Рецензия на книгу Вокруг света на "Коршуне"

Вашему вниманию предлагается книга ВОКРУГ СВЕТА НА "КОРШУНЕ" - сцены из морской жизни.

  • Свистать всех наверх! С якоря сниматься!

    17
    +
    Имя К.М. Станюковича сегодня мало что говорит современному читателю, а ведь когда-то он пользовался широкой известностью как публицист, а ещё больше – как автор морских рассказов и повестей, и считается одним из лучших писателей-маринистов. Его собственная бурная, трудная, интересная и трагичная жизнь сама могла бы стать основой для книги или фильма.

    Будущий писатель родился в семье адмирала Станюковича, бывшего комендантом севастопольского порта и военным губернатором города. В 11 лет Константин был свидетелем обороны Севастополя, курьером при отце, подвергаясь опасности совершенно реальной, не придуманной беллетристами. Награждён двумя медалями – в 13 и в 14 лет! Дальше учёба в Пажеском и Морском кадетском корпусе, споры с отцом из-за выбора жизненного пути, почти насильное кругосветное путешествие, выход в отставку, многократная перемена места жительства и работы, публицистика и писательство, год заключения в Петропавскую крепость, ссылка в Сибирь, расстроенное здоровье, пережитые смерти детей, известность, слава, запрет на собрание сочинений в библиотеках по указанию цензуры, смерть в Неаполе и – увы – почти забвение в наши дни…

    «Вокруг света на «Коршуне» - книга во многом автобиографичная, а её главный герой Володя Ашанин – alter-ego автора, который когда-то сам невольно оказался на борту «Орла». Так и кадет Володя, мечтавший после кадетского корпуса вырваться на вольную жизнь в Петербурге, вдруг, ещё до окончания учёбы, получает неожиданное назначение на корвет «Коршун» в кругосветное плавание на 3 года. Может, другой бы и обрадовался, но наш кадет чувствует лишь: «И вдруг – здравствуйте! – мечты его разбиты» стараниями дядюшки-адмирала, в котором угадываются черты старшего Станюковича.

    Книга честно обозначена автором как «сцены из морской жизни», она не претендует на громкое звание романа, в ней нет каких-то интригующих поворотов сюжета по воле автора, зато они есть по воле самой жизни, когда морякам приходится бороться с ураганом или спасать погибающих с тонущего судна. События идут в хронологическом порядке, это своеобразный дневник долгого, часто очень трудного, но такого интересного плавания. Всегда меня восхищали люди, способные пуститься в бесконечное путешествие, не зная, вернуться ли живыми назад. Впрочем, во времена тех событий, а это 1860-е годы, для кого-то это необходимость просто заработать на жизнь, чтобы прокормить семью, ни о какой морской романтике они не слыхали, хотя и плавают по много лет. Точнее, им некогда о ней думать, а кто-то перестаёт уже замечать и красоту океана, и экзотику заграничных портов. Конечно, это матросы, трудяги моря, которым в книге уделяется довольно много внимания и к которым автор явно относится с уважением и симпатией. Или кочегары, которые у своих печей уже почти в аду, кого-то из них поднимают на палубу в обмороке и отливают водой. («Коршун» - парусник, оснащённый ещё и машинным двигателем, который глушат, когда идут под парусами).

    В книге подробно описывается распорядок дня на судне, занятия экипажа, вахты и авралы, обычные дни, когда у всех есть свои будничные обязанности. Одна из проблем, к которой автор постоянно обращается, - телесные наказания, которые на флоте были делом не только обычным, но даже и официальным, не зря у боцманов в экипировку входили линьки. На «Коршуне» всем повезло с капитаном, который призывает обращаться с матросами добром, за что на флоте получил прозвище «голубь». Здесь в Станюковиче явно просыпается публицист, т.к. и в образе капитана, и в восторженном отношении к нему и его позиции Володи и других офицеров явно сквозит призыв: вот таким должен быть первый человек на судне, вот таким должно быть отношение к матросу. И конечно, это была передовая идея, которую даже и сами матросы не все понимают (нельзя матросу без битья). Не все офицеры готовы принять эти новшества, их прозвали «дантистами» за готовность дать в зубы, пусть и украдкой.

    Фигура капитана Василия Фёдоровича выписана исключительно идеально с позиций гуманистических: внешне он не выглядит как герой, но зато человечен, заботится о команде, знаток своего дела, который никогда не уйдёт с мостика, если есть хоть малейшая опасность для людей и судна, даже если не спит вторую ночь подряд. Если нужно спасти севшее на мель судно, он готов идти на риск. И порядки на «Коршуне» невиданные: занятия с матросами грамотой, географией по глобусу, чтобы хотя бы представляли, где плавать приходится. Всё это и удивляет, и восхищает Володю. При этом подчёркивается, что далеко не все капитаны такие.

