Рецензия на книгу Анна Каренина. В 2 томах (комплект из 2 книг)

АННУ КАРЕНИНУ Толстой называл "романом широким и свободным". В основе этого определения - пушкинский термин "свободный роман". Не фабульная завершенность положений, а творческая концепция определяет выбор материала и открывает простор для развития сюжетных линий. Роман "широкого дыхания" привлекал Толстого тем, что в "просторную, вместительную раму" без напряжения входило все то новое, необычайное и нужное, что он хотел сказать людям.

  • Как система пожирает неугодных.

    1
    +
    По мотивам романа Л.Н. Толстого “Анна Каренина”.

    Как известно, одной из главных причин, доведших Анну Каренину до самоубийства, была невозможность получить развод.

    Причем, ее мужа, Алексея Александровича, нельзя полностью обвинять в этом. Он ведь был готов развестись и даже предпринял некоторые шаги в данном направлении.

    Приведу здесь маленький фрагмент беседы А.А. Каренина с адвокатом.

    “…И на подтвердительное наклонение головы он (адвокат) продолжал, изредка взглядывая только мельком на покрасневшее пятнами лицо Алексея Александровича.

    — Развод по нашим законам, — сказал он с легким оттенком неодобрения к нашим законам, — возможен, как вам известно, в следующих случаях…: физические недостатки супругов, затем безвестная пятилетняя отлучка, …затем прелюбодеяние (это слово он произнес с видимым удовольствием). Подразделения следующие (он продолжал загибать свои толстые пальцы, хотя случаи и подразделения, очевидно, не могли быть классифицированы вместе): физические недостатки мужа или жены, затем прелюбодеяние мужа или жены. … Это взгляд теоретический, но я полагаю, что вы сделали мне честь обратиться ко мне для того, чтоб узнать практическое приложение. И потому, руководствуясь антецедентами, я должен доложить вам, что случаи разводов все приходят к следующим: физических недостатков нет, как я могу понимать? и также безвестного отсутствия?... Люди не могут более жить вместе — вот факт. И если оба в этом согласны, то подробности и формальности становятся безразличны. А с тем вместе это есть простейшее и вернейшее средство.

    Алексей Александрович вполне понял теперь. Но у него были религиозные требования, которые мешали допущению этой меры.

    — Это вне вопроса в настоящем случае, — сказал он. — Тут только один случай возможен: уличение невольное, подтвержденное письмами, которые я имею.

    При упоминании о письмах адвокат поджал губы и произвел тонкий соболезнующий и презрительный звук.

    — Изволите видеть, — начал он. — Дела этого рода решаются, как вам известно, духовным ведомством; отцы же протопопы в делах этого рода большие охотники до мельчайших подробностей, — сказал он с улыбкой, показывающей сочувствие вкусу протопопов. — Письма, без сомнения, могут подтвердить отчасти; но улики должны быть добыты прямым путем, то есть свидетелями. Вообще же, если вы сделаете мне честь удостоить меня своим доверием, предоставьте мне же выбор тех мер, которые должны быть употреблены. Кто хочет результата, тот допускает и средства.

    — Если так... — вдруг побледнев, начал Алексей Александрович…”

    Обычная, казалось бы, консультация по юридическим вопросам того времени.

    Однако, вникая в суть данной, весьма коротенькой, сценки можно увидеть гигантские слои общественной жизни дворянской среды Петербурга и Москвы второй половины девятнадцатого века, глубоко проанализированные Л.Н. Толстым и мастерски показанные им в романе.

    А.А. Каренин, слегка погрузившись всего лишь в два слоя, настолько ощутил всю мерзость, низость и неприемлемость для него современных устоев общества по интересующим его вопросам, что, не раздумывая больше ни минуты, отверг даже саму мысль о разводе.

    Первый слой – это нравы духовенства. Еще раз процитирую, поскольку это очень важно: “… Дела этого рода решаются, как вам известно, духовным ведомством; отцы же протопопы в делах этого рода большие охотники до мельчайших подробностей.” О чем это Лев Николаевич хочет нам сказать? Не о том ли, что на показ служители церкви пытаются все делать в соответствии с церковными писаниями (обряды, службы и т.д.), а изнутри все они хуже самых гнусных развратников, потому что им нравится смаковать мельчайшие подробности случаев прелюбодеяния: кто, где, когда, с кем, каким образом, может быть даже - в каких позах и прочее, прочее, прочее?

