Рецензия на книгу Смилла и ее чувство снега

Она читает снег, как раскрытую книгу. Она верит числам, но не верит людям. Особенно - официальным лицам, тем, кто пытается ей доказать, что мальчик-гренландец просто играл на крыше и случайно сорвался вниз. Потому что она знает, как сильно он боялся высоты. Потому что следы на снегу ведут прямо к краю. И это не следы играющего ребенка. Она - Смилла Кваавигаак Ясперсен, полудатчанка-полуэскимоска, родившаяся в Гренландии, живущая в Копенгагене. Для нее с этой смерти начинается поиск ответов на вопросы, поставленные недомолвками, голосом на старой кассете, полосами на рентгеновском снимке. Поиск, который уводит ее все дальше: город - море - лед. К Питеру Хёгу после выхода этой книги пришла всемирная слава. Слава тем более заслуженная, что и теперь, спустя пятнадцать лет после первой публикации, этот роман по-прежнему не с чем сравнить - он неповторим, как снежинка или кристаллик льда.

  • П.Хег и его чувство бреда

    13
    +
    Вместо эпиграфа: «Когда вы говорите, у меня порой возникает ощущение, что вы бредите» (из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»)

    Рецензия получилась неожиданно длинная. Уж простите, накипело. Просто такого негодования за «украденное» у меня время после прочтения книги я не испытывал никогда! Очень хочется поделиться и оградить хоть кого-то от этого чтива. Моя рецензия, в любом случае не отнимет у вас больше 10-15 минут. Зато может помочь вам сэкономить пару десятков часов, избежав чтения литературного мусора П. Хега. Если своей рецензией я «спасу» от «Смиллы» хотя бы 2-3 человек, то время, потраченное мной на чтение этой книги и написание рецензии обретет хоть какой-то смысл.

    Читать мне доводилось многое. Читать доводилось разное. Бывали произведения выдающиеся, бывали средненькие, попадались порой и слабые. Но, поскольку стараюсь вдумчиво подходить к выбору книг, откровенного шлака, после прочтения которого было бы жалко потраченного времени, мне не встречалось. Не встречалось ровно до того момента, когда в библиотеке мне попалась на глаза «Смилла и ее чувство снега».

    Почему решил прочесть? Название было на слуху, где-то когда-то слышал, что роман переведен на много языков, что вроде даже получил какие-то премии. Жанр детектива, триллера и запутанных историй, подкидывающих читателю различные головоломки я люблю. Да и скандинавские писатели сейчас в тренде. Знал также и о экранизации данного романа (и почему –то полагал, что по откровенно плохому произведению фильм снимать не станут. Наивный). Все это в совокупности сыграло роковую роль и я взял на себя смелость ознакомиться с сим «шедевром».

    Почему дочитал до конца (пусть многое по диагонали, пропуская нудные пространные описания, к которым Хег склонен)? Помимо того, что привык доводить начатое до конца, где-то до середины- давал писателю шанс, не верил, что книга получившая такую популярность может быть настолько плохой (теперь знаю – может). Думал- вот сейчас начнется что-то интересное (нет, не начнется). Ну а потом ждал какую-то невероятную супер-концовку (не дождался), надо было узнать чем все закончится. Порой финал переворачивает все на 180 градусов (увы, это не тот случай).

    Что можно сказать о романе П.Хега? Роман-катастрофа. И в данном случае это не жанр, а оценка литературного произведения. Книга, которая заставляет задуматься. Задуматься о том, что это такое было, как такое печатают, и как меня угораздило в такое вляпаться? Книга после прочтения которой хочется выть от досады за то, что ты настолько тупо, бесцельно и безрезультатно потратил столько часов своей жизни (а времени на прочтение уходит немало, т.к. объем сего творения -560 страниц! 560, Карл!). Писать такое – это преступление, так что, по – хорошему, графомана-писаку Хега следовало бы посадить в тюрьму за насилие над человеческим мозгом и за огромное количество невинно убиенных деревьев, ушедших на изготовление бумаги для печати этого литературного шлака, а также под страхом смерти запретить что-либо писать и издавать в дальнейшем.