    Помимо плавания по бескрайним волнам, «Коршун» заходит и в порты, где моряки могут провести по несколько дней. Очень интересно читать о впечатлениях моряков конца XIX века, когда, например, Сан-Франциско был ещё совсем молодым, а у берегов Китая можно было увидеть бедные фанзы, а не огромные небоскрёбы. Морякам устраивают торжественные приёмы, а иногда и борт «Коршуна» приглашают официальных гостей. «Им давали обеды и от города, и в частных домах, их приглашали на пикники, на прогулки, на балы, которые сменялись один другим…русских моряков принимали с радушием и гостеприимством, отличающими калифорнийцев; везде русский гость был предметом оваций в благодарность за то, что Россия, готовящаяся освободить своих крепостных, протянула братскую руку северянам, освобождавшим негров».

    Писатель не всегда объясняет некоторые детали, считая, видимо, что описания достаточно: «выбежали малайцы-слуги, одетые в белые кобайо и пёстрые соронго, опускающиеся красивыми складками от бедёр до ступней ног». Впечатления от чтения это не портит.

    Можно судить, насколько быстро меняется язык: в те времена на жаре отдыхают в «лонгшезах», а слово «сожитель» имеет прямой смысл, «совместное жилье», сосед по каюте, равно как и «интимная жизнь» - жизнь личная, семейная, не служебная, без намёков на что-либо другое. Вообще язык здесь довольно архаичен, но в этом есть своя прелесть, как в музее.

    «Вокруг света…» - своеобразный памятник морякам, особенно военным, которые не просто совершают кругосветку ради забавы, но и должны быть готовы моментально отразить и преследовать неприятеля. Книга пронизана не только ветром и солью, но и огромным уважением к людям моря – от простого матроса до адмирала.








    • Дома у меня такой же томик, что отобразился на Букмиксе, но за всю жизнь дальше первой главы прочесть так и не смог, а попыток было по крайней мере три. Все таки манера изложения тяжеловата, или как, по вашему мнению?
      ответить   пожаловаться
    • Я честно написала, что язык архаичен, но для меня он не тяжел. Даже наоборот, сопоставлять при чтении "было" - "есть" тоже интересно. Конечно, я вовсе не настаиваю, что это захватывающее чтение.. Наверное, трёх попыток достаточно уже.
      ответить   пожаловаться
    • Сейчас прослушал 45-минутный аудиоспектакль "Под русским флагом" по двум главам "Первая трепка" и "Спасение утопающих" на audioknigi.club/ Очень неплохо, только артист за автора (Михаил Астангов) забавно переигрывал голосом - "старая школа".
      ответить   пожаловаться
    • Раз неплохо, может, и до всей книги руки дойдут) Я, кстати, некоторые книги открыла через аудиовариант, и они мне неожиданно понравились, хотя читать вряд ли стала бы когда-нибудь.
      ответить   пожаловаться
    • Я бы наверно не взялась за такую книгу, архаичный язык это не моё...
      ответить   пожаловаться
    • Прожить без этой книги вполне можно) А читать такое приятнее, чем псевдоисторическую лажу, какой много сейчас. И языковые моменты иногда забавные, но это, конечно, на любителя.
      ответить   пожаловаться
    • Читала когда-то, но была в моей жизни морская литература поинтереснее.)

      "Что касается Станюковича, то его судьба кажется мне едва ли не самой жалкой во всей русской литературе, стоит мне об этом подумать - аж плакать хочется! И дело не только в том, что он ошибся в выборе специальности и отказался от профессии моряка ради занятий литературой и прочей туфтой, а в результате его произведений теперь уже почти никто не помнит. Гораздо важнее, что этот его юношеский уход в деревню, отказ от карьеры, в сущности, противоречит еще и предназначению писателя или, по крайней мере, тому, как понимаю его, это предназначение, сегодня я."

      К.Станюковича уже за то любить надо, что "писательница" Маруся Климова его дегенератом назвала. ))
      ответить   пожаловаться
    • Да, поинтереснее есть, не спорю, но тут другие задачи были, по-моему.
      Творчеством "писательницы" Климовой я не осчастливлена, но цитата показательна, поэтому +1 к последней фразе в комменте.
      Кажется мне, что имя нарицательным становится...
      ответить   пожаловаться
    • Сижу и думаю : откуда я про него знаю? Читала что ли в детстве? Рецензия интересная. Спасибо.
      ответить   пожаловаться
    • Некоторые его книги даже экранизировали в советское время, в моей школьной библиотеке точно была книжечка "Морские рассказы".
      И тебе спасибо)
      ответить   пожаловаться
    • Отличная рецензия.Спасибо.Морская тема прошла мимо меня,ну разве только «Остров сокровищ». Автор мне не знаком,надо дома у родителей поспрашивать,почему?!
      ответить   пожаловаться
    • Благодарю) Это ведь не самый известный автор, его мало кто знает сейчас.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Добежала Марафон 2019

Ура! Я прибежала! Прибежала! Марафон закончился неожиданно, как будто из-за угла: судя по бегунку...

Интересная рецензия

Немного скандинавской прохлады в австралийскую жару.

Неплохой детектив. Во всяком случае, суровую атмосферу Скандинавии ему передать удалось, не смотря...

Интересная рецензия

Девица, севером владея…

После романа-биографии Ирвинга Стоуна «Моряк в седле» мне захотелось скорее обратится к творчеству...

Новости книжного мира

Российские чиновники отказались признать Стругацкого писателем без справки

Чиновники из комитета по культуре потребовали от инициаторов установки мемориальной доски на...