Рецензия Nаtалка на книгу «МЫ»

Творчество Евгения Замятина, являясь подлинным художественным документом своего времени, более чем на 50 лет было закрыто для российских читателей. Знаменитый на весь мир роман-антиутопия «Мы» сегодня очень актуален, в нем математически точно просчитана тенденция исторического развития общественной структуры. По словам самого автора, «это сигнал об опасности, угрожающей человеку, человечеству от гипертрофированной власти машин и власти государства». Е.И. Замятина по праву считают родоначальником литературной антиутопии; спустя четверть века, британский писатель Джордж Оруэлл, вдохновленный работой своего предшественника, написал легендарные «1984» и «Скотный Двор». В данное издание включена статья Дж. Оруэлла, посвященная роману «Мы». Показать

«МЫ» Евгений Замятин

Кажется, я признавалась уже, что не люблю литературу начала прошлого века. Даже не начала прошлого века, а двадцатых годов именно. Но вот удивительное дело, когда я бралась за этот роман, никакого сомнения в том, что он может мне не понравиться мне не закралось. Да даже когда я дату написания увидела – 1920 год – у меня ничего внутри не ёкнуло. Настолько сильна была вокруг него аура первой антиутопии. И, однако, стоило только начать читать, как всё, что я не люблю обрушилось на меня своей суровой неотвратимостью. Всё-таки они ставили эксперименты эти писатели нового времени. Эксперименты с формой и на своих читателях. И до сих пор ставят. Из каждой строчки прёт это неуспокоенное, изувеченное, покалеченное потрясениями время перемен: «… иррациональные величины прорастают сквозь все прочное, привычное, трехмерное, и вместо твердых шлифованных плоскостей — кругом что-то корявое, лохматое...»
Оборванные предложения с недосказанной мыслью, многоточия и двойные тире. Рвано и изломано. Из каждой строчки паника. Описания бреда. Бреда именно, пробуждающего у меня головную боль в височной части головного мозга. Ну вот да, я просто на физическом уровне испытываю дискомфорт от чтения текстов, написанных в такой форме. Впрочем, нельзя не оценить насколько хорошо у Замятина получилось этот бред и эту панику времени передать. Просто встаёт перед глазами картина качающегося и переворачивающегося вверх ногами мира, видны брызги и осколки всего, казавшегося стабильным и прочным. И даже сомнений никаких не возникает, что всё это описание собственных чувств и ощущений автора, свидетеля и участника масштабных и тяжёлых событий. «Весь Мир насилья мы разрушим/ До основанья, а затем/ Мы наш, мы новый Мир построим…». Да. Автор был свидетелем разрушения, поэтому ему и удалось так прекрасно это разрушение, вернее ощущение разрушения, передать. Но хотелось же ещё взглянуть на то, что будет построено на руинах. И он взглянул.
Нельзя не отметить насколько у автора развита интуиция. Собственно, в той или иной форме в истории присутствовали признаки тоталитарного общества, описанные в книге, то есть не на пустом месте он мир свой строил, удивительно, что он смог предвидеть их от истоков. Когда на руках были только первые идеи. Вот, кстати, с Ефремовым очень сильно перекликается эта часть повествования. Сразу понятно, что оба одну и ту же идею под свои книги подводили, только я, к сожалению, не могу её сформулировать, потому что политэкономию уже не застала. Но суть в том, что все люди должны отказаться от личного. Только у Ефремова – для общего, а у Замятина – для Государства.
Впрочем, не буду углубляться в такие высокие материи, остановлюсь на частном. Собственно, на том, что Замятину удалось предсказать и что исполнилось довольно скоро. Взять хотя бы стену, отгородившую прекрасное новое Государство от окружающего мира. Ну просто описание «Железного занавеса»: «Если люди метались по земле из конца в конец, так это только во времена доисторические, когда были нации, войны, торговли, открытия разных америк. Но зачем, кому это теперь нужно?». Поэзия, как и любой другой вид творчества, на службе государства; поощрение доносов; отсутствие ценности человеческой жизни; пытки, как необходимый инструмент обеспечения безопасности общества; стремление пойти и осчастливить всех ещё не осчастливленных, даже если они на других планетах обитают; ежегодный выбор Благодетеля с заранее известным результатом. Наводит на мысли не столько о коммунистическом строе, сколько о прокатившемся по миру фашизме.
