Рецензия на книгу Фабрика без сердца

Молодой человек с небесно-голубыми глазами протягивает Марит вафлю в форме сердца. На мгновение встретиться взглядами. Передать записку. Обменяться тайными знаками. Только так и удаётся выразить чувства, когда выделяться из толпы - опасно, уходить с прямого пути - страшно, а оставаться собой решаются лишь те, кому нечего терять. До тех, кто нарушает правила всемогущей фабрики, дотянутся даже за её стенами…Но Марит это не остановит: она рискнёт головокружительной карьерой и пойдёт на все, чтобы вызволить любимого человека из мрачного подземелья. Только при этом узнает о фабрике гораздо больше, чем хотела бы. Можно ли закрыть глаза на правду и вернуться к прежней жизни, где ни о чём не нужно задумываться? Стоит ли жертвовать своим комфортом и стабильностью ради того, чтобы помочь тысячам незнакомых людей? И где найти силы бороться с несправедливостью, когда твоё сердце разбито?Биография Сверре Кнудсена (родился в 1955 году) сама могла бы стать увлекательным романом. Норвежский автор хорошо знает, что значит много работать: самобытный музыкант, продюсер нескольких групп, сценарист, переводчик Дугласа Адамса, Нила Геймана, Дэна Брауна и других писателей - он успевает решительно всё."Фабрика без сердца" (2006) - один из наиболее известных романов Кнудсена. Антиутопия, сатира, история первой любви - разные жанры сплетены воедино в этом многогранном тексте, дополненном смелыми иллюстрациями Дарьи Мартыновой. Рассчитанная на читателей среднего и старшего школьного возраста, книга увлечёт и взрослых, представив новый взгляд на классические - со времён "Мартина Идена" и "1984" - конфликты.Для среднего и старшего школьного возраста.

  • «Пятеро друзей – пять сердец»

    5
    +
    «Антиутопия, сатира, история первой любви» — разные жанры сплетены в этом многогранном тексте, дополненном смелыми иллюстрациями Дарьи Мартыновой». А знаете, мне понравилась эта антиутопия, я бы назвала её пародией на нашу современность, на систему, в которой мы живём:

    «—…Почему тогда все почести достались фру Гросен?

    — Так было лучше всего, — ответил руководитель руководителей, и в его голосе послышались сердитые нотки.

    — Почему? — не унималась Марит.

    — Потому что такова система, — ответил генеральный директор. — Мы не можем восхвалять кого попало. Иначе подумают, что что-то значат. И мы не сможем контролировать их реакцию. Поэтому хвалим только тех, чья реакция предсказуема. Солидных, надёжных сотрудников, как фру Гросен».

    Хвалить фру Гросен удобнее, чем главную героиню книги, Марит, которая и придумала новый вид вафель. Удобнее, потому что это необходимо и нужно и системе, а выбиваться из принятой системы не принято, и это не котируется. Всё в этом выдуманном городе принадлежит фирмам и заводам, даже площади, скамейки и зелёные зоны: «Марит присела на скамейку чтобы послушать ещё, но скамейка запищала, потому что Марит не бросила в неё монетку. Так как станция принадлежала «Главвафле», всё на ней стоило денег. Марит привыкла к тому, что всеми стоянками и станциями в городе владели крупные компании, но ей не нравилось, что эти компании также скупили все скверы, площади и парки в городе». Всё давно куплено и продано, вся твоя жизнь подчинена системе, и попробуй только не согласись с этим, тебе тут же понизят зарплату, ты станешь хуже жить, и твоя жизнь перестанет быть такой комфортной, такой постоянной и надёжной.

    Вы выбиваетесь из системы? Какой позор быть не такой, как все, думать и действовать не так. Читала и замечала, что таки да, это сатира, в которой автор высмеивает идеальный мир, сатира не ядовитая, добрая, понятная и простая.

    Юмор в том, что автор высмеивает общество потребителей, тех, которые живут вокруг нас. «Главвафля» — это только вершина айсберга, которая выпускает различные вафли для населения, для потребителей, живущих где-то там, внизу, чьи дома и домики едва видно с 11-го этажа фабрики. Всё для людей, всё для их блага и для их здоровья, придумываются слоганы, чтобы вафли покупали и ели; в вафли добавляются витамины, чтобы люди были здоровыми и сильными; работники фабрики говорят только о вафлях и их производстве. Всё вертится вокруг единственной цели — вафель. Безжалостно? О да! Но столько же и правдиво, на примере одного лишь продукта вскрыть тёмные стороны потребительского рынка, производства товаров.

    И автор взрывает мозг ближе к концу своей небольшой книги:

    «— А ты считаешь, что на фабрике всё замечательно?

    — Почему ты не… — хотела спросить Марит, но Сильвестер перебил её.

    — Ты считаешь правильным, что фабрика обладает такой властью, что она может за всеми следить, всех контролировать, дурачить и обманывать?

    — Нет, конечно, я так не считаю, — ответила Марит. — Но какое отношение это имеет к «Вафельному завтраку»?

