Рецензия на книгу Инструмент языка. О людях и словах

Евгений Водолазкин (р. 1964) – филолог, автор работ по древнерусской литературе и… прозаик, финалист «БОЛЬШОЙ КНИГИ» и Премии Андрея Белого за роман «Соловьев и Ларионов».
Реакция филологов на собрата, занявшегося литературным творчеством, зачастую сродни реакции врачей на заболевшего коллегу: только что стоял у операционного стола и – пожалуйста – уже лежит. И все-таки «быть ихтиологом и рыбой одновременно» – не только допустимо, но и полезно, что и доказывает аудиокнига «Инструмент языка». Короткие остроумные зарисовки из жизни ученых, воспоминания о близких автору людях, эссе и этюды – что-то от пушкинских «table-talk» и записей Юрия Олеши – напоминают: граница между человеком и текстом не так прочна, как это может порой казаться.

  • Рецензия недели

    Язык – метроном нашей любви к себе и людям

    21
    +
    Прочитав несколько романов Е.Водолазкина, решила, что обязательно буду читать его заметки о языке, тем более что сборник «Инструмент языка. О людях и словах» дожидался своей очереди с лета. Какое счастье, что текст электронной книги, упрятанный в крохотный квадратик, не мозолит ежедневно глаза в отличие от такого кирпича как, например «Обитель» З.Прилепина. Но «кирпич» оказался проглоченным и водворился на полку, уступив место квадратику. Квадратик увлёк необычайно. И не только потому, что я вообще люблю книги о языке, но прежде всего насыщенной информативностью.

    Многообразие тем выразилось в разностильном калейдоскопе заметок, зарисовок, весёлых пассажей, смешных коллизий. При беглом взгляде на пёстрое содержание даже возникает сомнение, смогут ли писавшиеся в разное время отдельно друг от друга тексты ужиться вместе под одним переплётом, не будут ли они случайными соседями. Но удивительно, этого не происходит.

    Во-первых, их объединяет авторское отношение заинтересованности в том, что он описывает. В начале книги представлена своего рода портретная галерея фигур в миниатюре. Личности учёных, коллег, сотрудников разных ведомств, знакомых, друзей, родственников, прохожих. В словесных портретах уместились все жанры – от анекдота до очерка. Здесь нет трафаретности. Каждая фигура создана с особой авторской интонацией. Водолазкин – увлекающий рассказчик. В его рассказах как будто и нет намёка на оценку ситуации, он передаёт иногда читателю только факт случившегося события, но в том, как он это делает, звучит либо авторское участие либо насмешка. Словесная точность в создании портретов выплёскивается соответствующим настроением. Можно сказать, что стиль автора выстраивается на его любви к слову и к предмету описания. У него нет излишеств в выборе образных средств. Экономность лексическая выливается в простоту и доверительность тона. Иногда рассказы похожи на побасёнки в своей компании.

    Метких названий, какие автор даёт своим зарисовкам, бывает часто достаточно, чтобы почувствовать и смысл содержания и авторское отношение: Местоблюститель. Пристрастие к Броделю. Если Родина скажет: нано. О марксизме в египтологии. И пр.

    Или вот такой пример метафоры анекдотического оттенка:

    Легкое дыхание

    Вслед за Ленинградским университетом «космополитов» начали прорабатывать и в Пушкинском Доме. Зайдя в туалет, Борис Михайлович Эйхенбаум сказал: «Вот единственное здесь помещение, где легко дышится». С тех пор много там воды утекло. Интересно, что самые неприятные вещи в Пушкинском Доме по-прежнему случаются вне туалета.

    Но впрочем всё это - «Мелочи академической жизни». Так называется первый раздел.

    Среди портретов значительное место занимает фигура Д.С.Лихачёва. Конечно, и стиль рассказов о нём другой. «Все мы располагались в общем с ним петербургском пространстве, но только, в отличие от нашего, его пространство обладало невероятной глубиной времени».

    Любопытна заметка «Люди на своём месте», в которой автор размышляет о соответствии фамилии духу человека, его профессиональной пригодности. Тут есть элемент фантазийности.

    Во-вторых, все рассказы объединяет идея бережного и разумного отношения к языку. Истории о людях естественно подводят к размышлениям автора, как мы, люди, относимся к своему языку. Наблюдения за современным развитием неологизмов в языке вызывает большую озабоченность словесников. Эту тему Водолазкин называет для себя трепетной. И можно с этим согласиться. Публицистичность этой части книги не разрушает её общего звучания, напротив, кажется вполне уместной, поскольку втягивает в заинтересованный разговор о том, как развиваться нашему языку.