    Сюжет. Без явных спойлеров. Вдруг вы меня не послушаете и решитесь осилить данное произведение. Хотя уверяю вас- испортить ЭТО невозможно никакими спойлерами.

    Итак, главная героиня- одинокая дама средних лет, судя по всему безработная, иждивенка-паразит, любящая хорошие шмотки, проживающая за счет своего отца, к которому регулярно обращается за банковскими чеками, что не мешает ей презирать и его самого и его образ жизни. при этом с претензией на (псевдо)интеллектуальность и псевдо(возвышенность), располагающая неограниченным запасом времени, страдающая от меланхолии и недотраха (судя по некоторым описаниям), а потому- озлобленная на весь мир. И вот это чудо решает расследовать смерть соседского мальчика, упавшего с крыши (маленького мальчика, с которым она дружила, любила читать вместе с ним учебник по высшей математике, лежа в постели и "чувствовать своим бедром его эрекцию". Мальчику, напоминаю, не больше десяти лет. Немного странные, мягко говоря, фантазии автора. Не находите? Ох уж эти скандинавы, что с них взять).

    Но вернемся к сюжету. Смерть мальчика полиция классифицирует как самоубийство, и расследовать не хочет, то ли по причине своей коррумпированности (истоки которой непонятны, ибо главный «мальчиш-плохиш» вовсе не является каким-то богачом, который «всех купил» или важным политическим деятелем, наделенным властью), то ли по причине своей непроходимой тупости и неопытности в расследовании преступлений, что наиболее вероятно. Ибо всех своих персонажей (за исключением самой Смиллы, разумеется) Хег, видимо для облегчения миссии главной героини, «наградил» тяжелой степенью слабоумия, что и прослеживается регулярно в их действиях и поступках. Зато у нашей героини (видимо, не желающей мириться с невозможностью вновь ощутить детскую эрекцию на своем бедре), «вдруг откуда не возьмись» обнаруживаются и начинают лезть из всех щелей таланты сыщика-криминалиста, следопыта, шпиона, секретного агента, взломщика, виртуозного вора-карманника, бойца спецназа, опытного психолога-манипулятора без проблем вытягивающего из любого человека необходимую информацию, специалиста по выживанию, способного выживать при взрыве на яхте, драться и побеждать здоровенных мужиков, совершать заплывы в ледяной воде и т.п.

    Далее сюжет банален до тошноты, при этом абсолютно линеен, как в примитивном компьютерном квесте. Пошла куда-то – что-то нашла. Отправилась дальше- поговорила с кем-то - что-то узнала. Опять пошла куда-то - использовала то, что нашла раньше. Огромное количество ненужных безликих персонажей с похожими именами, в которых путаешься, да и разбираться в которых не испытываешь никакого желания, именно по причине их безликости и ненужности.

    Некоторые сюжетные линии вообще ведут в тупик, в никуда. Автор пытается развивать повествование в определенном направлении в течение нескольких страниц, а потом сам же буквально одной фразой перечеркивает и обесценивает все ранее написанное. Например, эпизод с собакой, охраняющей территорию архива, куда наша героиня собирается залезть темной ночью. Хег размеренно повествует нам, как находчивая Смилла, увидев преграду в лице (т.е. в морде) собаки, едет домой, берет из холодильника печень трески, по методу Гайдаевского Шурика нашпиговывает эту треску каким-то успокоительным, тоже в свою очередь позаимствованным у соседки- матери погибшего мальчика. Приезжает обратно к архиву, дает эту печень собаке, та ее съедает. И что потом? Потом, точнее тут же, приезжает охранная служба и внимание! Забирает собаку и увозит. Якобы для пересменки! Посреди ночи? При этом новую собаку к архиву почему-то не привезли и лишь искоса посмотрели на нашу героиню. Для чего была нужна вся эта прелюдия с печенью трески, размазанная на несколько страниц? Видимо, просто для увеличения объема романа.

    И подобных ситуаций масса. Порой складывается ощущение, что роман собран из каких-то маленьких набросков, черновиков, где автор еще окончательно не оформил для себя идею, а потом второпях собрав эти разрозненные фрагменты просто притянул их один к другому за уши, кое-как увязав их вместе, абсолютно не заботясь о логичности всего происходящего, и порой упуская из вида и игнорируя свои же собственные задумки. Говорят, Джек Лондон писал свой роман «Сердца трех» в соавторстве с каким-то сценаристом. Писали они параллельно в эпоху отсутствия интернета и мессенджеров, не имея возможности часто координировать свои действия. Поэтому, по признанию самого Дж. Лондона, роман не отличается стройностью и изобилует некоторыми нестыковками. Но у классика вы не обратите на это никакого внимания, ибо все сделано филигранно, а повествование затягивает.

    Быть может, Хег тоже писал свою Смиллу не один? Или он страдает раздвоением личности? Иначе как объяснить всю эту галиматью? Нет, все гораздо банальнее- Хег попытался сделать то, чего категорически не советовал делать Козьма Прутков- попытался объять необъятное. Попытался засунуть в свой роман все жанры и все избитые приемы, которые известны в литературе – здесь и детектив (завязка произведения и основная линия), и драма (жизнеописание детства героини и ее трудные отношения с отцом- опять же затасканное клише, которое Хег зачем-то притянул в свой роман, видимо для «пущего драматизьму». Но драматизма не возникает. Возникает лишь недоумение, за что героиня так презирает своего отца- уважаемого врача, профессора, который очень сильно любил ее мать и глубоко переживал ее смерть, который регулярно выписывает самой Смилле чеки на ее бесцельное существование, помогает добыть информацию для ее расследования, укрывает от полиции. За что призрение? За то, что он многого добился? За то, что у него есть яхта и свой остров? За то, что он любит гольф? Или может за то, что он на старости лет (уже спустя годы после смерти жены) завел себе молодую любовницу? Маловато не правда ли?). также Хег пытается выстраивать любовную линию – Смилла +механик. Пытается использовать элементы авантюрно-приключенческого романа с погонями, драками, взрывами и перестрелками. Загружает повествование научными фактами и теориями в попытке привнести в роман интеллектуальность (размышления и воспоминания героини). А в концовке мы имеем дело чуть ли не с жанром научной фантастики. И все это смешение и нагромождение стилей автор пытается осуществлять не обладая ни талантом, ни оригинальностью. В итоге получаем винегрет, абсолютно непригодный к употреблению.

    Ближе к завершению романа, бред автора худо-бедно систематизированный в начале повествования, благополучно трансформируется в бред несистематизированный. И начинается лютый трэш. Героиня проникает на корабль плохишей под видом горничной. Никаких вопросов и подозрений у команды это конечно же не вызывает. Крадет «ключ от всех дверей», счастливо попавшийся ей на глаза и каким –то образом ею идентифицированный. Просто во время обеда берет связку ключей со стола у рядом сидящего матроса, снимает нужный ключ и кладет связку на место. Он естественно ничего не замечает (я уже упоминал выше про вероятную умственную отсталость персонажей). Затем беспрепятственно разгуливает по всем отделениям и каютам, проводит обыски, ведь хозяева этих кают либо обдолбаны наркотой, либо просто крепко спят и ничего не слышат. В крайнем случае- прячется в ванной и плохиши ходят рядом с ней, иногда даже «слегка касаясь», но не замечают ее присутствия. Кто-то даже умудряется принять душ, пока она стоит рядом с ним под струями воды. Одни члены команды снабжают ее сведениями, т.к. почему-то (точнее, по желанию левой ноги автора) приняли ее за полицейского, и героиня запугивает этих уголовников, находясь по сути одна во вражеском логове, на корабле посреди океана, где не составляет труда "спрятать концы в воду" не только в переносном смысле. Другие все же пытаются ее убить (как додумались? Непонятно). Но конечно у них ничего не получается. Кого-то хрупкая героиня ранит отверткой, с кем-то справляется и голыми руками, кто-то вдруг падает с лестницы в самый ответственный момент, а порой внезапно просто включается пожарная сирена и спасает героиню. Даже в ситуации, когда угрожая пистолетом одному из преступников, героиня получает от него по башке и теряет сознание- приходит в себя она по прежнему с пистолетом в руке!!! и ситуация у нее под контролем. Парень решил не обезоруживать лежащую без сознания девушку, которая только что пыталась его убить. Видимо из джентльменских соображений, да Хег? Более того, попытки убить героиню носят какой-то странный сиюминутный характер: попытались убить – не вышло, ну и ладно. Дальше героиня опять спокойно разгуливает по кораблю, беседует со всеми, обедает в общей столовой, ночует в своей каюте и никто ее не преследует. видимо бандиты вдобавок ко всему страдают еще и провалами в памяти, и просто забывают довести начатое до конца. Хотя убить матроса, который пытался помогать героине, труда почему- то не составило. Когда Смилла хочет сойти с корабля а единственный трап зорко охраняется, и она понимает что затея безнадежная- внезапно повсюду гаснет свет и наша героиня спокойно выполняет то, что ей нужно. И это лишь малая часть написанного Хегом бреда.

    Абсолютно все действия героини на протяжении романа сопровождаются нелепыми случайностями и до невозможности счастливыми стечениями обстоятельств, позволяющими героине стремительно продвигаться в своем расследовании и выходить живой и невредимой из всех передряг. Вышедшая на пенсию бухгалтер дает героине ключ от здания архива (почему он у нее? сделала на память о прежней работе?) и сообщает код от сейфа (который, видимо, не менялся с тех пор как она там работала). Охранники забирают сторожевого пса, когда героиня собирается проникнуть на охраняемую территорию. Какой-то специалист просто по звуку голоса, записанного на старой раздолбанной кассете, выдает героине всю необходимую для расследования информацию о говорящем (его возраст, рост, телосложение, «портрет», место и дату рождения, и едва ли не имя, вероисповедание и цвет нижнего белья) а также сообщает время и место где происходит разговор (потому что посуда может так дребезжать только в одном месте! Ну еще бы, кто бы сомневался). И т.д. и.т.п. Апофеозом авторского безумия, когда сдержать смех уже невозможно, становится эпизод, где корабельный кок, желая помочь нашей отважной героине, вырубает одного из врагов…. чем бы вы думали? Только что испеченным батоном! Да-да, батоном! Хлебо-булочным изделием, вы не ослышались. Хег, что ты куришь? Госнаркоконтроль должен расследовать этот вопрос.

    Как закончить свой шедевр автор тоже толком не решил. Сделать механика (любовь Смиллы) «плохим» или оставить «хорошим»? Что сделать главным поводом преступления? Наркотики? Метеорит? Содержащиеся в метеорите полезные ископаемые, которых не существует на земле? Алмазы? И наконец… какие-то особые мутировавшие черви-паразиты?????? Все это автор в большей или меньшей степени озвучивает читателю. Вы можете подумать, что Хег просто прикалывается и пишет это с юмором. Нет! Он абсолютно серьезно и пафосно преподносит всю эту белиберду читателю.

    Клянусь, я частенько прерывал чтение и говорил «Хег, остановись, пощади мой мозг!», но ближе к концу я немного смирился со стилем и манерой автора и в принципе, уже был готов ко всему- к червям-мутантам, вторжению инопланетян, обнаружению Атлантиды во льдах Гренландии, Массонскому заговору, появлению терминатора или чебурашки с крокодилом Геной. Уверяю Вас- произойди любое из этих событий по отдельности, или даже случись они все в совокупности, это никак не нарушило бы течение романа и ничуть не выбилось бы из его канвы.

