Рецензия на книгу Великая русская революция. 1905-1922

Эта книга --- длинный и очень сложный разговор о самом противоречивом этапе нашей истории --- революции начала XX века. Мы слишком мало знаем о ней, даже если кажется, что все точки над "i" уже расставлены. Достаточно спросить: почему Ленин называл Октябрьскую революцию буржуазной? сколько было "опломбированных вагонов", и кто еще проехал в революционный Петроград через Германию? как Сталин оказался в лагере сторонников Временного правительства? Эти вопросы --- лишь вершина айсберга. Под ней --- огромная тайна, называемая "Русская революция". Эта книга --- вызов стереотипам и идеологии. Попытка разобраться, чем же на самом деле является для нас этот социальный и политический взрыв, переросший в противостояние Гражданской войны, --- не спецоперация, не заговор, а исторический процесс, пронизанный собственной, подчас крайне жестокой, но единой логикой.Книга предназначена для широкого круга читателей.

  • Острые вопросы и неоднозначные ответы =0)

    11
    +

    Кто автор?

    Писатель, журналист, телеведущий. Учился в Бауманке (технический университет), работал редактором, политическим обозревателем, ведущим общественно-политических программ на ТВ.

    Подозрительная биография для автора исторических трудов? На первый взгляд - да =0) Но давайте разберемся:

    1) Писатель - не историк. Но в активе есть фундаментальное высшее техническое образование. Значит, как минимум, с логикой и умением работать с материалами все в порядке.

    2) Перебывал на нескольких редакторских должностях: значит, есть определенная самостоятельность мышления, кругозор и, опять-таки, умение работать с текстами, источниками информации.

    3) Политический обозреватель: не исключает политической ангажированности, но включает в себя также знания и опыт, умение ориентироваться в политической санта-барбаре и «шерше ля деньги». А политический аналитик априори должен быть хорошим исследователем и разбираться в истории вопроса.

    4) Телеведущий – это как минимум хорошо подвешенный язык. Хотя есть опасность встретить в его лице болтолога пополам с манипулятором.

    5) Статьи и книги публиковал в: Военно-историческом сборнике, URSS, «Алгоритм» и «5 Рим». Все четыре издательства исключительно адекватны, специализируются на научной и научно-популярной литературе и г**на не издают.

    6) Лысков рекомендуется к прочтению историками (К.Жуков, Е.Яковлев и др.)

    Чего написал?

    «Великая Русская Революция» (2012) - вторая из четырех книг Лыскова на историческую тему. По жанру – учебник для старших классов, по форме – добротный реферат. Автор не лез в высокую науку, он поступил гораздо умнее, проделав образцовую исследовательскую работу: собрал все возможные наиболее доступные и авторитетные источники по теме и изложил их понятным для широкой публики языком. (Спойлер: ссылки на источники имеются и их едва ли не больше, чем самого текста к книге).

    Структура

    Книга отлично структурирована: разбита на главы, в каждой в среднем по 10 подглав объемом по 2-3 стр., отвечающие на конкретный вопрос. В содержании легко ориентироваться и читать можно выборочно только те главы, которые интересуют особенно. В конце каждой подглавы – список использованной литературы, что весьма удобно.

    Спискота...

    ...требует отдельного внимания. Лысков использовал общедоступные источники с упором на те, которые оцифрованы и доступны в сети, на них он дает прямые ссылки, которые можно проверить тут же, не отходя от кассы. Принципиальная доступность и проверяемость источников – это огромный плюс работы Лыскова!!

    Тут есть как первоисточники (статьи политиков, протоколы собраний, тексты законов и т.п.), так и научно-исследовательская литература (статьи, монографии ученых). Некоторое недоумение вызвали ссылки источники, которые можно заподозрить в политизированности. Например, выдержки из «Большой советской энциклопедии» разумнее было бы либо заменить толкования из современных словарей/справочников, либо дать в сравнении – что понимали под тем или иным явлением тогда и сейчас. В целом, Лысков в выборе источников придерживается золотой середины, давая слово как просоветским авторам, так и их идейным противникам.

    Отдельная мякотка, когда Лысков, развенчивая очередной исторических миф, приводит полные цитаты из того же Ленина: ведь антисоветчики умудряются читать его вкривь и вкось и потом так же истолковывать его идеи обывателям.

    Теория...

    ...подробнейше разжевывается, разбору идеологии посвящено две первые главы: «Главный вопрос революции» и «От идеи к действию. Идеология, определившая характер революции». Автор умело препарирует марксизм (само собой), либерализм, социализм, «ереси» марксизма (народничество, экономизм, троцкизм), западники и народники и т.п. и т.д.

    Уровень анализа

    Лысков смел как исследователь: в каждой подглаве он ставит интересные и сложные вопросы типа «почему?» и «зачем?», анализирует факты, плюсы и минусы, докапывается до причин и приходит к выводам, давая в конце подглав краткое резюме того, до чего докопался. При этом автор не страдает излишним упрощенчеством с одной стороны, и, с другой стороны, не пытается натянуть сову на глобус. Многие вопросы, которые он задает, принципиально не имеют однозначного ответа: либо не хватает фактов, либо вопрос уходит в плоскость нравственно-этического, где каждый сам для себя решает, как он к этому относится, либо ответов просто несколько (см. Кто виноват в развязывании Гражданской войны и террора? или Военный коммунизм – хорошо или плохо?).

    Терминология

    Отдельно автор обращает внимание на то, что в ученых кругах называется «договор о терминах». Дело в том, что события Революции отстоят от нас не много ни мало на сто лет. Язык вообще и политическая терминология в частности успели сильно поменяться, поэтому обращение к первоисточникам требует подготовки и разъяснения – что означало конкретное понятие для людей тогда и что значит для нас (см. главу «Терминология революции»).

    Контекст

    Международный контекст событий присутствует постоянно, что придает картине Революции необходимую для исследования глубину и ширину. Ведь проблемы России нисколько не уникальны, с теми же вопросами в свое время сталкивались все страны старушки-Европы, и все их как-то решали. Например, европейский ревизионизм (пересмотр и отрицание теории Маркса о неизбежном кризисе и крахе капитализма и, как результат, соглашательство с буржуазией) и раскол социалистических партий в 1900х по 2ревизионистскому» признаку – это идеологический кризис того же порядка, что размежевание большевиков и меньшевиков в России 1910-х.

    Контекст событий внутри самой России тоже прописан. Автор не жонглирует разрозненными фактами, не пытается забросать ими читателя или поразить его воображение обилием информации. Лысков последовательно нанизывает события на общую линию повествования, методично и спокойно прослеживает историю революционного движения на общем историческом фоне.

    В этой связи многие политические решения суть лишь реакция на предшествующие/сопутствующие события, а вовсе не часть чьего-то дьявольски хитрого плана. В то время как т.н. «большая история» сосредотачивается именно на самих решениях и декларациях, упуская из вида события, которые стали причиной этих самых решений, Лысков восстанавливает фон, описывает контекст ключевых, поворотных моментов истории, буквально оживляет ее, делает к нам ближе, а мотивы предков - понятнее.

    Историчность

    Иногда (изредка) автор обращается к нашему современному опыту, но слава богу, у него хватило ума не начать сравнивать соленые огурцы с апельсинами, т.е. экстраполировать наш опыт на события столетней давности и мерять предков лазерной рулеткой.

    "Не сошлись характерами"

    Каждому тезису сопутствует живой пример истории, наглядно показывающий, как все в этой жизни не просто. Взять все тот же спор о форме власти осенью 1917-го: какое правительство нужно стране – коалиционное (многопартийное) или однопартийное? Хроника баталий в протоколах заседаний партий и на страницах газет весьма красноречиво говорит о том, что люди с разным мировоззрением вообще и с идеологическими платформами в частности принципиально НЕ могут ужиться вместе. Тем более вместе управлять страной.

    Как можно договориться, например, по вопросу о мире, если одна сторона воевать не хочет и дезертирует полками с фронта, а вторая кричит – «ура-ура!» и гонит дезертиров на врага мотивирующими выстрелами в спину? Что делать? Воевать, но при этом не воевать? Или вопрос о земле: одна сторона кричит «взять все и поделить», а вторая – категорически делиться не хочет? Поделить, но не поделить? Итоги деятельности Временного правительства как раз показали, что компромиссы и консенсусы, реверансы вежливости, полурешения и полумеры категорически противопоказаны в случае, когда пациент (=страна) скорее мертв, чем жив (см. Плюрализм мнений, Эффект «Тяни-Толкай» и Конфликт интересов). Не возляжет лев рядом с агнцем, хоть тресни, и никакие травоядные лозунги не помогут.

    Процесс принятия решений...

    ...рассмотрен последовательно и тщательнейшим образом. Лысков как исследователь имеет одно пренеприятнейшее обыкновение: он раз за разом, беря на рассмотрение очередной кусочек истории, углубляет перспективу и вводит еще одно измерение проблемы, усложняя картину, которую мы привыкли считать простой и давно изученной (например, знание контекста сильно меняет устоявшееся мнение о Брестском мире как о безусловном провале Советов).

    Автор показывает, как, с одной стороны, законы, декреты и международные договора не с потолка берутся, а являются ответами на запросы общества к власть предержащим. А с другой стороны – задача предержащих власть договориться не только с народом и его противоречивые хотелки как-то соотнести с собственным видением, стратегией и планами, но и еще договориться внутри себя о видении, стратегии и планах. Ибо, о ужас, люди, принимающие решения, имеют разные мнения по одному и тому же вопросу. А времени для экспериментов и права на ошибку – нет. Автор по протоколам описывает, как проходили съезды партий, дебаты и голосования, все это – с конкретными цифрами на руках.

    Ссылки на конкретные документы, доступные в сети – прилагаются. Много страниц посвящается подробному описанию по часам – что происходило на переговорах (глава «Между миром, войной и миром», история с декретом о мире, выходе из Первой мировой), в каких муках рожались формулировки и почему закон/постановление/декрет поимели в конце концов именно тот окончательный вид, который мы знаем теперь. Дипломатические игры, кстати, тоже описаны максимально подробно.

    Объективность автора

    На высоте. Лысков всегда приводит две точки зрения, выясняя правду каждого, смотря со стороны и отстраненно. Например, историю пресловутого Чехословацкого корпуса, оказавшегося жертвой обстоятельств и большой политики, автор рассматривает в том числе изнутри – с точки зрения людей, попавших вольно-невольно на чужбину, лишившихся руля и ветрил, пытающихся выжить по дороге домой. Или вот история белого движения – тут вообще читателю предстоит сделать много чудных открытий и порвать пару-тройку очень крепких шаблонов (белые НЕ были монархистами, офицеры царской армии после 1917г. поровну разделились на белых и красных).

    Приступая к теме Гражданской войны, автор отдельно и особо призывает к разуму и дистанцируется от «этического максимализма». И, надо сказать, ему в полной мере удается избежать лишних эмоций в разборе этой темы.

    Что в книге есть?

    Экономика, политика, дипломатия, основные военные действия, разбор идеологических концепций.

    Чего не хватает?

    Страниц. Автор имеет все предпосылки для написания настоящей энциклопедии по истории революции, стоит лишь ему включить в книгу весь материал, который он исключил, чтобы вместиться в формат учебника.

    Итоги

    Читать, читать и перечитывать! В небольшой книжке уместилась едва ли не исчерпывающая информация о происходившем в России 1905-1922гг. Крайне рекомендуется старшеклассникам, студентам и всем интересующимся - как для ознакомления с темой, так и в качестве отправной точки для размышлений и самостоятельного заглубления в тему (спискота богатая).








    • Этот телеведущий вёл множество обсуждений горячих тем профессиональными историками самых разных убеждений. На общем идеологическом фоне мракобесья он выглядел совсем не плохо, показывая владение материалом и даже какое-то понимание. Но... но в целом он всё равно представитель идеологической машины масс-медиа. Посмотрел бегло его статьи о зарплатах в ГУЛАГЕ - там на первый взгляд всё документально и точно, кроме... реальности, той о которой писал Шаламов: куда и кому переходила зарплата, посылки и другие "материальные" блага зэков - уркам, то есть настоящим хозяевам любого лагеря, крышуемых администрацией. Так вот Лысков - представитель её отчётности. Так же и с историей. Помню как в его передаче о красном и белом терроре, только единственный историк (Сергей Соловьёв) героически бился против оголтелых идиотов с дипломами, званиями, регалиями (с академиком во главе - наиболее отпетый кретин) - идеологической обслуги интересов (современного классового господства) в историческом материале гражданской войны.
      ответить   пожаловаться
    • Шаламов - писатель, который писал о своем индивидуальном опыте. Его произведения - это как кино "по реальным событиям": где там реальность, а где художественные прикрасы, где память подвела, а где пересказ слухов - бог весть.
      Отчетность равно как любые другие документальные свидетельства, тоже не отражают реальность кристально чисто, но на то есть целый комплекс методов источниковедения, чтобы отделить зерна от плевел.

      Не думаю, что корректно сравнивать писателя и исследователя.
      ответить   пожаловаться
    • Вы, видимо, просто не знаете как написаны рассказы Шаламова, что там написано, как этому относятся историки-специалисты. Отсюда такое легкомыслие на таком материале (идиотическое невежество в данном случае). Ещё раз внятно: Лысков обходит (умалчивает) тот известный из истории лагерей факт, что лагерные блатные - урки - полностью владели, пользовались и распоряжались не только любой собственностью зэков, но часто их жизнью и смертью. Читайте знаменитый изучаемый сейчас научно в целом ряде исследовательских статей мирового (!) шаламоведения рассказ "На представку". Лысков идеолог масс-медиа, а не историк - вот где "собака зарыта". Историком у нас может быть кто угодно, вот почему наука это предельно дискредитирована - в интересах современного классового господства той самой номенклатуры: сначала сталинской (палаческой), затем капеэсэсовской (прелесть!), а теперь их приёмницей - путинской. Недостатка в обслуге никогда не было. Кстати, те же урки с ведома лагерного начальства систематически уничтожали весь политический "контингент" попавший в лагеря - т.н. "троцкистов" (это ярлык был приговором). Лысков неплохой ведущий, но совсем не историк и никогда им не будет.
      ответить   пожаловаться
    • Шаламов - писатель и писал рассказы. Рассказы - это жанр художественной литературы.
      Вы войну 1812г. по Толстому изучать будете? а быт пиратов по романам Саббатини?
      Шаламов не историк, максимум - мемуарист. Мемуары - это источник, а не исторический труд.

      Лысков - исследователь. У него хватает ума не выдвигать свои теории и не делать далеко идущих выводов. Он приводит факты, почерпнутые из источников и трудов историков. Его книга = реферат. Никаких лозунгов типа "белое движение это плохо", а "военный коммунизм - хорошо", он в книге не продвигает. Он вообще избегает оценок. Как хороший исследователь.
      ответить   пожаловаться
    • ВТ Шаламов не просто необычный писатель, он - очевидец, причём такой, который с полным основанием мог точно сказать, где в описании лагеря правда, а где ложь. Классический пример - это его критика "Одного дня..." АИСа и вывод. Неполживец вообще не знал лагеря, не знал о чём пишет. Есть статья одного историка, который наткнувшись на очевидную, как ему казалось неточность у Шаламова, взялся разбираться и выяснил, что Шаламов был прав и предельно точен.
      "Проза выстраданная как документ" - такая характеристика является в настоящее время общим местом в литературоведческих работах, посвящённых открытию Шаламовым новой прозы. Вы, похоже, и этого до сих пор не знали, пытаясь сравнивать с Толстым. Увы, за вас это сделали и не в вашу пользу. Интересно отношение самого ВТ:
      "Когда меня спрашивают, что я пишу, я отвечаю: я не пишу воспоминаний. Никаких воспоминаний в «Колымских рассказах» нет. Я не пишу и рассказов – вернее, стараюсь написать не рассказ, а то, что было бы не литературой.
      Не проза документа, а проза, выстраданная как документ." https://shalamov.ru/library/21/45.html
      Так что, увы, в этих рассказах нет выдумок, как вам по наивности (и невежеству)представляется. Например, в его рассказах всем палачам даны их настоящие имена.
      Лысков, увы, занимает своё место в известном ряду прочих "исследователей", старательно забивающих полки книжных магазинов: Солоухин, Мединский, Сванидзе, Волкогонов, Радзинский, Суворов, Фоменко, Гумилёв и тд и тп. Не исключаю, что его книга не самая плохая в жанре фолк-хистори. Но тратить на неё время я не буду (есть, например, лекции моего товарища Сергея Соловьёва, профи и эксперта по истории России). Само название у нашего исследователя претенциозно датой 1905-1922. Это также известная точка зрения совершенно определённого круга историков. Сразу приходи на ум главное методологическое требование любой науки: различай! А не смешивай в общую кучу...
      Позволю себе задать два вопроса, на которые настоящие историки уже дали чёткие ответы. Поэтому мнение нашего кандидата в исследователи способно просто обнаружить степень его владения материалом:
      1) Какой характер носила "Великая русская революция"?
      2) Что такое факты (которые он приводит), что называется в истории фактом?
      Один из героев Салтыкова-Щедрина подразделял факты на три категории: 1) факты подходящие, 2) факты неподходящие, 3) такие факты, которые как бы и не факты совсем. Но современные исследователи (Мединский, например, вслед кстати за Соженицыным, а потом ещё и все перечисленные выше "исследователи приводили тоже "факты") ввели ещё одну, четвёртую их категорию: факты, которых нет, но которые как бы и факты.
      Действительно, дело не просто самое забавное, но оно в том, что заметил историк-классик:
      "О том, что такое факт, существует множество точек зрения. Одна из них состоит в том, что факт есть явление действительности. Вторая – факт представляет собой образ действительности. Третья различает два вида фактов: факт-реальность и факт-знание. Не вдаваясь в дискуссию, отметим лишь, что факт, как он мыслится всеми учёными, обладает двумя, казалось бы, несовместимыми особенностями. Первая – его объективность. Факт, взятый сам по себе, не зависит от человека и человечества. Факты, как говорят, упрямы. Вторая особенность факта состоит в том, что он существует в сознании человека. Именно в сознании факты «хранятся», «накапливаются», «обрабатываются», «истолковываются», а иногда и «подтасовываются». Лыскову в его статье о лагерной зарплате вполне удалось показать, как можно при помощи документов игнорировать реальность происходящего, то есть своё отношение к "фактам".
      ответить   пожаловаться
    • Шаламов - писатель. Точка.

