Рецензия на книгу Цвет пурпурный

Унижения, боль, насилие, бесправие такова была судьба темнокожей женщины Глубокого Юга в начале прошлого века. Такова судьба главной героини романа Сили. Ей приходилось играть роль покорной служанки жестокого отца, разлучившего ее с детьми и любимой сестрой, а потом забитой жены-рабыни сурового мужа Но однажды в жизни Сили появляется наставница и настоящая подруга, которой она не безразлична. Вместе с ней Сили найдет путь к свободе и независимости. Сделав первый шаг и оставив прошлое позади, она поймет свое призвание в этом мире и окружит себя любимыми людьми

  • А что, Христу, что ли, легко было? Ништо, справился (с)

    22
    +
    Читать эту книгу тяжело. Так и задумано: темой является безрадостная, как грязная рогожа в унылый день, жизнь Сили – нищей чернокожей крестьянки, живущей в начале ХХ века в одном из южных штатов США. И рассказывает о своей жизни она сама, как умеет, в письмах «дорогому Богу». Потому что больше ей поговорить не с кем.

    На протяжении долгих лет жизни у Сили только и есть в жизни отрадного, что эти письма. Корявые, с массой ошибок и забавных просторечий, почти бесстрастные и очень искренние.

    Сили настолько обделена чем бы то ни было, что у нее отсутствует, по сути, даже время, в котором она живет. Ясно, что это первые десятилетия ХХ века, но не более. Мы привыкли мерить время событиями, встраивая в них себя. Сили в своем времени застыла, как насекомое в смоле. Вся ее жизнь – это работа и побои. Ей некогда поднять голову, чтобы заметить смену времен года. Источника новостей вроде радиоприемника у нее нет. Какое-то имя из большого мира, впервые помогающее уточнить эпоху – Дюк Эллингтон, – попадает в книгу лишь к середине. О мире за пределами округи Сили знает так мало, что не имеет понятия о том, где находятся Англия или Африка.

    Радоваться ей нечему. А огорчаться отучилась: кажется, последний раз она плакала и жаловалась на боль и обиду – дорогому Богу, конечно, не матери же, – когда была еще девочкой, изнасилованной отцом. Поплакала минутку, да и свыклась, как и со всем остальным. Сили не измеряет время даже по изменениям в своей внешности. Она попросту забыла интересоваться внешностью. И долгое время мы не знаем, какая она: высокая или маленькая, стройная или фигуристая. Может, она и сама этого не знает.

    Все, кроме младшей сестренки Нетти, относятся к ней, как к нерадивой, неказистой скотине, и Сили разделяет этот общий взгляд на себя. Она действительно превращается в кого-то вроде животного: люди берут его, пользуются, продают, покупают, мнением животного не интересуются. Живое – и ладно. Вроде бы времена рабства кончились, но вместо белых хозяев у нее есть новые: чернокожие мужчины – сначала отец, потом муж, как и у большинства других черных женщин, созданных, чтобы пахать и терпеть. Вот так однажды Папаша продает Сили будущему мужу (тот берет, потому что заодно ему достается корова), разлучает Сили и Нетти, а потом муж еще раз разлучает Сили и Нетти, запрещая им видеться и переписываться. И безответная Сили даже не вздыхает от боли.

    Лишь иногда становится ей тяжело – раз лет эдак в десять: например, пронзит мысль о том, что ее никто никогда не любил. И что если она сейчас провалится сквозь землю, никто не заметит. Или о том, что любовница ее мужа знает, как зовут ее мужа, а она, Сили, знает только его фамилию, и лишь от любовницы узнает, что, оказывается, она уж лет 20 замужем за Альбертом.

    Но удивительно то, что Сили посреди всего этого умудряется не озлобиться. У нее нежное сердце и добрая душа. И когда ее муж впервые в жизни совершает добрый, благородный поступок – забирает к себе умирающую любовницу, до которой никому нет дела, – именно Сили своими невинными хитростями заставляет эту почти покойницу снова почувствовать в себе интерес к жизни и аппетит. Просто так, по доброте.

    Не все чернокожие женщины в романе так же беспомощны, как Сили, есть исключения: могучая и веселая драчунья София, которая даже белым спуску не даст (и это в итоге не доведет ее до добра), звезда-певица Шик Эйвери: «Шик ее прозвали за то, што она сладкая как шикаладка», разъясняет Сили. Но для большинства женщин все беспросветно.

    Когда-то эта книга произвела в Америке эффект статьи Золя «Я обвиняю!»: Элис Уокер смогла сказать своим романом то, что не посмел бы сказать ни один белый писатель. Она описала черный мир изнутри, описала безжалостно к своим, но эта честность заставляла ей верить. И показала, как чернокожие мужчины, униженные и затравленные расизмом внешнего мира, отыгрывались за это у себя дома.

    Вся книга Уокер пронизана симпатиями к феминизму, лесбийской любви и неприязнью к белым. Все эти три вещи мне не нравятся. Ни за одну из них я не могу упрекнуть Уокер, читая ее роман. И то, и другое, и третье естественным образом вытекает из бесхитростно показанной в книге жизни.

    Есть в романе и вторая линия: история младшей сестры Нетти. Ей предстоит необычная судьба: с парой чернокожих христианских миссионеров она отправится в Африку, где почти всю жизнь проживет среди народа олинка. Для Уокер эта линия – способ показать альтернативу для черного народа. Жизнь в Америке ужасна, но, может быть, теперь стоит вернуться «домой», в Африку? Увы, и тут чернокожих не ждет ничего хорошего. Если сначала еще есть какой-то намек на жизнь в счастливой деревне по заветам предков (хотя не без женского обрезания и прочих милых вещей), то позже белые колонизаторы разрушают и этот мир: прокладывают шоссе прямо через деревню, разрушая дома, огороды, и бедную деревенскую церковь, и домик, где была так счастлива Нетти… Позже – уничтожают посевы, скупают земли, заставляя жителей платить за воду, вырубают деревья, которым олинка поклонялись, как божествам, за то, что из их листьев делали крыши своих домов. Теперь у них больше нет крыш из листьев. Есть крыши из жести, которую им любезно подарили белые. Можно только догадываться, каково находиться под такой крышей в африканскую жару. Черным нет места на целой земле. Белые все равно придут и заберут у них все, что захотят.

    И все же однажды что-то начинает меняться в беспросветном мире романа. И меняться начинает, как ни странно, Сили. Ей, наверное, уже под сорок, когда она впервые начинает задумываться о том, что она человек. Она ощущает это впервые, когда чувствует на себе любящий взгляд. Именно этот взгляд словно «очеловечивает» Сили, придает ее телу форму, а ее душе силу. Она обретает право на чувства: возмущение, нежность, ненависть, любовь. Обретает достоинство. Учится принимать и любить себя. И быть свободной.

    Свободной от обычаев, которые заставляют ее всех бояться и слушаться. Свободной бросить постылого мужа, подлеца и вора. Свободной жить, просто жить – для себя. И впервые заметить, как хорош может быть Божий мир, в котором есть полевые цветы пурпурного цвета. И красивые ткани – не половые тряпки прежних дней, – из которых можно шить одежду. И даже… счастье. Все это происходит не быстро, но неуклонно. Постепенно Сили начинает распрямлять плечи, учится ненавидеть и улыбаться. И еще шутить. До сих пор смешное получалось у нее в письмах редко и неосознанно, например:

    «И ты говаришь, Бог тебя любит, хошь у тебя ни разу ничево для ево не сделано? В церковь не хожено, в хоре не пето, пастора не потчевано и все такое прочее?»

    Или:

    «Ну и конешно, следующая новость, София брюхатая. Коли она такая умная, почему брюхатая, спрашиваю».

    Новая Сили, Сили, научившаяся видеть природу, солнце, цветы и другие «вещи, которые Бог сотворил в приступе игривости», пишет по-другому: «И я думаю, ты есть в живых. Как ты можешь не быть, коли я тебя чую?.. Ты не померла для меня, Нета. И никогда не помрешь».

    Так, начав двигаться к старости (время и возраст героини по-прежнему неопределимы, можно судить лишь по косвенным признакам – по возрасту детей, по тому, как выглядят более молодые подруги Сили…), Сили учится быть самостоятельной, смелой, сильной – и счастливой. Сначала вдвоем со своей возлюбленной. Потом без нее.

    Она учится прощать – как более сильный человек прощает более слабому.

    И у нее получается.

