Рецензия на книгу Джек Восьмеркин - американец

Герой этой повести крестьянский мальчик Яшка Восьмеркин в годы гражданской войны оказывается в США; претерпев в «капиталистическом рае» немало мытарств, он возвращается в Советскую Россию, преодолевает собственническую психологию и становится одним из основателей коммуны у себя в деревне.

  • Русские идиллии американской мечты

    4
    +
    О Джеке Восьмеркине мы больше знаем по фильму, чем по книге. Поэтому в своем анализе книги я прежде всего оттолкнусь от известного многим фильма.

    Скажу честно, фильм не пересматривал давно, поэтому сравнивать буду по остаточным впечатлениям его просмотра еще в советские времена. Помнится мне, что тогда Джек Восьмеркин в кино предстал передо мной эдаким эффективным предпринимателем, который не «мерилом работы считает усталость», а прибыль, заложенный в амбар урожай и т.д. Но его здравый непредвзятый практичный подход к хозяйствованию споткнулся о нашу российскую дремучую действительность. В эпоху перестройки и хозрасчета конца 80-х подобный «американский» подход был очень популярен. Причем, в кино как раз индивидуальные способности и коммерческая жилка Якова-Джека выпячиваются как наиболее привлекательные.

    Что же мы видим в книге? Да, в общем-то, по сути она почти об обратном. По книге Джек после его возвращения в уже Советскую Россию медленно, через разочарования, но перевоспитывается. Из него окончательно выходит дух индивидуализма, и бывший мечтатель о собственном именно частном ранчо поворачивается лицом к коммуне, находя в совместном труде гораздо больше возможностей для прогрессивного развития хозяйства.

    Коммуна в романе развивается хоть и через козни кулаков-единоличников, но общая тенденция представлена налицо – объединив усилия, опершись на помощь государства, все проблемы будут преодолены. Данный сценарий развития выглядит весьма идиллически, куда ни глянь – всюду счастливые случайности – и московская редакция шефство над коммунарами взяла, и мастерские коммуне рамами к зиме помогли, и динамо-машина для электрификации вовремя подвернулась по сходной цене.

    Можно было бы отмахнуться от такого «сиропного» подхода, дескать – все это колхозная агитка начала 30-х годов (а главная историческая ценность данной книги, что она именно в те годы и была написана, можно сказать, по горячим следам событий в стране). Но я по данной эпохе вспомнил еще историю одной коммуны – это коммуна подростков-беспризорников, возглавляемая Антоном Макаренко и описанная им в книге «Педагогическая поэма». Наперекор судьбе его коммуна тоже не распалась, тоже пережила не одну критическую для себя зиму, когда только помощь московских покровителей (а иногда и Максима Горького, имя которого взяла себе коммуна) позволила сохраниться сообществу. И слова Макаренко в книге о стремительном росте хозяйства и энтузиазме в коммуне, о радикальном исправлении подростков тоже звучали в книге идиллически. Видимо, время тогда было такое – еще памятны были годы лишений гражданской войны, разрухи и голода, и люди умели радоваться самому малому. Еще у власти в хозяйственных органах стояли искренние радетели за свое дело, наперекор циркулярам выделявшие нужные оборудование и материалы. Советское государство еще не вошло в силу и не ставило перед собой задач мирового масштаба, позволяя энтузиастам разворачиваться на местах в полный рост своих идей.

    К тому же в традиции советского соцреализма – художественное произведение – это всегда идейное произведение, оно должно решать общественные задачи, воспитывать, призывать, мотивировать, помогать человеку найти свое место, разобраться в жизни. Поэтому должно отвечать не столько требованиям соответствия «как есть», сколько отвечать на вопросы – «как надо», «как может стать», если представить себе случай идеального сознания людей, их полной вовлеченности в дело.

    Книга «Джек Восьмеркин» (1930) была написана Смирновым буквально сразу после его утопического романа «Государство Солнца» (1928) - перекличка с утопией Кампанеллы «Город Солнца». Но я бы не ставил утопичность позитивных идей коллективизации Смирнову в упрек. Будучи по духу детским писателем, автор пишет свою утопичную историю не по наивности, а ради демонстрации некоего эталона, чистого ориентира на будущее для строителей будущего.

    Возможно, если бы Смирнов не умер столь рано в 1933 году, а пережил эпоху 30-х, военные 40-е, восстановление страны в 50-е, он, возможно, написал бы совсем другие произведения, как знать.

    Но данную книгу, пропитанную настоящим живым духом той поры, атмосферой Ильфа и Петрова, Кандинского и Малевича, Маяковского и Платонова, Островского и Горького я бы весьма советовал прочитать. Роман привлекателен для личного чтения с сюжетно-приключенческой стороны, и пригоден для дискуссий и полемик с идейно-аналитической.






    • Интересная рецензия, спасибо.
      Я "Педагогическую поэму" читала сравнительно недавно. Она на меня очень сильное впечатление произвела. В ней действительно есть дух той эпохи, вера в собственные силы. Не всё радужно, не всё даётся просто, но то, что сделать можно многое, если не опускать рук, заряжает оптимизмом.
      У Смирнова ничего не читала. Возможно теперь присмотрюсь к нему.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

Конец света для чайников

Я сразу поясню - от религии, христианства и Библии я нахожусь далеко. Все послания от кого-то...

Интересная рецензия

Воспитание без агрессии

"Наказание учит тому, что нужно стараться не быть пойманным." Именно с этой цитаты...

Новости книжного мира

Сегодня, 17 июля, в истории

В этот день родились: 1784 - Денис Давыдов (на фото), поэт «Пушкинской плеяды», генерал-лейтенант...

Заметка в блоге

Бюро сюрпризов:)

Всем доброе! Очень загорелась идеей с бюро сюрпризов и решила не откладывать в долгий ящик...