    Интересны с практической точки зрения его заметки «Госкомаббревиатура», «Русский как иностранный». Пересказ мыслей автора по этом поводу может быть похожим на детскую игру – передай шёпотом на ухо. Думаю, что непосредственное знакомство с содержанием этих заметок было бы полезно всем. Выделю лишь озабоченность автора тем, что лексическое наполнение языка оказалось вне контроля специалистов, а скорость распространения неологизмов в наше время оказалась слишком высока как никогда. «Именно поэтому мы должны быть вдвойне осторожны, прежде чем выпускать на свет Божий и тиражировать очередное непроизносимое слово. То воздействие, о котором говорю я, скорее – противодействие». .. «Нам жизненно необходим своего рода комитет по неологизмам, состоящий из авторитетных филологов, писателей и журналистов.... Деятельность такого комитета во Франции признана чрезвычайно полезной. Почему бы не попробовать и нам?»

    Мне кажется, что необходимость в этом есть. Французы действительно очень щепетильны к нововведениям, избегают необдуманного внедрения иноязычных слов. Ведь чужое новое слово должно войти в другой язык в том случае, когда оно понятийно необходимо, и в языке нет ему замены. Но заимствовать, например слова, которые уже были заимствованы, используя их в другом новом и уже непереводимом сочетании, кажется абсурдом. Ну вот, например, выросшие в Москве, как грибы, - кофехаусы! А чем хуже сочетание – кофейный дом? Иногда в погоне за вывеской коммерсанты используют чужие словосочетания, видимо, не догадываясь об их истинном значении. На плакатах с роскошными виллами – «Продаются таунхаусы!» (Tuinhaus – скромный, как правило щитовой, садовый домик сродни нашей бытовке). Но вот совсем повергло меня в шок, когда я увидела на одном очень милом с виду заведении типа кафе недалеко от центра (в Москве) вывеску - Coffeeshop. Так в Нидерландах называются только кафе с легализованной продажей наркотиков. Достаточно и других примеров, вызывающих недоумение и сожаление.

    Есть в таком заимствовании дурной вкус и отсутствие гордости за свой язык.