Хотя и мысли гораздо более глубокие в романе есть. Извечный спор лириков и физиков как будто выходит на первый план, и уж кто-кто, а автор в этом вопросе разбирается. Ведь он, являясь писателем был и инженером тоже, и это вопрос, надо думать не мало его занимал:
« - Я служил и буду служить знанию, — нахмурился я
- Ну что там: знание! Знание ваше это самое — трусость. Да уж чего там: верно. Просто вы хотите стенкой обгородить бесконечное, а за стенку-то и боитесь заглянуть. Да! Выгляните и глаза зажмурите. Да!
».
Собственно, именно это и главное в его рассуждениях – нужна ли человеку фантазия в новом мире, ведь это именно то, что выделяет одного человека из общей массы и делает его индивидуальностью, а Единому Государству индивидуальности не нужны. Все должны быть уравнены, и Благодетеля не заботит, кажется, что без фантазии, этой вредительницы порядку, остановится всякий и всяческий прогресс, потому что люди перестанут мечтать, а если нет мечт, то не будет уже и новых Интегралов. И этот вопрос, он всё-таки в романе основной. Кстати и объяснение души очень красивое в книге имеется. Ну и не мог автор не акцентировать внимание на том, что занимало его больше всего, я думаю. Какими будут эти люди будущего, лишённые индивидуальности - «Мы – счастливейшее среднее арифметическое…»; «…homo sapiens — только тогда человек в полном смысле этого слова, когда в его грамматике совершенно нет вопросительных знаков, но лишь одни восклицательные, запятые и точки».
А вот сюжет какой-то… не логичный. Вот сразу же возникает вопрос – зачем он ей? И почти сразу становится понятно, что не он, а Интеграл, который он строит, но на кой хрен им этот Интеграл понять всё-таки трудно. Надуманно как-то. Так и хотелось спросить: Куда вы лететь-то собрались? К звёздам? За стену? Ну идите вы пешком, зачем затевать всю эту сомнительную операцию, подвергая опасности такое количество народа? У вас же есть уже ход к прекрасным мохнатым людям, которые судя по всему едят бананы, ну, я думаю, что жёлтый плод – это банан… не репа же. Хотя, откуда там бананы. А собственно, где там? Не известно же на каком градусе какой широты распрекрасный этот город располагается.
Любовная линия какая-то истеричная. Вот так и вспоминаются все эти многоугольники взаимоотношений собратьев автора по цеху того времени. Это ненормальное просто-таки поклонение, сносящее крышу. Нет, ну, конечно, можно представить, что это автор так вывел в книге два начала – эмоциональное (лишнее) и рациональное (нужное) и через любовную линию показал, как второе подчинено первому вопреки всякому здравому смыслу и через это подвёл к необходимости уничтожения иррациональной составляющей… но она истеричная. Она прям из 20-х годов. Она же жутко раздражает же.
Размышлений о женщине много тоже: «Я молча смотрел на губы. Все женщины — губы, одни губы. Чьи-то розовые, упруго-круглые: кольцо, нежная ограда от всего мира. И эти: секунду назад их не было, и только вот сейчас — ножом, — и еще каплет сладкая кровь».
И тут немного повеселила линия с пожилым нумером, которая всё собиралась записаться на героя – это-то для каждого времени актуально, но в романе автора возведено на новые высоты, потому что бескорыстно: (Я) «… понимал, должен быть счастлив и что нет большей чести, чем увенчать собою чьи-нибудь вечерние годы» и сразу после этого сон главного героя о том, как он любит (физически) деревянный стул и как ему от этого неудобно и больно.
А вообще, с этим вот как теперь жить?
«Но ведь чувствуют себя, сознают свою индивидуальность - только засоренный глаз, нарывающий палец, больной зуб: здоровый глаз, палец, зуб - их будто и нет. Разве не ясно, что личное сознание - это только болезнь».
Тяжело, в общем, далась мне эта антиутопия. И не только из-за формы изложения, но и из-за некоторой нелогичности происходящего. И всё-таки, с этой книгой стоило познакомиться. Потому что первая антиутопия. Посмотрим теперь что приготовили мне остальные.