    Поэтому финал книги, несмотря на всю ее горечь, залит светом. Трудно поверить, но жизнь, оказывается, умеет налаживаться. Сили может быть не только нищей и одинокой. Люди рядом с ней – не только подлыми, жестокими и жалкими. Это завоеванное счастье, которое Сили отмечает примирением с Богом (было время, когда она ссорилась с Ним), и пишет: «Дорогой Бог! Дорогие звезды, дорогие деревья, дорогое небо, дорогие люди! Дорогое все! Дорогой Бог! Спасибо вам».

    А потом, сидя на террасе своего собственного красивого дома, она напишет, уже совсем без ошибок: «Только я-то думаю, не старые мы вовсе. Мы счастливые. И по правде сказать, думается мне, такими молодыми, как нынче, мы никогда и не были. Аминь».

    Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!







    • Какая великолепная рецензия. Очень давно хочу прочитать эту книгу и все никак. Надо прям продвинуть ее в первые ряды в очереди.
      Сили, наверное, имя говорящее от англ. «глупая», но судя по всему даже «сили» может измениться)
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо!
      Я думаю, это имя Селия, произнесенное на английский лад.
      Прочитав эту книгу, понимаешь, что расовые проблемы Америки - далеко не надуманы, и разгребать их еще долго, в том числе совсем невиноватым людям...(
      ответить   пожаловаться
    • Да, прекрасно написано) "Ей, наверное, уже под сорок, когда она впервые начинает задумываться о том, что она человек" это одновременно и прекрасно, и страшно за те сорок лет, что уже позади.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо большое.)
      Честно говоря, сориентироваться в том, сколько лет Сили в тот или иной период времени, - непростая задача. Она живет вне времени, вне смены времен года, у них не отмечают праздники, не говоря уж о ее днях рождения, она не слушает радио, не ходит в кино, не знает, что происходит в мире, не отмечает перемен во внешности, - это застылость в одном беспросветном настоящем очень угнетает. Другие растут, старятся, женятся, рожают детей, и только по этому можно понять, что проходят годы. А Сили все висит в воздухе и даже не ропщет по этому поводу на судьбу.
      ответить   пожаловаться
    • Замечательная рецензия на книгу, которая мне не понравилась. Очень сложно она написана, одно мучение с ней было, пока продиралась сквозь корявый текст. Тема интересная, но подача .... Понятно, что девушка неграмотная и обиженная на всех и вся, но книга злая и портила настроение)) Хотелось бы посочувствовать ГГ, но не получалось.
      ответить   пожаловаться
    • Это точно, написано сложно, и приходится продираться. Кстати, Сили мне не показалась обиженной. Она настолько несчастна, что и обижаться ни на кого и ни на что не смеет. Все, что на нее валится, принимает, как должное.(
      ответить   пожаловаться
    • Трудно представить, что в сорок лет, ничего не хорошего, своего не увидев в прежней свой жизни, можно начать все менять, стать самостоятельной, самодостаточной, грамотной, счастливой. Хочется верить, что это возможно и что бывают такие сильные и при том с чистым нежным сердцем люди.
      ответить   пожаловаться
    • Там все происходит очень плавно, без резких скачков, и конечно, на изменения в Сили очень влияют другие люди. В ней долго что-то копится. Но взрывом не изливается. Изменения в Сили словно вызревают, как зерно. А самостоятельной она становится самым последним делом. Сначала ей надо разрешить себе хотя бы такое: возмущаться, радоваться, смотреть на себя и других со стороны.
      ответить   пожаловаться
    • Замечательная рецензия, прекрасно рассказывающая о главном персонаже, а книгу захотелось прочесть.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо. Эта книга - одна из программных для американской литературы. Но и для нашего читателя в ней многое найдется. В том числе эта книга помогает понять Америку, в том числе современную Америку.
      ответить   пожаловаться
    • Мне кажется, что тут цвет кожи ни при чем. С таким же успехом Сили могла быть белой женщиной из низов.
      ответить   пожаловаться
    • Вряд ли. Тут такой густой мрак и беспросвет, какого и близко ни в одной книге о жизни белых бедняков начала ХХ века в Штатах (да и где бы то ни было) не найдёшь. Тут забитые, последние угнетают тех, кто стоит ещё ниже - свои семьи. Именно это в своё время произвело особый фурор: никто, кроме чернокожего автора, не посмел бы рассказать _такую_ правду о чернокожих мужчинах.
      ответить   пожаловаться
    • Почему-то подумалось про крепостных в России.
      ответить   пожаловаться
    • Вот! Это ближе.
      ответить   пожаловаться
    • Всегда поражаюсь силе женского духа: через унижения, обреченность,побои, тяжелую работу сохранить веру и возможность стать счастливой.
      ответить   пожаловаться
    • Да, забитая Сили оказывается очень сильной. Мне кажется, это и человеческому духу вообще свойственно - вопреки всему тянуться к свету.
      Хотя... Многие раздавленные мужики, пожалуй, в самом деле пошли бы по более простому пути: они бы спились.) А Сили - не пьёт.)
      ответить   пожаловаться
    • Очень интересно и ярко написали. Читать не захотелось. Что эта книга дала вам для души, ума или еще что-то?
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо. Для души книга дала не очень много - в ней как-то не в кого влюбиться, некем очароваться. Вот интеллектуальная составляющая - дело другое. Пищи для размышлений достаточно. Многие проблемы Америки, сегодняшней причём Америки, гораздо понятнее становятся. То, что казалось надуманным, предстаёт в ином свете.