    И в качестве послесловия: на протяжении всего прочтения романа не покидало ощущение, что он написан как говорится «на коленке». И вот любопытный факт. В своем интервью Хег рассказывает, что писал роман, когда был беден, сидел дома с ребенком и у них с женой даже не было письменного стола. Он садился в кресло, клал на колени доску и писал! Т.е. ощущуения не обманули- роман действительно написан на коленке))). В том же интервью Хег делает еще пару оригинальных признаний. Первое- он говорит, что замысел нового романа приходит к нему в момент написания текущего произведения- и это заметно, мы видим как автор сам утрачивает интерес к собственному тексту в процессе написания и стремится поскорее завершить его делая все тяп-ляп, не заботясь о стройности сюжета и комкая концовку, чтобы приступить к созданию нового «шедевра». И второе - по словам Хега, лучшие идеи для его произведений приходят к нему …..в туалете. Во оно что. Теперь понятно, почему после каждого абзаца хочется сказать «что это за дерьмо, мистер Хег?», а самое правильное, что можно сделать с романом - это подтереться (разумеется, если только у вас не электронная версия книги).

    Спасибо всем, кто дочитал. Не повторяйте мою ошибку. Цените свое время. Читайте хорошие книги. «Смилла и ее чувство снега» к таковым не относится, абсолютно точно.






    • Спасибо за рецензию! Я насмеялась)) Сначала меня смутило, как вы поносите автора (я все таки за то, чтобы как угодно высказываться о произведениях, но помягче о людях), но я вас понимаю)
      Кстати, на счёт плохих книг и экранизаций. Снимают, и ещё как. Первыми на ум пришли «Сумерки». Сама я не читала, но от людей, которые читают что-то серьезнее бульварных романов, слышала только плохое. А вон сколько фильмов наснимали. Далее печальноизвестные «50 оттенков серого» - фанфик на те же сумерки. То же самое.
      ответить   пожаловаться
    • Ну, учитывая тяжесть нанесенной мне господином Хегом морально-психологической травмы, я еще был весьма сдержан в оценках. Он почему-то не думал о людях, когда писал свою хрень.У меня может теперь фобия перед чтением разовьется. Вот так откроешь книгу, а там такая вот Хеговщина. Точнее - ХЁГня. Брр!
      Но удивительно, что у книги такой высокий рейтинг. Более того, много рецензий на 4-5 звезд, с эпитетами вроде "гениально", "правдоподобно" итп. Хотя при этом говорят, что читалось тяжело, многое непонятно, концовка разочаровала, но понравилось описание снега и льда, поэтому книга скорее хорошая. Это как, блин, понимать? А некоторые особо отчаянные и вовсе пишут, что регулярно перечитывают ЭТО. Не знаю, может в тюрьме сидят или на необитаемом острове находятся, где других книг нет.
      ответить   пожаловаться
    • Ёшкин-котёшкин, вот это поворот... А я её купила) Ну что ж придётся быть последовательной в своём упорстве и всё же читать. Спасибо за рецензию, заставили вспомнить о содержимом дальних книжных полок)
      ответить   пожаловаться
    • Я помню на волне популярности тоже скачала эту книгу. Страниц 50 наверное осилила и поняла что ничего не поняла, и понимать дальше не хочу. Видимо не зря))
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Обсуждение в группах

Опишите свою жизнь названием книги

Встретила на просторах интернета предложение описать свою жизнь названием книги. Вспомнила прожитые...

Обсуждение в группах

Темы для следующих месяцев

Здесь вы можете предлагать темы, на которые хотели бы написать заметки.

Интересная рецензия

Как один диалог может изменить мнение о книге

Хотела ограничиться отзывом, но теперь понимаю, что тут выходит слишком много для одного лишь...

Заметка в блоге

Подарочки :)

Какой замечательный день! Получила сразу аж две посылки! Первая от клуба книгоголиков с книгой ...