Рецензия на книгу Сквозь зеркало языка

Книга «Сквозь зеркало языка» — один из главных научно- популярных бестселлеров последних лет. Почему в некоторых культурах синий и зеленый цвета обозначаются одним и тем же словом? Почему Гомер называл море «виноцветным»? Почему коренные жители Австралии вместо «правый» и «левый» говорят «западный» и «восточный»? Как язык определяет образ жизни человека и судьбу народа? Остроумная и блестяще написанная книга одного из самых известных современных лингвистов — настоящий подарок для всех, кто интересуется жизнью языка и разнообразием человеческой культуры.

  • Удивительная история научной мысли

    4
    +
    В середине 19-го века Уильям Гладстон, в будущем премьер-министр Великобритании, будучи какое-то время в оппозиции, написал большую 3-х томную монографию о Гомере и его поэмах.(Что делают наши политики в оппозиции?) Одну главу он посвятил тому, как Гомер пользуется прилагательными цвета. Выяснилось, что у него очень мало употреблений цветов, а синего и нет вовсе. Через несколько лет некто по фамилии Гейгер, большой полиглот и знаток языков, подтвердил, что синего нет ни в древнеиндийском эпосе, ни в Танахе. Он же выяснил, что в языке прилагательные цвета появляются в том же порядке, что и в радуге, начиная с красного. Т.е. существуют языки в которых есть слова для красного и желтого, но нет для синего и фиолетового.

    Ученые в то время объясняли это тем, что во времена Гомера глаза людей еще не развились и не видели цветов. Постепенно глаза видели все больше и больше цветов и оттенков.

    В конце 19-го века Риверс провел исследование, как цветовое зрение «первобытных» народов коррелирует с их цветовым словарем. Он выяснил, что видят они не хуже нашего, но не для всех цветов есть слова в их языке.

    Почему? Читайте в книге. Приведу здесь только мысленный эксперимент оттуда же:

    «Представьте, что мы попали в отдаленное будущее, где каждый дом оборудован машиной, похожей на микроволновку, но в действительности она не только разогревает еду. Она создает еду из ничего – ну, или скорее из стандартных замороженных кубиков, телепортируемых в нее прямо из супермаркета. Положите, например, в машину кубик фруктового концентрата, и нажатием нескольких кнопок создается любой фрукт, какой захотите: одна кнопка даст вам отличное спелое авокадо, другая – сочный грейпфрут.

    Впрочем, такое описание совершенно не дает представления обо всех возможностях этой чудесной машины. Оно ограничено теми немногими «обычными фруктами», которые доступны в начале XXI века. Машина же может сотворить тысячи различных фруктов, меняя разные параметры вкуса и консистенции – такие как твердость, сочность, желеобразность, губчатость, слизистость, сладость, терпкость и многие другие, для описания которых у нас нет точных слов. Нажмите кнопку – и получите фрукт, который будет вроде авокадо по маслянистой консистенции, но по вкусу средним между морковью и манго. Покрутите тумблер – и вы получите слизистый личиобразный[133] фрукт со вкусом, похожим одновременно на персик и арбуз.

    На самом деле грубые приближения, вроде «слегка похоже на Х» или «среднее между Y и Z» не дают представления о богатстве вкусов и ароматов, которые становятся доступны благодаря этой технологии. Вместо них наши потомки разработают богатый и подробный словарь, охватывающий весь спектр возможных вкусов и консистенций. Они изобретут особые названия для сотен различных областей этого спектра, не ограничиваясь немногими известными нам вкусами фруктов. А теперь представьте, что некая исследовательница-антрополог, специализирующаяся на первобытных культурах, снисходительно улыбается туземцам Силиконовой долины, чей образ жизни не продвинулся ни на килобайт дальше эпохи «Гугла» и чьи инструменты остались такими же примитивными, какими были в XXI веке. Она приносит с собой поднос с образцами вкусов, называемый «вкусовой тест Манселла». На нем есть образцы, представляющие все вкусовое пространство, 1024 маленьких фруктовых кубика, которые автоматически заново возникают на подносе в тот же момент, как их кто-нибудь возьмет. Она просит туземцев попробовать каждый из них и сказать ей название вкуса на их языке, и она изумляется ужасной бедности их фруктового словаря. Она не может понять, почему они так натужно описывают вкусовые образцы, почему все их абстрактные вкусовые понятия ограничиваются крайностями, такими как «сладкий» и «кислый», и почему все прочие описания, которые они все-таки выдавливают из себя, сводятся к «это слегка похоже на Х», где Х – название конкретного традиционного фрукта. Она начинает подозревать, что вкусовые сосочки туземцев еще не полностью развились. Но когда она тестирует туземцев, то устанавливает, что они вполне способны отличить любые кубики в ее образцах. С органами во рту тут явно все в порядке, но почему же так дефектен их словесный язык?»







Интересные посты

Новости книжного мира

Сегодня, 17 июля, в истории

В этот день родились: 1784 - Денис Давыдов (на фото), поэт «Пушкинской плеяды», генерал-лейтенант...

Заметка в блоге

В ожидании концерта

Не смогла я пройти мимо идеи объединения двух прекрасных явлений - Металлика и Литература)))

Новости книжного мира

Запрещенный в СССР роман Оруэлла вошёл в программу "Культурные нормативы школьников"

Запрещённый в СССР до 1988 года роман-антиутопия Джорджа Оруэлла "1984" и...

Интересная рецензия

Воспитание без агрессии

"Наказание учит тому, что нужно стараться не быть пойманным." Именно с этой цитаты...