      Для справки: что такое Шаламов и проч. "документальная проза" - знаю не по наслышке (ключевое слово ПРОЗА). И что такое "нарратив" и "нарратор" тоже знаю. Советую погуглить разницу между "автор" и "рассказчик". И прочитать пару-тройку хороших книжек о психологии и лингвистике.

      Шаламов может утверждать все, что угодно. Это слова автора о своих произведениях. Лит.ведами они принимаются во внимание так же, как следователями свидетельства очевидцев, а историками - написанное мемуаристами. То есть - критически (см. Источниковедение). Ни одному лит.веду, следователю или историку не придет в голову строить какие-то предположения и делать выводы, основываясь ТОЛЬКО на одном таком свидетельстве/точке зрения одного человека.

      Такую же ошибку совершит каждый, кто создаст себе кумира и будет черпаться из одного источника. Один историк, будь он хоть сто раз серегйсоловьев, еще не делает науки. Уже надоело раз за разом видеть это имя в ваших комментариях. С точки зрения любого профессионала и любой области подозрительно, когда апелляция раз за разом идет к одному-единственному авторитету/источнику.

      Я буду просить удалять ваши комментарии, если вы еще хоть раз позволите себе делать личные выпады и оскорбительные предположения в мой адрес.

      Дальнейшую дискуссию считаю бесполезной.

      ответить   пожаловаться
    • Бесполезна она была только для вас и с самого начала. Тот же, кто её прочитает, надеюсь, получит существенно более развёрнутое представление о том, чем наука отличается от идеологии и к какому лагерю принадлежит автор сталинистского "Русского проекта". В состав исторической науки входит в обязательном порядке источниковедение. Это как раз то самое отношение к фактологии, на котором профи ловят таких вот "исследователей"- идеологов. Свидетельства очевидцев, разумеется, не имеют никакого смысла без их всесторонней критики. И в отношении прозы Шаламова такая работа проделана рядом исследователей и о её результатах я написал выше. Поэтому "ошибки" постарайтесь исправить в собственной голове. Как действующий научный работник и исследователь (физик) я прекрасно вижу коллегу в настоящем историке и точно так же различаю мединских, лысковых, резунов и прочих претендентов в "исследователи". В таких случаях говорят, что наука одна и предметом её является истина. Поэтому только тот, кто имеет свой собственный опыт работы может достаточно точно и полно оценивать труд коллег. Всех прочих идеологам надуть легче лёгкого только потому, что нет никакого собственного опыта, то есть не на что опереться, когда человек никогда не имел дел с тем, а что такое истина, что такое факты - её непосредственные фрагменты. Именно "фактами" сталинисты пытаются перелицевать преступления в модном обличье, выгодном современным шкурным интересам. Но всё для дилетантов, таких как вы - любителей фолк-хистори. В том-то и ваша и ложь, что вам в доказательство указывают сразу на целый сайт материалов по истории, литературе, культуре, социологии, философии и ряд известнейших имён. И все они идут вразрез с "открытиями" вашего "исследователя" истории Октябрьской революции 1917 года. Достаточно заметить, что ваш Лысков даже год (1917) затёр подобно тому как Путин "затёр" праздник 7 ноября. Это и есть идеология на марше.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

И часы мертвецам отбивает Биг-Бен…

После подлинно викторианского романа «Север и Юг» я прочитала современную стилизацию под...

Заметка в блоге

Чёрный юмор

Пока нет настроения делать что-то хорошее. Поэтому я обратила свой взор на свои же книжные полки и...

Обсуждение в группах

30 марта - 5 апреля 2020 года

30 марта - понедельник Всем привет. С вами обзорный понедельника, то есть я) И так как обзор...

Новости книжного мира

Книжный рейтинг марта 2020 от BookMix.ru

Начало месяца - время собирать камни - "книжные камни". BookМix.ru представляет...