Рецензия на книгу В самой глубине

Для Гретель слова всегда были настолько важны, что в детстве она вместе с матерью даже изобрела собственный язык, который стал их собственным. Теперь Гретель работает лексикографом, обновляя словарные статьи. Она не видела мать с 16 лет, когда они жили в лодке на оксфордском канале. Воспоминания о прошлом, давно стершиеся, после одного телефонного звонка внезапно возвращаются: последняя зима на воде, загадочный сбежавший мальчик, странное неуловимое существо, живущее на реке. "В самой глубине" вызывающий дебютный роман с сюрреалистической, жуткой атмосферой. Он не оставит вас равнодушным.

  • Этот неловкий момент, когда прыгаешь на глубину, но оказываешься всего лишь в блюдце

    4
    +
    Аннотации, способные облачить книгу в восторг, вещь далеко не новая, скорее, наоборот, крайне распространённая. На этот раз я весьма наивным образом повелась на аннотацию, а книга по итогу не оставила тех глубочайших впечатлений, что от неё предлагается ожидать. Возможно, составитель, описавший «В самой глубине», вовсе не приукрашивал, и это всего лишь дело восприятия, но, тем не менее, я считаю необходимым высказаться, поскольку возможно предостерегу кого-нибудь от прочтения. Я бы сказала, что в рецензии присутствуют спойлеры...однако аннотация благополучно проспойлерила книгу самостоятельно.

    В первую очередь хочу отметить, что авторский стиль мне очень понравился; в тексте отсутствует такое явление, как прямая речь, и сам по себе концепт повествования интересный и захватывающий (однако, впрочем, такая подача может либо не сразу понравиться, либо не понравиться вообще, словом, на любителя).

    В книге параллельно происходят события одного и того же сюжета, но в разное время и с разными центральными лицами. Первая и наиболее представленная линия повествует от лица женщины Гретель о её матери: Гретель говорит о прошлом, пытаясь одновременно не жить в нём и одновременно всё-таки живя в нём, обращается к больной матери, которую пыталась найти спустя долгие годы. Вторая линия – о девочке Марго, которой предвещала соседка убить отца и переспать с матерью. Не зная, что она является приёмной, Марго (будучи аутичным подростком, страстно влюблённым в эту самую соседку-предсказательницу) сбегает из дома. Её находит лодочник, принявший её за мальчика, которому она представилась как Маркус. Приютившись у лодочника Чарли, Марго, тем не менее, не избавилась от своих проблем (сюрприз) и случайно убивает его. Избавившись от тела, Марго хочет направиться куда глаза глядят и решает трансформироваться в Маркуса, уподобляясь повадкам, манерам и походке мужчин и мальчишек, которых видела. В совершенно бездомном, наполовину безумном состоянии Маркус всё также случайно встречается с очень непосредственном девочкой по имени Гретель, живущей со своей не менее странной матерью на лодке. Сара и Гретель образовали свой собственный мирок с собственными словами и прочтением окружающего мира, что, если судить критически от лица читателя, является не более, чем симптомами психического заболевания Сары, а вовсе не романтичным отшельничеством, как это видится Маркусу. Падкий на властных взрослых женщин Маркус влюбляется в Сару, которая его бесстыдно соблазняет, при этом, якобы зная, что Маркус не мальчишка, и якобы зная, что Маркус – это её первый ребёнок, которого она некогда подкинула. Маркус погибает в речной воде, убеждённый, что готов утопиться ради Сары, и в то же время убеждённый, что Сара его спасёт. Общая черта Сары и Маркуса – это чудовище, которое они называют по-разному: у Сары это Бонак, у Маркуса – водяной вор. В конце концов, Сара и Гретель убивают своего монстра, придаваясь происходящему как ритуалу. Тонкая аллюзия на то, что чудовище – это Сара, в книге...не очень хорошо работает. Когда она надевает шкуру Бонака, аналогия становится слишком толстой.

    Сюжет изобилует больными людьми. Сара, Марго/Маркус, соседка Фиона – они все безвозвратно больны. Притчеобразная история, на мой взгляд, слишком очевидная и излишне прямолинейная, как будто автор намеренно устанавливает реальность мистики, тем самым, разрушая грань между буквальностью и переносным смыслом.

    Я не сразу пришла к этому выводу, но на следующий день после прочтения осознала, что книга на порядок лучше бы смотрелась в кино. И действительно, попытки автора в сюрреалистичность и фантасмагоричность просто убивается об текстовый формат; явственно ощущается, как сочно, мрачно и жутковато представлялась история Дэйзи Джонсон, и как она не может передать всё с той же тонкостью и глубиной, какую хотела высказать. Писательница планировала соткать гобелен, подходящий для читательских трактовок и раздумий. Но, на мой взгляд, у неё это не получилось настолько превосходно, насколько могло быть отражённым при помощи языка кинематографа.

    Книга «В самой глубине» – это достойный, крепкий вариант для начинающих интересоваться чем-нибудь странным и многослойным. Неоспоримый плюс данного произведения – его милосердный размер на 313 страниц текста, поэтому желающий познакомиться с неоднозначной литературой разочарован точно не будет: если почувствует, что это «не его», он сможет быстро завершить свой опыт и поставить этот опыт украшать полку. Но для более искушённого читателя роман просто не сможет работать на том уровне, какой будет ожидать представитель такой аудитории.

    P.S. Поставила троечку, а не четвёрку исключительно из-за самонадеянности Дэйзи Джонсон в том, что она произвела на свет шедевр.







Интересные посты

Обсуждение в группах

Голосование за лучшую рецензию 35 сезона Кинорулетки

35-я Кинорулетка, посвященная аниме, завершилась. Каким-то образом мы обошлись без режиссерских...

Интересная рецензия

"Ужасное ощущение — боль человека, которого не любили"

Фабула книги довольно увлекательная: талантливая молодая художница Алисия без видимых причин...

Заметка в блоге

Итоги июля

Скромные по объему, но не по качеству В этом месяце я наконец-то прочитала «Властелина колец»...

Новости книжного мира

Обладателем премии "Хьюго" стала дебютантка

В ходе виртуальной церемонии CoNZealand организаторы уже 78-й Всемирной конвенции научной...