Рецензия на книгу Прощальный вздох мавра

Мораиш Зогойби по прозвищу Мавр излагает семейную историю, вплетая в нее рассказы о современной Индии, в которых вымысел переплетается с правдой, но правит всем безудержное воображение автора. Сага о семействе да Гама — Зогойби, о проклятьях и ненависти, о безумной страсти, о преступных наклонностях и тяге к прекрасному, перемежается монологами главного героя, посвященными искусству, религиозному фанатизму, национальным традициям и, конечно же, любви.

  • Рецензия недели

    «Слушайте историю мавра, полную шума и ярости»

    25
    +
    Иногда название книги полностью задает её тональность, как в данном случае. Это некий камертон, по которому настраивается весь текст: печальный, как прощание, ускользающий, как вздох, полный тайн, как само слово «мавр», похожее на музейную древность. Такая она и есть, исповедь, завещание, последняя воля человека, «прощальный вздох по утраченному миру».

    Начинается она очень издалека, задолго до рождения главного героя. Начинается с перца. Да-да, именно он заставил когда-то искать и открыть волшебную страну Индию в поисках её главных сокровищ – специй. «…хотя как можно было нас открыть, если никто нас до этого не закрывал?» Пряностями пропитана вся история Мораиша Зогойби, нашего рассказчика, прозванного Мавром, ведь и богатство семьи базировалось на выращивании и продаже специй, да и сами события получили решительный поворот буквально на мешках с перцем. Так всё и происходило: остро, ярко, жгуче, часто обжигающе, с перчинкой. Так оно всё и описано: текст щедро сдобрен красивостями, которые создают его сложный, вычурный вкус, который понравится любителям множества составляющих, тесно переплетённых между собой.

    Наверное, такие книги, в которых магический реализм часто обязательный элемент, особенно органичны для писателей экзотических стран. Закрадываются порой мыслишки: «Кто их знает, этих людей, придумавших богов со множеством рук и головой слона… Вдруг у них и правда всё так заведено?!» В истории Мавра, которую он расскажет, начиная от прадедов, много странного и загадочного, можно только догадываться, где правда, а где вымысел, а в его родных – "много красного перца чили", как скажет его родная мать.

    Мать – выдающаяся художница своего времени, урождённая Аурора да Гама (её предок тот самый Васко да Гама). Именно ей, пожалуй, уделено больше всего внимания в тексте, именно с ней складываются у Мавра такие сложные, изломанные, болезненные отношения, где от любви до ненависти один шаг. От любви материнской к долгожданному сыну, наследнику огромной империи, пропахшей специями и кровью, запахом красок и дымом сгоревших плантаций, до ненависти дикой, когда рвутся все нити, ломаются судьбы. Её картины – тоже герои романа. Иногда казалось, что их описанию писатель уделяет слишком уж много внимания, казалось, что текст словно зависает, но в финале этому найдётся такое объяснение, которое заставляет лишь восхищаться замыслом автора.

    Самого Мавра автор тоже наделил такими небывалыми чертами, которым можно только удивляться, только жалеть этого пленника такого странного тела, которому так много было дано от рождения, но, пожалуй, ещё больше отобрано.

    В этой объёмной семейной саге нашлось место огромному количеству персонажей, как главных (членов клана), так и второстепенных. С главными иногда происходят настоящие метаморфозы, как в древних мифах, то под воздействием событий исторических, то под воздействием собственных страстей. Где же, когда они подлинные, настоящие? Читателю предстоит не раз поменять своё мнение вслед за Мавром, который тоже часто ошибается иногда в самых близких людях. Увы, часто и истории, и судьбы заканчиваются весьма драматично.

    Индия – не только фон, на котором разворачивается сложная, яркая, вычурная, как мехенди, прощальная песнь. Это какая-то стихия, на которую люди пытаются воздействовать, но вот кто кого? Здесь много упоминаний подлинных исторических событий, реальных имен вроде Джавахарлала Неру, семьи Ганди, в то же время их трактовка даётся с таких позиций, словно придуманные герои играют в них почти решающую роль.

    Книга пропитана любовью к Индии. «Христианство, португальство, еврейство; на древних плитках похабное действо; бойкие женщины в юбках – не в сари; мавританские цари-государи… И это Индия?! Бхарат-мата, Хиндустан-хамара*, это она?» Это сложная любовь – через боль.

    Роман оставляет такой же сложный букет ощущений, как блюдо со множеством пряностей: не сразу в них разберёшься, каким-то порадуешься, какие-то захочешь запить водой – обжигают. Но помнить будешь так же долго.

    * Индия-мать, наша Индия (хиндустани).








