Рецензия на книгу Пенелопиада

"Терпеливая" - так ее называли… Дочь спартанского царя и божественной наяды, жена великого Одиссея и сестра легендарной Елены Прекрасной, Пенелопа в "Одиссеи" Гомера - это образец женского смирения и жертвенности. Она прекрасна, как сестра, богата, как царица, и покорна, как Пенелопа - ведь еще при жизни ее имя стало нарицательным.
Но так ли было на самом деле? И мог ли древнегреческий Гомер проникнуть в тайну женского характера так, как сделала это феминистка и эпатажница из века 21-о? В "Пенелопиаде", написанной Маргарет Этвуд в рамках международного проекта "Мифы", царица Итаки откровенно расскажет и о собственных тайнах, об основах брака и возмездии, которое ждет мужчину от чересчур верной жены и развратных служанок!

  • Слово предоставляется Пенелопе

    24
    +
    Имя Пенелопы, наверное, знакомо (почти) каждому, пусть и далёкому от мифологии и никогда не читавшему поэмы Гомера, просто потому, что мифы сидят в нас где-то очень глубоко, в подкорке. Мы можем не знать никаких подробностей, но оказывается, что имя где-то когда-то слышали, может, в какой-то житейской ситуации, может, в какой-то интерпретации, далёкой от первоисточника: «Аааа, это та глупенькая, которая мужа ждала 20 лет!» - «Да бросьте! Хранить верность столько лет?! Не-а, не верю». Ну, и так далее, и тому подобное. Что же на самом деле знаем мы о ней, той самой Пенелопе?

    У М. Этвуд слово дано самой этой женщине, вошедшей в историю культуры то ли образцовой верностью, то ли непроходимой глупостью, то ли хитростью, которую она успела перенять от своего знаменитого мужа до его бесконечно долгого отсутствия. Вспоминаются ахматовские строки: «Я научила женщин говорить». У Этвуд говорит Пенелопа, которой надоело тысячелетиями слушать о себе дурацкие измышления, она посылает нам свой голос из царства мёртвых, которому принадлежит уже давным-давно. Собственно, это её душа в некой оболочке, которая наблюдает и за ныне живущими, слыша их мысли, и встречается в своём мире со своими современниками. Она и говорит так, как говорила бы женщина дня сегодняшнего: «Разумеется, я выдала ему все положенные «и-это-вся-твоя-благодарность», «ты-себе-не-представляешь-через-что-я-прошла». Мне, например, симпатичны любые виды иронии, в том числе (и особенно) самоирония, а её в тексте достаточно, поэтому когда автора обвиняют в голимом феминизме, мне это не очень понятно. Пенелопа не лучше своего мужа или сына, хотя ей часто с ними (а ещё чаще без них) нелегко. Сильная женщина? Да. А какой был у неё выбор?

    Текст даёт возможность либо вспомнить основательно подзабытый миф, либо познакомиться с ним. Позиция Этвуд с бережным отношением к первоисточнику мне куда ближе, чем позиция Олди, которые придумали, что у Одиссея каким-то телепатическим образом мог оказаться в руке лук, вот просто из ниоткуда. Здесь смещены акценты, читатель может увидеть всю историю под другим углом зрения – не со стороны автора, а со стороны самой героини, которая до этого всегда была на вторых ролях. Мы узнаем, что Пенелопа – дочь царя Спарты и наяды, двоюродная сестра Елены. Да-да, той самой. Легко ли ей было, нелюбимой дочери, да ещё в тени своей знаменитой красавицы-сестры? Легко ли ей было выйти замуж за человека, которому когда-то уже отказала та самая Елена? Легко ли стать царицей каменистой Итаки, откуда вскоре на годы исчезнет муж, а слухи о нём будут доходить самые невероятные и мало приятные?

    Миф снова оживает, полный подробностей, деталей. С него как будто смахнут пыль и снова представят ярким. Читателю напомнят и о кровати в спальне Одиссея, где одним из столбов служит ствол спиленной оливы, корнями уходящей в землю. Эта особенность позже тоже сыграет свою роль. Ценная способность: не накидать деталей просто так, «шоб было».

    Каждую главу текста предваряет хор служанок, который отсылает нас к древнегреческой трагедии, где представление открывали «сатирические сценки, пародирующие сюжет исполнявшегося следом действа». Надо сказать, что сатирического в них всё же мало, они полны горечи и печали, да и как иначе, если

    «Мы босиком

    в петлях плясали

    ни за что ни про что».

