Рецензия на книгу Мор, ученик Смерти

Ему нельзя приказать. Его нельзя заставить. Смерть, Мрачный Жнец, самый остроумный и трудолюбивый злодей во всем Плоском мире, делает только то, что считает правильным, заодно с Мортимером, которого взял себе в подмастерья.

  • Песочные часы

    0
    +
    "Нет справедливости. Есть только я."

    Базовый арсенал Терри Пратчетта - невесомая ирония, абсолютная уверенность в доступности невозможного и терминальная нежность к своим персонажам (будь они трижды скелетами с полыхающими глазами, неуклюжими мальчишками с вывернутыми коленями или неприлично полными дамами в рюшечках). Плоский мир живет по сходным закономерностям с нашим, неприлично объемным, и в целом, вызывает даже больше симпатии с точки зрения логичности мироздания. Гигантская черепаха, знаменитые слоны (и прочие подпорки общественности) держат гармонию в ежовых руковицах. Уж точно крепче, чем догмы демократии и принципы добрососедства.

    На этом неритмичном балу жизни Смерть лишается статуса первородного ужаса и становится приятным знакомцем. Кривое зеркало очередного этапа. Заядлому искусствоведу он явится в красочных одеждах от Густава Климта, великому полководцу - чёрным костяным драконом, а талантливому повару - призраком с гигантским ножом наперевес. Сны заказываем Песочному человеку, любови - оболтусу с крыльями и луком, а достойный уход в иной мир - галантному скелету в плаще. И даже ему, стоящему на границе переправы душ, требуется подмастерье.

    Почему-то история Мора, ученика Смерти, отдаёт шёлком грусти с самого начала. С заголовка, с первой страницы, кажется, даже с обложки. Смешная, непринуждённая, красивая до ярчайших читательских галлюцинаций книга, но стоит её слегка приоткрыть, как становится слышно трение песчинок в бесконечных часах на стеллажах жизни. Сквозняк бытия. Такая суровая, монотонно шуршащая правда, от которой хочется отвлечься. Например, на то, что Смерть - кажется, самый большой кошатник в мире. И что значительное его расстройство - неумение предаваться шумным танцам с пьяной толпой. Было бы легче, умели бы люди объяснять, что все-таки значит слово "веселье".

    Мастерство Пратчетта в том, что его подкупающая легкость повествования, безапелляционность подачи и нежность в общении с читателем обещают какую-то избыточно легкую литературы без напряжения душевных струн и слезных протоков. Но когда эта обманчивая пелена, наконец, спадает, читатель с охом хватается за ноющее сердце, понимая: никому доверять нельзя. Особенно великим хитрецам.







Интересные посты

Новости книжного мира

Сегодня, 15 июня, в истории

В этот день родились: 1867 — Константин Дмитриевич Бальмонт (на фото), русский поэт-символист. ...

Заметка в блоге

Букмиксодружба, мастер-класс по фотографии. Благодарность Лане Некрасовой и Юле-Солнечной белке

Хочу здесь написать слова благодарности (по отдельности каждой напишу в личку) двум девочкам, в эти...

Интересная рецензия

Хочу экранизацию

Ну что же. Вторую часть трилогии Первый закон от Аберкромби я проглотила буквально за два дня...

Заметка в блоге

Мемчики

У меня острая мемная недостаточность. Нигде ничего нет. Довольствуйтесь этим.