    — Самое прямое! — воскликнул Сильвестер, одновременно с раздражением, злобой и грустью в голосе. — Это часть мошеннической системы, жульничества. И если мы собираемся что-то предпринимать, то должны точно знать, с чем имеем дело. Нам нужна правда. А вот руководству фабрики она не нужна».

    Взрывает этим диалогом, переворачивающим представление о замкнутом мире фабрики, работающей на благо народа, города и страны. Мозг после взрыва пытается придти в себя, и опротестовать только что прочитанное и не допустить дохода шокирующей мысли до мозга, но это не удаётся… Сверре Кнудсен пишет так, что, с одной стороны, читаешь его книгу как приключение в замкнутом пространстве (большая часть книги происходит на фабрике), а с другой — как историю любви, и только после прочтения диалога о том, что фабрика обладает властью, что есть тёмная сторона, о которой мало кто знает, начинаешь понимать, что роман «Фабрика без сердца» — это обличение, это взгляд норвежца на современность. И воспринимаешь роман уже совсем иначе, и начинаешь искать скрытые символы и знаки, сравниваешь с окружающим тебя миром.

    Жестоко? Цинично? Да, и ещё раз да.

    Применимо ли написанное к российским реалиям, мне сказать трудно, я не знакома с потребительским рынком и сферой торговли. Но всё же, как простая гражданка своей страны, мне кажется, что да. Что такая фабрика могла быть где угодно.

    Фабрика — это символ паутины, в центре которой сидит паук, который знает всё и дёргает за нитки когда ему удобно. Это символ того, до чего может дойти идеальное общество, и чудо, что подобного всё же не происходит с нашим миром. Эпилог романа даёт надежду на лучшую жизнь, что власть фабрики не вечна.

    Не жалею, что почитала эту беспощадную, порой жестокую и едкую, порой романтическую и нежную книгу!








    • Маруся, я так и не поняла, почему рецензия так называется? В книге речь идёт о пятерых друзьях?
      Судя по всему интересная книга ) Но добавлять в хотелки подожду пока. Пока только запомню )
      ответить   пожаловаться
    • А не скажу)) Так называется одна из глав книги, и именно в этой фразе и кроется главный смысл книги.
      Запоминай, добавлять в хотелки я не заставляю.
      ответить   пожаловаться
    • Интриганша какая )))
      Ладно, потерплю пока сама не прчитаю )
      ответить   пожаловаться
    • А то:)) Намекаю, дразню и объяснять не желаю.
      ответить   пожаловаться
    • Рецензии поставила плюс, но , если честно, не могу понять взрослых людей, читающих книги для подростков.
      ответить   пожаловаться
    • А с чего ты решила, что эта книга для подростков? Или последних строчек аннотации? Так они врут, в книге подростков нет!!
      И почему мне нельзя читать такое, интересно?
      ответить   пожаловаться
    • Я и не думала, что книга О подростках, написано же ДЛЯ подростков, это не одно и тоже.
      И опять же, я не говорю, что тебе нельзя такое читать, просто я действительно не понимаю, что в этих книгах может быть интересного. Уже по цитатам понятно, что все довольно-таки примитивно описано "руководитель руководителей", "Главвафля"...
      После "1984", или "Мы" такое вообще не воспринимается. Ты эти книги не читала?
      ответить   пожаловаться
    • Нет, а стоит? Просто утопии мне в принципе не интересны.Мне сейчас ближе современная проза, детективы, нонфикшн и фэнтези.

      Может и примитивно, но попробуй посмотреть на эту книгу как на притчу, у которой нет возрастного ценза.
      Для меня было полезно, это тебя утешит?
      ответить   пожаловаться
    • Да мне пофиг, если честно, так что утешать меня не надо.

      Как на притчу? Ты смеешься?

      "1984" и "Мы" - это классика утопий, лучшие в этом жанре, на мой взгляд. Я тоже не любитель утопий, но классику надо знать, чтобы потом не восхищаться Главвафлями.
      ответить   пожаловаться
    • Конечно смеюсь, почему бы и нет.

      Классику знаю, но читать не буду.
      ответить   пожаловаться
    • Чтобы классику знать, ее надо читать
      ответить   пожаловаться
    • Читала и русскую и зарубежную классику. Не могу больше.
      ответить   пожаловаться
    • Хозяин - барин. Кому классика, кому главвафли.
      ответить   пожаловаться
    • Каждому своё.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Ex libris

Экслибрисы, личные владельческие знаки оладателей книг, заворожили меня еще при самом первом...

Новости книжного мира

Сегодня, 22 мая, в истории

В этот день родились: 1808 — Жерар де Нерваль (ум. 1855), французский поэт-романтик. 1859 —...

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия мая 2019" (Тематические чтения)

Пришло время определить главного любителя семейных историй. Голосование объявляется открытым. ...

Новости книжного мира

Писательница из Омана впервые получила Букеровскую премию

Писательница из Омана Джоха Альхартхи стала лауреатом Международной Букеровской премии в 2019 году...