Рецензия на книгу Чернильное сердце

"Чернильное сердце" - первая часть трилогии знаменитой немецкой писательницы.
В центре повествования - отважная двенадцатилетняя девочка Мегги и ее отец, обладающий чудесным даром: когда он читает книгу вслух, ее герои оживают. Правда, взамен кто-то из слушателей оказывается в придуманном писателем мире, а как известно, в книгах бывают не только добрые персонажи...

Книга адресована детям среднего школьного возраста, но и взрослые прочтут ее с большим интересом.

  • Никогда не читайте аннотации

    6
    +
    Пару недель назад я наткнулась на рецензию одной девушки, которая попала на откровенно плохую книгу. Всё случилось в том числе и потому, что она не прочла аннотацию.

    В тот момент я крайне удивилась – как это можно? Разве не интересно хотя бы отдалённо представлять о чём эта книга?

    И вот теперь я полностью её понимаю!

    Никогда – слышите меня? – никогда не читайте аннотации.

    По крайней мере, если вы собрались читать «Чернильное сердце», даже не заглядывайте туда.

    Почему?

    Да потому что в аннотации совершенно бессовестно и беспечно раскрыли важную деталь – одно очень необычное умение Мо Фолхарта, реставратора книг, в жизни которого помимо дочери, книг и истории о загадочно пропавшей жене есть кое-что ещё.

    И вот об этом кое-чём я не хотела знать заранее!

    Я не хотела с самого начал понимать, кто эти герои и откуда они взялись, было интереснее собрать всё воедино только тогда, когда Мо сам объяснит происходящее и добавит последние элементы в картинку.

    Вот так послушаешь себя и схватишься за голову. В прошлой рецензии я возмущалась, что меня слишком уподобляют персонажу книги и не говорят ничего. Теперь – страдаю от того, что мне сказали слишком много.

    Сама непоследовательность.

    Конечно, к самой книге моё возмущение никак не относится.

    «Чернильное сердце» стало моим личным книжным спасением. Мне так остро хотелось настоящую, добрую, не очень логичную и очень волшебную сказку, и вот наконец я её получила.

    Чем сказочнее произведение, тем больше в нём образности. Корнелия Функе этот принцип не игнорировала. Её язык настолько живой и красочный, что написанное встаёт перед глазами само, без особых усилий.

    А вот что, к счастью, не вяжется в «Чернильном сердце» с «всамделишной» сказкой, так это однобокость героев. В сказке если герои добры, то они до конца добрые. Если герои злые, то они злые без какого-либо отступления. Герои "Чернильного сердца" же гораздо многограннее.

    С этой точки зрения в нашей сказке нет никого интереснее Сажерука, бродяги-огнеглотателя со страшной тоской в сердце и изменчивыми взглядами.

    В Сажеруке намешано столько эмоций, столько мотивов, принципов и беспринципности, целеустремленности и неопределённости, что становится попросту страшно. Страшно интересно. Вы никогда не угадаете, что он сделает в следующий момент, ждать ли от него помощи или предательства.

    Даже если это не самый обаятельный персонаж книги, то уж точно самый сложный.

    Вы вряд ли даже сможете определить для себя, к кому его относить, к плохим или к хорошим.

    Не обошлось и без неудач. Мадам Функе, похоже, не смогла отказаться от идеи сделать действительно сказочных героев. Так у неё появился «абсолютный злодей» и «добрый спаситель». Каприкорн и Мо. Один исключительно злой, никакого просвета, совершенно ничего, что доказывало бы, что и Каприкорн тоже человек. А Мо, наоборот, слишком положительный. Всё, что он делает, даже если это не самые праведные поступки, он делает во благо, и не важно, что это всего лишь личное благо – счастье и спокойствие его дочери. Оба, несмотря на все попытки писательницы сделать их заметными, получились какими-то картонными, блеклыми. У остальных героев всегда есть что-что, что не вписывается в общий образ и этим делает их цепляющими. Например, Мэгги хочет владеть способностью отца и её не останавливает понимание того, что эта способность может заставить страдать множество существ. Баста – жутко суеверен и, в общем-то, одинок, потому и видит в Каприкорне своего Бога, а Элинор сначала кажется просто ворчливой старухой, которая ценит и понимает только свои книги.

