Рецензия на книгу Воришка Мартин

Лейтенант потерпевшего крушение торпедоносца по имени Кристофер Мартин прилагает титанические усилия, чтобы взобраться на неприступный утес, и затем – выжить на голом клочке суши. В его сознании всплывают сцены из разных периодов жизни, жалкой, подленькой, – жизни, которой больше подошло бы слово «выживание». Голдинг говорил, что его роман — притча о человеке, который лишился сначала всего, к чему так стремился, а потом «актом свободной воли принял вызов своего Бога» и вступил с ним в соперничество. «Таков обычный человек: мучимый и мучающий других, ведущий в одиночку мужественную битву против Бога».

  • И Немезида восторжествовала

    12
    +
    «…На столе стояла банка из-под варенья, ярко освещенная с левой стороны сцены. То ли огромная банка в центре сцены, то ли небольшая, но у самого лица. Интерес состоял в том, что можно было заглянуть внутрь маленького мира, который существовал совершенно отдельно, но которым можно было управлять. Банку почти до краев заполняла чистая вода, а внутри вертикально плавала крошечная стеклянная фигурка. Сверху банку прикрывала тонкая пленка — из белой резины. Он наблюдал, не двигаясь, не думая, а его далекое тело успокаивалось и отдыхало. Глядеть на картинку было приятно, потому что стеклянная фигурка находилась в столь хрупком равновесии среди противоборствующих сил. Стоило прижать пленку пальцем, и под ней сжимался воздух, который, в свою очередь, еще сильнее давил на воду. Тогда жидкость проталкивалась вниз по торчащей из фигурки маленькой трубке, и человечек начинал тонуть. Меняя давление на пленке, можно было делать со стеклянной фигуркой все что угодно. Она полностью находилась в твоей власти! Можно тихонько пробормотать: «Ну, тони!» И она начнет погружаться — ниже, еще ниже; можно пожалеть ее и остановить. Можно дать ей пробиться к поверхности, почти позволив глотнуть воздуха, а затем неуклонно погружать — медленно, беспощадно, ниже, еще ниже…»

    Занимательная игра, правда?.. Вот только это все – иллюзия, умещенная в сознание тонущего человека посреди Атлантического океана. И та самая стеклянная фигурка – это он, лейтенант резерва военно-морских сил Кристофер Хэдли Мартин.

    И не его вина, что в эскадренный миноносец попала торпеда, выбросив его за борт в безжалостный океан… Или все-таки его?.. Какое это имеет значение сейчас, если каждая секунда, проведенная в борьбе со стихией, причиняет невыносимую боль – почти такую же невыносимую, как боль от потери возлюбленной?.. СЕЙЧАС это не имело значения! Но это было лишь НАЧАЛОМ…

    Потому что у Возмездия на него свои планы.

    Кристофер никогда не думал ни о смерти, ни о войне, ни о страданиях. Его профессией было актерское мастерство, а сама жизнь – не более чем спектакль с дешевыми декорациями. Его любовь не была искренней, а жизнь – полна фарса и подлости. Он не хотел брать ответственности – ни за свои слова, ни тем более действия. Ему было плевать, что в мире свирепствует Вторая Мировая война, и что от его приказов могут погибнуть люди… Ну, что ж, что посеешь – то и пожнешь…

    И теперь он посреди Атлантики борется за жизнь с океаном. А весь экипаж эсминца – погиб.

    Мастер «замкнутого пространства» - мира или человеческой души – Уильям Голдинг в романе «Воришка Мартин» вновь поднял проблему человеческого самопознания. На этот раз в его герое нет и капли человечности. Все, что мы видим – это сплошные пороки мелкого, погрязшего в грехах, человечка. Именно человечка, потому что человеком в прямом смысле слова Кристофера Мартина назвать нельзя. Он мелочен и злопамятен, вспыльчив и импульсивен. Он готов перекладывать собственную вину на что угодно и на кого угодно! Он – тот самый субъект, для которого слово «честь» всего лишь односложный звук, а не правило жизни. И он – то самое существо, которое до агонии боится смерти, даже если знает, что его жизнь – ничто…

    Но Возмездие никогда не дремлет. Поэтому судьба приготовила Кристоферу Хэдли Мартину долгие и трудные испытания. Пускай, искупление не для него, но в упорстве выжить есть определенный смысл. Это упорство зачастую сопряжено со страхом смерти, оно дает силу справляться с одиночеством и боязнью безумия. Именно страх подталкивает его к созданию «гнома» - символа спасения, реального доказательства того, что его должны, обязаны спасти! И именно эта фигура станет последним символом, к которому обратится душа в поисках спасения. Ведь спасение всегда возможно, не правда ли?..

    В отличие от своих других произведений, Уильям Голдинг подарил своему главному герою искупление. При всех чертах отталкивающего характера Мартина, к нему невольно проникаешься если не сочувствием, то состраданием. Море – этот символ чистоты, но в то же время «это кошмар, это самый бесчеловечный кошмар изо всех возможных» - дал ему новую точку опоры. Эта точка опоры стала переломным моментом в жизни, подарила осознание ее значимости и признания своих ошибок. Прежний Мартин канул в небытие, утонул в стеклянной банке джема. Ему понадобилось жестокая схватка со стихией, встреча лицом к лицу с реальностью, чтобы осознать ценность своей жизни. И эта жизнь – полная опасностей, риска и признания себя – подарила ему то, чего он всегда боялся.

    ИСТИНУ.











Интересные посты

Заметка в блоге

Книжные стены

Что приятно - большинство работ с территории бывшего СССР - Россия, Украина... ...

Интересная рецензия

Неестественная книга

В последнее время в магазинах определенный перебор книг в жанре нон-фикшн. Большинство я стараюсь...

Интересная рецензия

Не книга, а протухший винегрет с клюквой

Я думала, что плохих книг я видела достаточно, но нет, Майкл Суэнвик сумел меня удивить - два дня...

Интересная рецензия

Я опять летал во сне

Одна из последних книг, написанная Лондоном, по своей сути ближе к «Мартину Идену», чем к...