    • Интересно, как фамилия Водолазкин соответствует профессии писателя?
      Согласна по поводу идиотских заимствований. Смесь французского с нижегородским. Бесит слово "лайфак" вместо совет и прочие замены русских слов.
      ответить   пожаловаться
    • У него, кстати, есть по этому поводу размышления тоже. Если хотите, сделаю такую вырезку из текста.
      ответить   пожаловаться
    • Да, было бы интересно
      ответить   пожаловаться
    • Он очень интересные сведения приводит о топонимике имён и о влиянии прозвищ на возникновение фамилий. А вот кусочек о его фамилии:
      «Разумеется, с моей стороны было бы бессовестным не упомянуть и о собственной фамилии, поскольку семантика ее выражена предельно ярко. Нет, я не спускался к «Титанику» и даже никогда не плавал с аквалангом. О происхождении своей фамилии (она известна по меньшей мере с XIX века и с подводной деятельностью не связана) знаю лишь то малое, о чем тетка моего отца Евфросинья рассказала мне в единственную нашу встречу. По ее словам, в Ставропольском крае существует станица, где фамилия Водолазкин бытует наряду с Водолазко, причем первая (так думаю я) происходит из второй. Первым словом науки в истолковании моей фамилии стала запись Д.С. Лихачева на подаренной мне книге: «Дорогому Евгению Германовичу В… с благодарностью за спасение. Д. Лихачев. 25.XI. 96. СПб.». Книга была подарена за три дня до празднования 90-летнего юбилея Дмитрия Сергеевича, которое я, по его просьбе, помогал ему организовывать. Надпись сопровождалась картинкой, на которой водолаз вытаскивал человека, обозначенного буквами «Д» и «С». К миру полезных соответствий и неслучайных совпадений этот подарок некоторым образом причислял и меня».
      ответить   пожаловаться
    • да, я тоже давно бешусь от подобных заимствований в угоду моде и стремлению к стандартизации что ли, особенно бесит, что эти словечки уже и сама начинаю использовать))))
      ответить   пожаловаться
    • В том-то и дело, что засорение происходит незаметно через активное общение: сказал один, повторил другой - и готово: сорняк пустил корни.
      ответить   пожаловаться
    • Замечательно - о книге и авторе. Влюбилась я в прозу Водолазкина. До того хорош язык его произведений!
      Спасибо, Людмила, что говорите о таких ценных изданиях. Пусть их прочитает не так много человек, но вес таких книг огромен.
      ответить   пожаловаться
    • Да, Оля, согласна. Мне кажется, что безупречность авторского языка влияет и на читательскую речь .
      ответить   пожаловаться
    • Да, он ещё и воспитатель.
      ответить   пожаловаться
    • Отличная рецензия, Люда!
      Но скажи мне, разве же можно кому-нибудь запретить употреблять слова, если он вдруг вздумает употреблять их и развешивать по городу? Мне кажется, это совершенно нереально. Слишком быстро сейчас язык обрастает всякими этими новшествами и распространяется через интернет. И станивится модным. Что тут академики могут сделать?
      ответить   пожаловаться
    • На самом деле можно регулировать этот процесс. Конечно, технические термины, понятия, связанные с компьютеризацией, менее управляемые, хотя специалисты в этой сфере, если такую задачу перед ними поставить, могут отсеять излишки. Но на бытовом уровне не простительны все эти "хаусы" и подобное им. Я говорю возможно, потому что у меня есть возможность с чем сравнивать. О Франции я говорила. В Нидерландах тоже нет такого засилия иноязычных слов, в компьютерной сфере очень умеренно, несмотря на то, что нидерландский и английский очень близки. Я помню те времена, когда с нашего телевидения лилась правильная русская речь И попробуй произнеси что-либо, помимо ударений. Была структура, определявшая и регулировавшая нормы речи.
      ответить   пожаловаться
    • Люда, особо продвинутые люди называют это цензурой ) А ты сама знаешь, что цензура - это признак тоталитарного государства, а у нас вообще-то свобода )) Оглянуться не успеешь, как начнут митинги собирать в защиту свободы слова. Это как-то так надо делать... как я не знаю )) Культура речи она с детства должна воспитываться, а у нас уж лет 20 ничего не воспитывается... Что-то у меня сегодня скептический настрой ))
      ответить   пожаловаться
    • По поводу культуры это правильно. Но следить за нормами культурной речи - это не цензура. Тебе не пришлось, наверное, столкнуться с этим, а я на своей шкуре испытала. За нормами языка и культурой речи может следить Институт русского языка. Кстати, он раньше был более активен. Надо наделить его сейчас соответствующими полномочиями.
      ответить   пожаловаться
    • Люда, вот честное слово, я даже представить себе не могу какими полномочиями должен быть наделён институт, чтобы у нас стало меньше заимствований. Ну, на государственном уровне, в учреждениях, например, может и можно что-то сделать, но на бытовом? Мне кажется, это просто нереально.
      ответить   пожаловаться
    • Наташа, конечно, развитие языка - это не строительство, например, дороги (хотя и тут без ляпов не обходится). Оно требует не такого прямолинейного руководства. Однако если, назовем, комитет прописывает языковые нормы, скажем,рекомендации в названиях создаваемых фирм, учреждений, в рекламе и т.д., то они должны соблюдаться в подаваемых документах на регистрацию. Не соблюдается это правило - не проходит разрешение на регистрацию. Реклама у нас вообще сомнительных свойств. Конечно, разговорный язык был и останется разговорным, несмотря на то, что все мы в изучении языка опираемся на нормы литературного языка, но если мы ошибаемся, то мы хотя бы знаем в чём, поскольку существуют правила.
      ответить   пожаловаться
    • Ну, возможно ты и права...
      ответить   пожаловаться
    • Наташа, без "ну". И ты и я правы в том, что засорять язык нельзя, и надо бороться с абракадаброй.
      ответить   пожаловаться
    • Замечательно. Водолазкин -моя любовь с первого взгляда. Эта книга у него особенная. Он с такой теплотой и любовью говорит о своем учителе Д.С. Лихачеве, о традициях Пушкинского Дома, что понимаешь, как он любит, культуру русского языка, самобытность и российских ученых лит.направления с кем ему удается сотрудничать. Вот Людмила, живущая в Нидерландах читает Водолазкина, многие ли наши соотечественники бросив Кинга, обратят взоры на этого автора?
      ответить   пожаловаться
    • Ира, спасибо! Водолазкина я открыла, благодаря Bookmix'су. Так что есть у него почитатели везде. А что касается меня, так русская литература - это моё самое большое увлечение.
      ответить   пожаловаться
    • Молодец!!!!
      ответить   пожаловаться
    • Оу! Заметки Водолазкина о языке - это интересно. Люблю его язык. но считаю, что сюжеты хромают.
      ответить   пожаловаться
    • Согласна.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Обсуждение в группах

ТОП-13 самых ожидаемых книг декабря

Вот и наступил декабрь, самый книжный месяц. Настроение – сидеть дома и читать, да и обстоятельства...

Интересная рецензия

Доброта определяется душой человека

Аплодисменты автору за воссоздание такой атмосферы в книге и героя, к которому кроме негатива...

Новости книжного мира

Сегодня, 9 декабря, в истории

В этот день родились: 1608 - Джон Мильтон (на фото), английский поэт, мыслитель. Родился в...

Заметка в блоге

Спасибо, Тайный Санта!

Сегодня я получила подарок от своего Тайного Санты! Это так волнительно и приятно! Книга стала для...