    В финале есть сцена суда, полная горькой иронии, где судья перелистывает «Одиссею»: «Эту книгу, несмотря на ярко выраженную аморальную направленность и явный переизбыток сцен насилия и секса, мы должны принимать во внимание как основной источник по рассматриваемому делу». Ирония эта прежде всего в наш адрес, людей XXI-го века, а не в адрес давно умерших или вообще никогда не существовавших.

    В суде, где «смешались в кучу кони, люди» персонажи из разных эпох, к отмщению взывают убитые служанки: «О Гневные, о Фурии, вы – последняя наша надежда! Летите за Одиссеем повсюду, куда бы он ни пошёл! От селения к селению, из жизни в жизнь, какой бы личиной он ни прикрылся… и где бы он ни пытался укрыться – в песнях и драмах, в фолиантах и диссертациях, в примечаниях и приложениях!»

    «Теперь, когда все рассказчики выдохлись, настал мой черед. Теперь я сама расскажу сказку». И она рассказала.

    Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!







    • Очень люблю читать старые истории на новый лад: как будто с другой двери заходишь в знакомую комнату - надо привыкнуть к другому углу зрения, предметам "не на своих местах".
      Отлично, книгу беру.
      ответить   пожаловаться
    • Я тоже такое люблю) Правда, некоторые обвиняют Этвуд в пересказе, но всё же это интерпретация.
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, когда читала сцену суда, вот эту рецензию вспомнила: https://bookmix.ru/review.phtml?rid=224001#review
      ответить   пожаловаться
    • Давно на нее поглядываю. А за что сняла звезду? Какие минусы есть в книге.
      ответить   пожаловаться
    • Это не в книге минусы, а в моём восприятии, просто какого-то острого восторга не случилось.
      ответить   пожаловаться
    • А, ну тогда нормально. Я давно еще читала на нее рецензии, только уже не помню, за что другие ругали.
      ответить   пожаловаться
    • Кто-то посчитал, что книга - лишь пересказ, кому-то показалось кощунственным разрушение светлого образа, но я с этим не согласна.
      ответить   пожаловаться
    • Очень интересно. Изложение мифа от лица главной героини - хороший ход. Спасибо, нужно присмотреться!
      ответить   пожаловаться
    • Согласна, ход хороший)
      ответить   пожаловаться
    • Интересная задумка, возьму на заметку!)
      ответить   пожаловаться
    • Надеюсь, не разочаруешься)
      ответить   пожаловаться
    • Книга очень славная , читается легко. Правда, спустя время не вспоминаешь ни стиль, но трактовку, а только то, что Пенелопа, по версии Этвуд, была хорошей девочкой, не хватавшей заезд с неба, и потому пришлось ей стать девочкой умной, практичной и принимающей своего супруга как данность.
      ответить   пожаловаться
    • Вот видишь, основное всё же помнится) Забываются же подробности не только из этой книги. Мне здесь понравилось, что ещё служанкам несчастным довольно много внимания уделено, я вообще о них подзабыла, если честно. И трактовка символики тоже интересная, когда стрела пролетает сквозь кольца, когда повешение именно на корабельных канатах, число 12 тоже не случайно.
      ответить   пожаловаться
    • Как-то да, всегда помнишь Одиссея, но забываешь Пенелопу...Рецензия мне понравилась. Книгу буду читать.
      ответить   пожаловаться
    • В ней хорошо ещё и то, что она небольшая. И не скучная.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за предупреждение:)))))Небольшая и нескучная-отличное сочетание для меня:)
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Новости книжного мира

В Северной столице прошли Международные Лихачёвские чтения

23 мая в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов в девятнадцатый раз открылись...

Интересная рецензия

Небронзовые герои необъявленной войны

Как правильно сказал автор: читаешь книгу - и ощущение, что она действительно написалась сама...

Интересная рецензия

Рецепт отличного триллера от Франка Тилье

Для того, чтобы получился отличный триллер, нужно взять за основу захватывающий сюжет, несколько...

Интересная рецензия

Ремарк XXI века.

На заснеженных просторах итальянских Альп в ночь на 15 апреля 1916 года встретились два ярых...