      Ну и, конечно, добавлю - хотела включить эту мысль в рецензию, потом забыла: книгу стоит читать всем и каждому, кому кажется, что у него в жизни всё плохо. Как почитаешь про Сили - сразу понимаешь: у тебя-то ещё всё просто очень хорошо! Почти без исключений. Потому что даже самые тяжёлые моменты нашей жизни проходят, а у Сили долгое время в жизни царствует дрянная бесконечность. И ни одного близкого человека рядом.
      ответить   пожаловаться
    • Понятно. Теперь точно знаю не моя книга.
      ответить   пожаловаться
    • Да, тяжёлая.
      ответить   пожаловаться
    • Дело не в этом. Моя жизнь также полна сложностей и трудностей. Из которых я с достоинством выбираюсь, просто такие книги мне не всегда интересны.
      ответить   пожаловаться
    • Рецензия яркая и глубокая. Видно, что книга произвела впечатление.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо.) Не такое глубокое, на которое я рассчитывала, учитывая славу этой книги в Америке, но впечатление всё же произвела.
      ответить   пожаловаться
    • Я зачиталась даже, не заметила, как вода на плите закипела ))
      А вообще во всем этом есть что-то очень христианское, героиня общается с Богом и как-то интуитивно живет по заповедям. Терпит, подставляет вторую щеку, прощает. Как-то так мне показалось по рецензии. )
      ответить   пожаловаться
    • Это лучший комплимент! ) Спасибо.)

      Мне не кажется, что Сили сознательно подставляет вторую щеку - дескать, так будет хорошо, поэтому я прощу. В душе-то она не прощает, просто у нее нет сил ответить на обиду. Вот когда она становится сильной, тогда она обретает в себе силы простить по-настоящему, от сердца, а не от беспомощности.
      А доброта ее какая-то инстинктивная, когда она выхаживает больную любовницу мужа, такое ощущение, что она делает это так же, как выхаживала бы котенка, щенка, - живое страдает, значит, надо помочь.

      Отношение Сили к Богу сильно меняется по ходу романа. От детского принятия как начальника и защитника до отрицания - и потом к принятию на новом уровне, на котором Бог - не дядя с бородой, который должен выслушать и помочь, как бюро добрых услуг, а Дух, начало и конец всего сущего, неотделимый от цветов, деревьев, голубого неба.
      ответить   пожаловаться
    • Какой сложный персонаж получился, несмотря на всю кажущуюся простоту.

      Надо бы себе в ридер книгу закачать - чувствую, что вещь стоящая. ))
      ответить   пожаловаться
    • Прочесть стоит. Надеюсь, понравится! )
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Новости книжного мира

Сегодня, 17 февраля, в истории

В этот день родились: 1853 — Ярослав Врхлицкий, чешский поэт, драматург, переводчик (ум. 1912). ...

Новости книжного мира

На чем вырос протопоп Аввакум

В зале редкой книги краевой библиотеки им. Горького открыта выставка, посвященная 400-летию...

Заметка в блоге

Современная китайская литература

17 февраля 1955 года родился Мо Янь – китайский писатель и лауреат Нобелевской премии по...

Обсуждение в группах

17 февраля - 23 февраля 2020 года

17 февраля - понедельник Всем привет. В этот зимний (хотя судя по творимому за окном уже...