Рецензия на книгу 50 лет в строю. В 2-х томах

Алексей Алексеевич Игнатьев (1877-1954), потомственный военный, дипломат и мемуарист, полковник Генштаба царской армии, генерал-майор при Временном правительстве и генерал-лейтенант (1943) Советской армии, сын Киевского генерал-губернатора и внук председателя Комитета министров России. Паж, кавалергард, участник русско-японской войны, в 1908-17 годах - военный атташе в Скандинавских странах и во Франции.После Октябрьской революции перешел на сторону Советской власти, жил в Париже и помог сохранить в банках Франции 225 млн. рублей золотом, принадлежавших России. В 1937 году вернулся в Москву. Муж знаменитой балерины Наташи Трухановой. Автор пятитомных воспоминаний "Пятьдесят лет в строю", которые немного сокращены здесь за счет технических подробностей.

  • От Ильича до Ильича

    14
    +
    Объёмистый труд для любителей тяжёлого и полезного чтения. Конечно, в качестве учебного пособия книга вряд ли пойдёт, но сведений по истории, военной тактике и стратегии, дипломатии, этикету, этнографии, банковскому и финансовому делу вполне удовлетворят человека, знакомящегося с эпохой.

    А эпоха, надо заметить, весьма суровая. Вторая книга из пяти посвящена войне в Маньчжурии. Четвёртая - Первой Мировой, в первую очередь, со стороны Франции. Пятая - белому движению и чуть-чуть - работе в советском торгпредстве (как полагаю - на момент публикации государственная тайна).

    Кроме фактического материала, автор даёт и более интересную пищу к размышлению. Отец Алексея Игнатьева был убит эсером-террористом при весьма странных обстоятельствах, что неизменно вызывает размышления и о других подобных смертях - Столыпина, например. А ещё ранее - и Александра II. Эсеры ликвидировали наименее угодных императорскому двору людей, которых невозможно было устранить иными способами.

    Государственный займ Царской России во Франции - ещё более зловредная тема. Сам Игнатьев предлагал полностью погасить долг по кредиту ещё не отправленным военным имуществом! Но французская сторона отказалась. Более того, Игнатьев предлагал погасить и счетами частных банков, куда ушла часть суммы. Но в 1925-м Франция передала счета Советскому посольству. Интересно, за что мы расплачивались в начале нулевых?

    Уже тогда, в начале XX-го века, французы говорили, что Париж - это не Франция. Там засилье мигрантов. А французские семьи, по причине низкого достатка, ограничиваются одним ребёнком.

    Поскольку книга издана в пятидесятых, то из книги исчезло упоминание Сталина на Первомайской демонстрации 1937-го года, на чём мемуары и закончились (правда, в самой книге отмечены события 1944-го года).

    А вообще - книга о долге и о тяжёлом выборе. Пережив войну и Революцию на чужбине Игнатьев всё-таки вернулся на Родину, разойдясь с эмиграцией и оставив семью.

    Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!



    В данный момент книги нет в продаже.








Интересные посты

Интересная рецензия

Смогли ли меня очаровать садовые чары или история о том, как я не могла выбрать книгу про лето для сезонных чтений

Основной пункт сезонных чтений привел меня в полное замешательство, я никак не могла придумать...

Обсуждение в группах

Ломка / Resolution [2012]

Новости книжного мира

Сегодня, 22 августа, в истории

В этот день родились: 1893 - Дороти Паркер (ум. 7.6.1967), американская писательница и поэт XX...

Заметка в блоге

Главная проблема читателя

Именно такие мысли у меня возникали, когда смотрела экранизацию "11/22/63". А у Вас...