    • Надо как-нибудь попробовать почитать автора, я с ним только в дуэли встречалась)
      ответить   пожаловаться
    • Да, думаю, автор стоит того.
      ответить   пожаловаться
    • А что значит "в дуэли"? Простите за любопытство.
      ответить   пожаловаться
    • Тут есть такая забава, когда "стреляются" чужими рассказами. Посмотрите группу "Дуэль", там интересно.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо. Очень интересно.
      ответить   пожаловаться
    • Вот, и я после Дуэли им заинтересовалась.
      Рецензия прекрасна, так поэтично получилось. Захотелось окунуться в этот мир специй и любви через боль)
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо) Книга обычно настраивает на определённый лад, поэтому хочется верить, что и рецензии получаются хоть немного в духе книги)
      ответить   пожаловаться
    • Отсылка к Фолкнеру в названии получилась случайно?)
      ответить   пожаловаться
    • Это цитата из Рушди, а связана ли она с Фолкнером, не знаю. Спасибо за классный вопрос)
      ответить   пожаловаться
    • О, я тоже подумала, что это не просто так шум и ярость
      ответить   пожаловаться
    • В самом романе шума и ярости много. Тут ещё вопрос, что было в исходнике и как перевели.
      ответить   пожаловаться
    • Вопрос задает Анжелика К. из Ставрополя))
      Отвечать будет Александр Друзь!
      ответить   пожаловаться
    • Так предупреждать надо, что Друзь! А то я тут чего-то пытаюсь писать)))
      ответить   пожаловаться
    • Так я ж не знала, что ты не ответишь)
      ответить   пожаловаться
    • Читаем обязательно!! Спасибо!
      ответить   пожаловаться
    • Благодарю)
      ответить   пожаловаться
    • Я не знала, что Рушди - это тоже магический реализм. После такой прекрасной рецензии не могу не отметить этот роман к прочтению. :) Люблю специи и описания картин, а еще семейные саги. Спасибо.
      ответить   пожаловаться
    • Мне почему-то казалось, что писатель какой-то остро политический, но нет, именно семейная сага с элементами магического реализма. Думаю, тебе стоит его взять на заметку)
      ответить   пожаловаться
    • С большим интересом! :)
      ответить   пожаловаться
    • Замечательная рецензия у вас получилась! Создалось впечатление что книга чем то напоминает романы Маркеса.. Это так? Или я ошибаюсь?
      ответить   пожаловаться
    • Да, мне периодически казалось, что там есть что-то от Маркеса. Благодарю)
      ответить   пожаловаться
    • Значит, стоит взять книгу на заметку)
      ответить   пожаловаться
    • С Индийскими авторами знакома только по книге "Принцесса специй". Фильм правда больше в свое время понравился...
      Что ли еще и эту книгу почитать? Должно быть интересно)
      ответить   пожаловаться
    • "Принцессу специй" видела, у Рушди всё гораздо сложнее и глубже. А читать или нет, решает каждый сам)
      ответить   пожаловаться
    • Захотелось почитать Рушди. Слышала о нем много, но читать никогда не пыталась.
      ответить   пожаловаться
    • У меня примерно так же: слышала много, давно собиралась почитать, наконец свершилось. И понравилось. Однозначно буду читать ещё.
      ответить   пожаловаться
    • Я еле домучала когда-то книгу этого Рушди, больше совсем не тянет: слишком он напоминает неприятные мне болливудские фильмы.
      ответить   пожаловаться
    • Не могу сказать, что читалось легко, иногда я вязла в тексте, но в финале всё объяснилось, мне этот ход очень понравился и тронул. В целом, думаю, у писателей Востока и Азии какой-то особый, вычурный стиль, такое изящное плетение словес.
      ответить   пожаловаться
    • "у писателей Востока и Азии какой-то особый, вычурный стиль"
      Слава богу, не у всех.))
      ответить   пожаловаться
    • Рецензия замечательная, прямо захотелось почитать этот роман, а Рушди для меня где-то сложный и уводящий далеко-далеко в дебри от сюжета, где-то нудный, где-то не пойми какой))) Книга "Дети полуночи" местами вызывала восторг, местами заставляла ее бросить. Бросала, начинала снова. Книга "Клоун Шалимар" с первых строк не захватил, читался вяло, бросила, до сих пор книга лежит недочитанной. Может под настроение Шалимар не попал, надо зимой попробовать снова к нему вернуться. Я бы его с Маркесом не сравнивала, от его книг с самого начала и до конца оторваться невозможно))
      ответить   пожаловаться
    • Я выше уже написала, что это не самое лёгкое чтение, соглашусь. "Дети полуночи" хочу прочесть когда-нибудь, некоторым она больше "Мавра" нравится. А Маркеса некоторые не выносят и читать не могут, так что тут всё индивиально. Мне это сравнение невольно в голову приходило в некоторых эпизодах.
      ответить   пожаловаться
    • А я ж еще "Стыд" читала у Рушди. Вот уже и не помню, что легче шло, "Дети полуночи" или "Стыд". Но во время чтения "Дети полуночи" в какой-то момент мне жутко захотелось иметь бумажную версию, потом это желание, правда, прошло))
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, я читала "Мавра" в бумажном варианте, порадовалась, в электронке было бы сложновато, иногда приходилось возвращаться назад на пару страниц.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

Бесконечно счастливая жизнь

Не зря я возлагала на эту семейную сагу большие надежды. Сюжет и стиль повествования заставляют...

Обсуждение в группах

Итоги Дуэли №33

Поздравляю всех с завершением Дуэли с красивым номером 33! Надеюсь, что большинство участников...

Новости книжного мира

В Петербурге отметят день рождения Иосифа Бродского

Сегодня в Санкт-Петербурге открывается Международный фестиваль, посвящённый Иосифу Бродскому...

Интересная рецензия

Люди как срез эпохи

С Максимом Горьким я познакомился еще в юности. Читал его рассказы. Названий, к сожалению, уже не...