Рецензия на книгу Моя жизнь

"Моя жизнь" - автобиографический роман, документально-поэтическое повествование, написанное Марком Шагалом, великим художником, чья жизнь волей исторических сдвигов разделилась между Витебском и Парижем, между Россией и Францией. Перевод на русский (исправленный для настоящего издания) принадлежит Наталье Мавлевич, лауреату премии "Мастер".

  • "Дай Бог, чтобы каждый шагал, как Шагал"

    11
    +
    Шагал родился в 1887, а автобиографию свою датировал 1922 годом. То есть, из 98 лет своей славной жизни, Марк Захарович поделился с нами первой третью.

    "Моя жизнь" - это вспышки, зарисовки, воспоминания. Подкупают первые фразы: "Этакий, вообразите, бледный комочек, не желающий жить. Как будто насмотрелся картин Шагала". Первые воспоминания посвящены близким - матери-королеве, отцу, деду. Шагал описывает, скорее, свои ощущения, связанные с людьми. Образы яркие, эмоциональные. Как будто смотришь диафильм.

    "Шли годы. Никуда не денешься, пора взрослеть и делаться как все". По словам Шагала, в ранние годы он был хорош во всём: танцевать, петь, сочинять стихи, да и лицом вышел. Характер и самобытность юноши проявятся в поиске "своего пути" художника. Рождается ни с кем не сравнимый, характерный почерк.

    Здесь, в насквозь монетезированном XXI веке мне сложно представить, как Михаил Ломоносов поехал на попутной телеге в столицу, потому что его звала наука. Или как Шагал становился в нищете, предпочитая стезю художества комфорту. "Всё равно... с деньгами или без - неважно. Неужели никто не напоит меня чаем? И неужели я не найду хоть корку хлеба где-нибудь на скамейке..."

    Белла Шагал, несмотря на своё непролетарское происхождение, делит с мужем все лишения. К родным Шагал в своей автобиографии обращается прямо "Мама, вижу тебя...", "Одна ты осталась со мной..." (о жене Белле).

    С грустью вспоминает Марк Захарович первый опыт отцовства, просит у дочери прощения, рассказывает о том, как вписалась дочь в неосёдлую и почти нищую жизнь семьи художника. Действительно, сложно за яркими образами снов и картин, которые рисует Шагал в тексте, понять степень отцовской любви. Ждала, что, вот-вот, автор как-то выразит жалость или нежность и так и не поняла её. Хотя и своё отношение к трудной, безденежной жизни автор никак не показывает.

    Просто констатирует факты. Рисует нам картинку.

    Современники, художники и поэты, проходят вереницей скорее как ощущения, не образы: "На собрании поэтов громче всех кричал Маяковский... Мне больше нравился Есенин, с его неотразимой белозубой улыбкой... Возможно, поэзия его несовершенна, но после Блока это единственный в России крик души".

    В заключительной части биографии Шагал описывает свой опыт росписи стен и декораций первого еврейского театра.

    Здесь мне тоже понравились описания ощущений автора от его, если можно так сказать, коллег. Непоседа, топорщит бороду... или уравновешенный, ироничный "не Шагал".

    Как работать художнику в рождённом Советском Союзе? Не чувствует Шагал признания, а за работу, подчас не может выбить свою законную копеечку. "Ни царской, ни советской России я не нужен. Меня не понимают, я здесь чужой. Зато Рембрандт уж точно меня любит". В год окончания автобиографии Шагал с женой и дочерью эмигрировал сначала в Литву, затем в Германию. С 1923 Шагал окончательно осел во Франции.

    К книге предложено послесловие искусствоведа Наталии Вячеславовны Апчинской. Очень контрастное по сравнению с яркими картинами повествования Шагала. Но очень всё по полочкам раскладывающее.

    Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!
    Пункт марафона: Биография








Интересные посты

Новости книжного мира

Не читай - убьет!

Президент Украины Петр Порошенко своим указом N82/2019 ввел в действие решение о новых санкциях: на...

Заметка в блоге

Литературно-Голливудский Компот №11

Пришла весточка от замечательной Jina 01 в память об участии в Литературном компоте...

Интересная рецензия

Никаких «элементарно»

Об изданиях. С изданиями получилось интересно. Было их два, оба под названием «Записки о Шерлоке...