    Кстати, о любви к книгам. У Корнелии Функе очень интересный взгляд на это чувство. Во-первых, она наглядно показывает нам разницу между любовью к чтению и любовью к книгам. Мо и Мэгги любят именно читать, их интересуют истории, которые прячутся на книжных страницах. Будь это, допустим выпуск журнала с отличным рассказом или даже телефон с приложением-читалкой, они бы всё равно были такими же сумасшедшими чтецами, поглощающими истории любым возможным способом.

    А вот Элинор любит именно книги. Её не очень-то интересует, что там написано, если это книга, потому и собрание у неё такое бессистемное: художественная литература соседствует с энциклопедиями о животных и кулинарными пособиями. Нет, бесспорно, Элинор любить читать и её тоже интересуют истории, но больше она ценит историческую или культурную ценность определённого издания. Она коллекционер и книги любит в соответствии со своей целью, любовью собирателя редкостей.

    «Я однажды была в Генуе. Там я купила у одного букиниста превосходный экземпляр «Алисы в Стране Чудес» — в хорошей сохранности и за половину истинной цены» - говорит Элинор невзначай. Читала ли она «Алису…»? В этом можно даже не сомневаться. Но разве она вспомнила хоть что-нибудь о самой книге. Разве сказала хоть что-то, из чего было бы понятно, почему ребёнка, не любящего Льюса Кэролла, можно считать неразумным? Нет, она вспомнила качество издания и то, как выгодно его приобрела.

    Это классическое разделение на романтиков и прагматиков. Именно прагматиков, даже не реалистов.

    Романтики даже больше книг ценят друг друга, свою семью. А вот прагматик до сумасшествия влюблен в свои книги и не собирается видеть ничего вокруг них. Ни семьи, ни любви, ни верности, образно говоря.

    Так что можно сказать, что «Чернильное сердце» это книга о любви. Но не о любви к книгам, а о любви друг к другу, к своей семье, к себе, в конце концов.

    Книги – это не панацея для социофоба, это, скорее, немного опасная иллюзия, которая может укрыть нас от нашей жизни, спрятать от внешнего мира, но она не решит наших проблем, разве только, если проблема и заключается в самой книге.

    Так что, спасает нас пока лишь то, что в любой момент мы можем закрыть книгу и вернуться к своим делам, зная, что ни любимые, ни ненавистные нам персонажи не сойдут вдруг с книжных страниц и не усложнят серьёзным образом нашу жизнь.






    • Любовь к семье прямого отношения к романтике не имеет. Прагматики точно так же любят своих родных, но трезво смотрят на каждодневное. А любовь коллекционера к вещам - это не прагматизм, а своеобразное проявление синдрома собственника, что тоже не исключает романтики. Я бесконечно люблю то, что наполняет книги, и.е. истории, но если говорить о домашней библиотеке, то для меня важны книги в материальном своем воплощении, потому что они связаны уже с обстоятельствами их приобретения, с местами и людьми. И это не прагматизм, а сентиментальность в чистом виде.

      Что же касается "Чернильной трилогии", то она совершенно буквально была моим спасением в очень тяжёлый жизненный момент. Особенно третья книга, потому что написать ее мог только человек, переживший большую утрату.
      ответить   пожаловаться
    • Вот хорошо, что книга является спасением для многих сердец….чернильных и вовсе не чернильных.
      Душевная получилась рецензия, и я даже добавила эту книгу в свой безразмерный список желаемых к прочтению. Спасибо.
      ответить   пожаловаться
    • По-моему, справедливое замечание к рецензии.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

История любви и отречения, история преступления и раскаяния

Удивительно пронзительная и многослойная книга, которая поднимает глубокие и очень неоднозначные...

Интересная рецензия

Остаться благородным в попытках себя воскресить

Вот в чем сила классики! Когда даже небольшая и малоизвестная повесть может вызвать больше эмоций и...

Новости книжного мира

Сегодня, 11 декабря, в истории

В этот день родились: 1810 - Альфред де Мюссе (фр. Alfred de Musset, 1810—1857), французский поэт...

Новости книжного мира

Хасидские рассказы прочитают со сцены театра.doc

21 декабря на сцене Театра.doc состоится актерская читка хасидских рассказов, сопровождаемая...