новым христианством. «... пересечь ужасную пустыню, а ты взвешиваешь их сердца на каких-то весах... Если сердце человека тяжелее перышка, ты отправляешь грешника в ад». Здесь вспоминается древнеегипетский суд Осириса: весы, на которых боги Тот и Анубис взвешивают сердце покойного. На одной чаше весов сердце, она же душа и совесть усопшего, на другой — перо богини Маат, символ правды. Если человек вел праведный образ жизни — весы весили одинаково, если грешил, сердце весило больше. Оправданный отправлялся в загробную жизнь, а сердце грешника съедал Амат — лев с головой крокодила.

    Таким образом Пратчетт напоминает, что некогда религии приспосабливались к новым реалиям, некоторые предметы или явления прежних верований вписывались в новые условия, как, например, у нас Масленица, некогда языческий ритуал, теперь вполне согласуется с православием. Через всю книгу, писатель словно проводит читателя по всем стадиям развития всех мировых религий, которые были и которые есть.

    Сам Терри Пратчетт был атеистом, он просто не верил, точнее верил в своего Смерть. Он не был из тех, кто с пеной у рта по телевидению или по радио распинается о своем неверии, но мнения своего придерживался. «I'm an atheist, at least to the extent that I don't believe in the objective existence of any big beards in the sky. That is a religious position, by the way». - сказал в одном из интервью. Его скорее даже можно определить как гуманиста, европейского гуманиста, который верит в христианские добродетели, но не признает наличие объекта-субъекта веры.

    Пратчетт придерживаясь своей точки зрения, вместе с тем понимал и принимал, что у другого может быть совсем иное мнение. Так же и в своих книга делясь мыслями, он не морализаторствует, не пытается свое мнение выставить за истину в последней инстанции, он анализирует, рассуждает и позволяет читателю самому делать выводы.

    Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!










Интересные посты

Интересная рецензия

Удел человека в мире без иллюзий

«...бесплодна жизнь, лишённая иллюзий. Не существует покоя без надежды». ...

Обсуждение в группах

Итоги Сезона № 2 "В миллиметре от Книги Месяца"

Итак, подведём итоги! Я очень рада, что у нас так много участников, и что большинство из них...

Заметка в блоге

Год на Bookmix

Сообщение с поздравлением пришло неожиданно. В суматохе я совсем забыла про эту дату. А зря...

Обсуждение в группах

Выбираем тему мая 2020 (ФТЧ)

Фантаст-привет всем! Друзья, давайте выбирать, чо будем читать в мае! Расшифровка и пояснения к...