Рецензия на книгу The Sandman. Песочный человек. Книга 4. Пора туманов

Добро пожаловать в мир снов, грез и самых невероятных фантазий. «Пора туманов, зрелости полей…» Жатва. Время собирать камни. Время оглянуться назад и понять, что ошибался. Время исправить содеянное. Вечные — Судьба, Сон, Смерть, Страсть, Страдание, Сумасшествие — собираются на семейный совет. Люцифер понимает, что устал от Преисподней. Сон спускается в Ад, чтобы освободить возлюбленную, которую сам же обрек на муки много тысяч лет назад… Нил Гейман сплетает туманы в очередной завораживающий сон. Смотрите…

  • Более странно, чем в раю

    3
    +
    Сказать, что четвертый том саги под названием Sandman ждали очень сильно, было бы сильным преуменьшением того вожделенного томления, в котором пребывали читатели. Когда-то «Эксмо» уже пытались привить любовь к Гейману отечественным любителям комиксов, но, увы, дальше третьего тома дело не пошло. Стоит ли говорить, что к клятвенным заверениям «Азбуки», подхватившей упавшее знамя Vertigo на территории одной шестой части суши, относились с изрядной долей скепсиса. К слову сказать, возникли они не на пустом месте. Ведь одно дело заниматься пусть и доработанным, но переизданием, другое – выпускать новые книги с нуля. Если к этому прибавить далеко не самый динамичный темп повествования и желание Геймана наполнить свои комиксы максимально допустимым объемом отсылок и проблематик (что существенно утяжеляет восприятие истории), недовольство по поводу задержки очередного тома сменяется искреннем удивлением и радостью. Потому что ряды ярых фанатов «Песочного человека» со временем ощутимо редеют. И похоже, что пробраться до конца через все хитросплетения мифологий смогут не все. Четвертый том показал это достаточно наглядно.

    «Пора туманов» начинается с семейного совета. Здесь нам впервые представляют все семейство Вечных (шесть пишем, один – в уме). Судьба, Смерть, Сон, Страсть, Страдание и Сумасшествие (Сокрушение покинул отчий дом много лет назад). В оригинале все сущности носили имена на «D», но адаптированный вариант оказался вполне жизнеспособным. Беседа явно не клеится, и родственники переходят к старинной забаве – обмену шпильками по поводу дел минувших. Отношения Морфея и Страсти уже во втором томе достигали критической отметки, после которой в воздухе начинают летать молнии. Насильственное же пребывание в одной комнате явно не приводит к их потеплению. Безусловно, скелеты в шкафах висят у всех, но это история о Песочном человеке, а значит, основные удары придутся именно по нему. А учитывая весьма непростой характер Владыки Снов, несложно догадаться, что его прошлое испещрено ошибками разной степени тяжести. И из-за одной такой ошибки Морфею вновь предстоит спуститься в Ад. Прогулка обещает выдаться знатной, учитывая, в каких интонациях пришлось распрощаться с Люцифером посередине первого тома.

    Ад по Гейману это невыносимо скучное место. Несмотря на все старания Келли Джонса, проявившего изрядную изобретательность в изображении ужасов преисподней, к кошмарам привыкаешь достаточно быстро. Что уж говорить о веках, утопающих в бесконечной грызне мелких демонов за власть. Они не ровня Люциферу. Но если вы подобно Сэндмену ждете великой битвы с владыкой ада, то Гейман заготовил для вас очередную дьявольскую шутку. С самодовольной усмешкой Денница покидает свои владения, предварительно разогнав всех подданных (причем данный ход был задуман автором еще в «Прелюдиях и ноктюрнах»). Хаос, опустившийся на мир смертных, теперь на плечах и совести Морфея. Но не так уж важно свято было место или проклято. Вселенная не любит пустоты. И во дворец Сна стекаются гости со всех концов света. Скандинавские и египетские боги, гонцы фейри, представители порядка и хаоса, бывшие обитатели Ада. Каждый из них пришел с предложением, от которого если и не трудно отказаться, то уж наверняка следует брать в расчет.

    Границы сцены строго очерчены. Sandman за номером четыре предлагает нам камерную пьесу, разыгранную высшими силами. Гейман затевает свою любимую игру с личными трактовками мифологических сюжетов и образов, жонглируя преданиями, пытаясь органически вписать их в свою вселенную. Причем в изображении отдельных персонажей преисполнено такой сатиры, что гневные письма от читателей уже не кажутся чем-то странным. Еще бы. Фанаты Marvel, знакомые со скандинавскими легендами исключительно по комиксам, были возмущены злостным пасквилем на любимых героев. Хорошо еще вокруг сил порядка и хаоса не организовалось подозрительных культов. А то серия могла закончиться значительно раньше срока. И за всем этим пестрым балаганом стоят вполне серьезные размышления о необходимости рая и ада. Отголоски этих размышлений чуть позже войдут в рассказ «Мистерия убийства».

    Именно с «Поры туманов» Sandman делает шаг в сторону от приключенческих историй. Если раньше периодическая рефлексия персонажей была не более чем приемом, раскрывающим характер, то теперь она становится главной движущей силой. Экзистенциализм начинает цвести пышным цветом, заслоняя собой практически все. Королевство Снов восстановлено, передел сфер влияний невозможен в принципе (задача Вечного – быть персонификацией звена бесконечного цикла, и любое отклонение от предназначения противоречит самой сути этих существ). Настало время задуматься о смысле вещей. И в этих размышлениях попытаться понять природу смертных с их краткими жизнями, понять свою роль в системе мироздания. Оценить границы силы. Осознать ответственность и предназначение. Кто-то из Вечных это уже осознал, кому-то только предстоит. А серия... Серия начинает покрываться налетом бронзовой элитарности. Особенно хорошо это заметно на примере мистической библиотеки, где перечисление ненаписанных книг занимает место больше, нежели описание всего сюжета «Поры туманов». И далеко не всем читателям подобные перемены пришлись по вкусу.







Интересные посты

Интересная рецензия

Каждый верит, что он прав...

В начале книги я никак не могла определиться о каком времени идет речь. Неторопливое повествование...

Заметка в блоге

Для детей

Не раз я уже писала, что мне нравится читать рецензии Юзефович и списки неочевидных, но хороших...

Обсуждение в группах

Голосуем за лучшую рецензию на книгу марта "Ярмарка тщеславия" Уильям Теккерей

И тут я слегка с опозданием, но не смотря на самоизоляцию у меня вечная куча дел и я ничего не...

Новости книжного мира

Сегодня, 5 апреля, в истории

В этот день родились: 1793 - Гавриил Степанович Батеньков, поэт и декабрист. Родился в семье...