    Второй слой – основы судебной системы. “…Письма, без сомнения, могут подтвердить отчасти; но улики должны быть добыты прямым путем, то есть свидетелями. Вообще же, если вы сделаете мне честь удостоить меня своим доверием, предоставьте мне же выбор тех мер, которые должны быть употреблены. Кто хочет результата, тот допускает и средства.” Адвокат явно намекает, что может сфальсифицировать любую ситуацию для достижения конкретных целей. И это заявляет известнейший петербургский авторитет, через которого весьма успешно прошло достаточно много дел, иначе его услуги не были бы так востребованы в обществе.

    Очевидно, что данные подробности просто заставили А.А. Каренина отказаться от развода, потому что при всей зашкаливающей ненависти к жене он просто не мог позволить всем этим, не только низкодуховным, но даже аморальным церковникам и продажным служителям закона совать свои грязные лапы в свою личную жизнь.

    Отсюда напрашивается единственный вывод: Анну Каренину убила сама система, воздействуя изощренно и многопланово. При этом, и что самое удивительное, никто лично не ставил подобный результат своей целью. Всё произошло как бы автоматически, само собой.

    Любая общественная система устойчива, благодаря искреннему приятию широкими слоями граждан ее основополагающих принципов. И наоборот: когда все поголовно считают некие действия неприемлемыми, то это уже как приговор без суда и следствия. Решившийся же идти против системы, неумолимо вынужден будет столкнуться со всеобщей стеной непонимания. По силе и могуществу воздействия на конкретного человека это даже хуже того, когда суд вынес несправедливый приговор, в этом случае хотя бы все знакомые и близкие осуждают вердикт, тем самым давая моральную поддержку несчастному обвиняемому.

    Слишком щепетильно-чистоплюйный в вопросах личной жизни А.А. Каренин, с головой окунувшийся в реальные глубинные помои веками отшлифованного механизма, регламентирующего отношения между людьми, просто не вынес его смрада и не смог дать Анне развод. Вследствие чего от нее отвернулось всё общество. Как это она посмела открыто пойти против общепринятых правил? Ведь есть и другой путь: ты можешь иметь сколько угодно любовников и об этом все могут знать, но только соблюдай правила приличия, что означает: не заявляй об этом открыто и прячься или хотя бы делай вид, что скрываешься, ведь подавляющее большинство законопослушных граждан именно так и живет.

    Однако, как они все ошиблись! Анна ничего не боится и не собирается прятаться. Она не крошечная аномальная крупинка, которой ее пытается сделать общество трусливых (в вопросах устройства личной жизни) богачей. Она ярчайше сияющая звезда со своей бесконечной верой в настоящую любовь, ради которой только и стоит жить. Эта гордая, сильная и личностно полноценная женщина вступила в неравный бой со всеобщим лицемерием и искаженными принципами, свойственными лишь низкосортной биомассе.

    Да, Анна не добилась своего. Система сломала ее, потому что в одиночку здесь невозможно победить.

    Но она и не проиграла, потому что отказалась жить по правилам этой системы, которые считала для себя абсолютно неприемлемыми.

    6.11.2019г.







Интересные посты

Новости книжного мира

Блогеров созывают в третий раз. Литблог

Начался прием заявок на новый сезон премии «_Литблог» Стартовал третий сезон премии «_Литблог». Ее...

Новости книжного мира

Спустя 12 лет вышел роман автора "Сумерек", написанный от лица Эдварда

4 августа вышел роман "Солнце полуночи" ("Midnight sun"), созданный...

Новости книжного мира

Юбилейный «Нацбест» получил Елизаров

В онлайн-формате прошел финал литературной премии «Национальный бестселлер» 2020 года 4 августа...

Интересная рецензия

Сказка для научных работников младшего возраста

В этом году мне везёт на добрые книги с философским подтекстом. Очередным открытием стала «Школа в...