Мне больше нравится "О дивный..." и "1984", ещё Слепая вера у Элтона ну огонь!
Буду знакомиться)) Какую следующую-то планировать? Я хотела "1984" взять. Ты как считаешь?
Мне кажется, что Хаксли лучше до Оруэлла заходит, хотя я сама с 1984 начинала))
Хаксли, значит. Что ж, попробую продолжить с ним) Спасибо))
Эта книга ценна философичностью, а вот с художественной точки зрения не совсем всё складно в ней. Особенно к концу.
Мне показалось что там везде с художественностью не очень. Можно даже сказать, что к концу меня как раз немножко захватило) Ну и при моём тяжёлом восприятии стиля написания вся философичность через муки мне развиднелась))
Наташа, мне эта вещь не сразу далась. Я её раза с третьего целиком и полностью прочла. Так что понимаю тебя, понимаю. Но зерно в книге очень хорошее. И очень она всевременная, потому что социальные проблемы будут всегда.
Да, согласна, всевременная )
1990vika

Не читала

Я тоже не фанат антиутопий. Хотя некоторые книги и приходятся по душе. "Мы" читала в рамках школьной программы, далась она мне крайне не легко. Может быть поэтому появилось неприятие данного жанра... У Вас отлично получидась рецензия!
Спасибо, Вика.
Не знаю почему мы её в школе не проходили. То ли её позднее в программу ввели, то ли мы просто не успевали с ней ознакомиться. Мы по литературе всё время ничего не успевали. Ну, зато сейчас познакомилась. )
Я очень люблю эту книгу. Когда-то меня потряс язык и не отпускул до конца. Мне кажется, он у Замятина вообще соверщенно особенный, как у Маяковского, только в прозе. Я настолько очарована, что никаких недостатков не вижу в ней.
и я! мне тоже язык нравится, именно своей "изломанностью"
Вот есть же люди)) А у меня от него голова болит ((
И это хорошо. Это говорит о том, что все мы разные и все индивидуальности )) И что книга, к которой такое разное отношение у читателей, действительно хорошая. Потому что неоднозначная.
Не знаю почему у меня так сложилось, но от книг, написанных таким языком, реально начинает болеть голова (
Lemonstra

Не читала

Читала "Мы" будучи студенткой. Очень понравилось. Потом прочла "Скотный двор", "451 по Фаренгейту" и "!984". Вещи сильные, но... Но очень они однотипные. Везде тоталитаризм, подчинение общему индивидуального и все такое.
Понимаю дискомфорт на физическом уровне от чтения, у меня так с Платоновым. Вот не могу его читать, мне физически нехорошо становится. Крупные вещи так у него и не прочла, а от сборника рассказов очень долго отходила.
Вот, у тебя так от одного автора, а у меня от всех почти книг в 20-х годах написанных ((
Надо будет побольше перерыв делать, между другими антиутопиями. Думаю, это естественно, что тоталитаризм занимал столько умов в 20 веке. Слишком уж яркий пример перед глазами был, слишком пугающий, это я про фашизм, поэтому и представляли, как бы это было, чтобы ещё больше напугать тех, кто был не против равенства. Но вопрос, тем не менее, актуальный. Ведь к тому, чтобы достигнуть равенства в ущерб индивидуальному человечество ещё не готово морально и эмоционально. Об этом Ефремов в "Часе быка" хорошо написал. Нужны тысячелетия, чтобы человек изменился настолько сильно, чтобы ставить общее во главу угла. Причём тысячелетие правильного воспитания. По моему, это трудно достижимо в принципе.
Irina Brutskaya

Не читала

Я тебя понимаю))), для меня , когда я начинала читать 100 лет назад -это был сплошной кошмар, так и не дочитала.Когда нибудь повторю попытку, хотя бы для того, чтобы понять, что во мне самой изменилось, как я восприму этот текст сейчас
Попробуй, Ира ) Со временем наше восприятие действительно меняется. Тут, главное, через рваный этот стиль прорваться. Вопросы-то в книге актуальные поднимаются ))
Irina Brutskaya

Не читала

Это (вопросы))) я прекрасно помню и понимаю, мы должны были это произведение обязательно прочитать в институте
А у нас его не было ни в школьной, ни в училищной программе. Поэтому оно прошло мимо меня. Хорошо я на БМ зарегистрировалась, узнала хоть, что оно есть )))
Да,когда читал ,тоже обратил внимание на нелогичность ,какую-то не цельность и разорванность повествования.
С художественной точки зрения я роман оценил не очень высоко .Единственно -порадовало,что в книге дана довольно реалистичная картина прекрасного далёка ,к которому МЫ ,скорей всего,придём и будет нам тогда счастье))).
Ой, не знаю, придём ли )) Только всё наладится, как какие-нибудь бунтари устроят очередную революцию и придётся идти заново ;-))
Мы" когда-то читала в рамках школьной программы. Оставила книжка очень хорошие впечатления.
Это хорошо) Книги должны доставлять удовольствие, а не головную боль. Хотя без боли иногда тоже не обойтись )

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Презентация издания «22 июня» впервые пройдет позже обычного

Ежегодный альманах «22 июня», который выходит в память о начале Великой отечественной войны будет... Читать далее

Нижний - сосед Москве ближний

Пару недель назад Книгоголики малым составом побывали в городе "буревестника революции" и... Читать далее

Умер латвийский писатель Слава Сэ

Умер латвийский писатель Вячеслав Солдатенко, известный как Слава Сэ. Об этом сообщается в его... Читать далее

ALLES GUTE!

Вот такая приятность пришла ко мне почти неделю назад (каюсь, не смогла выложить... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Волхв

«Волхв» Джон Фаулз

Вот так смотришь иной раз на современных эмо-готов... и в душе рождается питекантроп...(из интернет беседы) Книга порядком меня утомила, и что обиднее всего, так и не достала до глубины... Читать далее

Nаtалка Nаtалка4 дня 7 часов 29 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте