Рецензия на книгу Трансметрополитен. Книга 1. Снова в Городе. Жажда жизни

Спайдер Иерусалим — это Хантер Томпсон грядущих дней, гонзо-журналист эпохи победившего киберпанка. Сделав себе имя политическими репортажами, а состояние — книгой о предвыборной кампании «Выстрел в лицо», Спайдер покупает дом на далекой горе и покидает Город, когда президентом становится кандидат от «партии закона и порядка», которого с легкой руки Спайдера все называют Чудовищем. Отгородившись от соседей минными полями и умными пушками, Спайдер наслаждается одиночеством пять блаженных лет — пока его не настигает звонок от редактора. Спайдер задолжал издательству две новых книги — и давно потратил аванс. Ничего не попишешь: придется возвращаться в Город, поскольку Спайдер не способен творить где-то еще; в Город, который «никогда не позволял себе гнить или разлагаться. Он неудержимо растет во все стороны… Он подпитывается тысячами разных культур — и тысячами новых, что рождаются каждый день». В Город, где реклама транслируется прямо в мозг, размороженные пришельцы из XX века пытаются пережить шок от встречи с будущим, инопланетяне из Вильнюсской колонии торгуют своим геномом, а власти и полиция творят что им заблагорассудится.

  • Там, где бродит бизон

    6
    +
    Пожалуй, самым сложным в рецензировании «Трансметрополитена» будет отказ от попытки хотя бы раз сыграть в гонзо-журналистику. Просто потому, что пальцы сами тянутся отстукать на клавиатуре что-то в стиле «Б*я» восемь тысяч раз, чтобы подытожить лаконичным «наконец-то он вышел». И это было бы вполне в духе Спайдера Иерусалима. И ведь для подобных стилистических изысков нужно не так уж много – максимум личного восприятия, чуток аналитики, щепотка обсценной лексики для эпатажа и обязательный поток жгучей ненависти, благо её изрядную порцию можно получить даже в маленьком занюханном городишке (что уж говорить о мегаполисах, словно созданных для того, чтобы испытывать терпение всего любого). Правда почти сразу же возникает ряд проблем. Во-первых, у тебя есть ряд обязательств перед издательством, и если сам «Трансметрополитен» оно может спрятать под защитную плёнку, заретушировав для соответствия нормам РФ сигарету на обложке, то на килобайты текста в социальных сетях чехол уже не накинешь. Но дело даже не в этом. Игра с гонзо-стилистикой будет по умолчанию означать подражание. Это будет маска, имитация, ложь. А Спайдер Иерусалим признавал исключительно правду.

    Вот только кому нужна эта правда сегодня? «Трансметрополитен» писался Эллисом в далёком 1997 году. Завершение серии выпало на 2002, что не намного ближе к нам по времени. Но даже тогда профессию журналиста окружала непробиваемая стена нелестных эпитетов. Сегодня же на смену работникам пера и камеры пришли блогеры, предлагающие скучающему зрителю (а человек из читающего превратился в смотрящего) карамелизированный гламурный вариант гонзо-журналистики. То есть тот самый субъективизм на марше, но с минимальной желчью по отношению к окружающему миру и, особенно, к тому, что так, или иначе, связано с рекламодателем, всё-таки он их кормит. Действительно, на развлекательном поприще нужно быть очень осторожным, дабы не обидеть политические, этнические, национальные, сексуальные и другие меньшинства. Дошло до того, что на полном серьёзе некоторые индивиды за скромное материальное вознаграждение предлагают услуги по вычитке текстов на предмет обидных для отдельно взятой группы людей высказываний. Конечно, в политическом секторе можно быть смелее (не всегда), но в первой книге «Трансмета» до политики ещё очень далеко.

    В самом деле, политические опусы Спайдера начинаются с 13 номера, который откроет второй том. А здесь и сейчас обросший и слегка невменяемый Спайдер Иерусалим спускается с Горы, чтобы исполнить обязательства перед издательством и дописать навязанные контрактом две книги (да, даже Спайдеру Иерусалиму приходится сотрудничать с издательством и придерживаться контрактных обязательств). Однако книги, это пусть и не очень отдалённое, но всё-таки будущее, а кушать хочется уже сегодня (хотя еда в мире Иерусалима приобрела весьма странные очертания, не говоря уж о способах её получения). Поэтому Спайдер устраивается работать в газету «Слово», благо пять лет не такой уж большой срок для того, чтобы публика забыла о былой скандальной славе журналиста. Да и трудовой договор не так уж плох – жильё, страховка, денежное пособие в обмен на еженедельные восемь тысяч слов при условии полной свободы в выборе темы. Ну, разве не сказка?

    Тем более что о Городе можно писать бесконечно, и даже после этого в нём останутся неизведанные уголки. Здесь каждые пять минут зарождается (и официально регистрируется) новая религия или культ. Здесь торгуют такими яствами, от названий которых вас может вывернуть наизнанку (серьёзно, вы хотите попробовать жареные оленьи глаза?), но люди с удовольствием их покупают. Хотя слово «люди» по отношению к Городу является слишком узким для того чтобы описать весь этот безумный паноптикум, что заполонил улицы. Доступные технологии будущего позволяют проводить над собой такие опыты, которые вам, живущим в 2020 с вымершими гироскутерами, портативными колонками и спинерами, в голову бы не пришли. Закачать свой разум в облако нанороботов? Пожалуйста! Отрезать и заморозить голову, чтобы потом через столетия возродиться в новом теле? Без проблем! Трансмутировать в инопланетное существо с характерным серым цветом кожи и чёрными миндалевидными глазами? Тут таких чудиков целый район, отчаянно жаждущий автономии.

    Похоть, удовольствие, свобода самовыражения, - всё это Город. Когда-то Ридли Скотт представил на экране самый узнаваемый и тиражируемый типаж города будущего. Залитые бесконечным дождём улицы «Бегущего по лезвию» стали символом антиутопии и синонимом бесконечного одиночества. Город Эллиса и Робертсона совсем другой. Это цветастая помойка, в которой каждый найдёт что-то для себя, наплевав на дискомфорт окружающих и последствия своего выбора. Это заклеенный призывной рекламой магазин игрушек для взрослых. Китайский базар, где тебе норовят втюхать эксклюзивный кухонный агрегат, разработанный в недрах тайной лаборатории вражеской армии. Это магазин на диване, выплеснувший весь свой мутный товар на улицы, под радостное улюлюканье толпы. Это тысячи масок, каждая из которых скрывает какую-то ложь. А ложь, это то, что Спайдер Иерусалим терпеть не может. Ведь за всеми этими масками и играми в удовольствие скрывается всё то же невыносимое одиночество, от которого так старательно бегут жители Города.

    Первый том «Трансметрополитена», в который вошли книги «Снова в Городе» и «Жажда жизни», посвящён крестовому походу Спайдера против общества потребления. Он смотрит сутки напролёт телек, после чего его начинает тошнить рекламными роликами, утраивает разнос в религиозном центре, проходится по странной моде и её приверженцам и, в конце концов, наведывается в культурологические резервации, которые к их счастью не попадают под его праведный гнев. Здесь же звучат первые зарницы грядущих политических баталий. Уже в первой истории Спайдер заявляет о себе как о силе, с которой придётся считаться. Жёсткое подавление протестующих трансов (нет, не трансгендеров, ребята вкалывают себе сыворотки с инопланетным генетическим материалом), попадает под прицел печатной машинки Спйдера, вызывая общественный резонанс, который очень не нужен властям в преддверии грядущих выборов. Нет, Иерусалиму это с рук не сойдёт, но как оказывается власти не единственные, кто точит зуб на разнузданного журналиста. И в «Леденящем поцелуе» нам продемонстрируют напряжённую охоту на пауков. Вернее одного, но насолившего многим (начиная от замороженной головы собственной жены и заканчивая кастрированным псом на службе полиции. И это далеко не самые экзотические участники этого безумия). Но, кажется, Спайдер давно привык к подобному положению дел.

    Устарел ли «Трансметрополитен», ведь с момента последнего номера прошло уже восемнадцать лет, а в своей истории Эллис порою делал отсылки к политическим событиям шестидесятых-семидесятых годов? Не совсем. Но то, что когда-то было зеркалом и напоминанием о (смотрите, история может повториться), сегодня кажется преисполненной аллюзиями и метафорами хроникой. И если притушить градус сумасшедшей фантазии и кислотных неоновых огней, мы увидим мир, очень похожий на наш. Мир, в котором господствуют магазины на диване, а религиозные течения, пусть и не множатся, как грибы после дождя, но всё активнее пытаются завлечь мимо проходящую публику в своё гнездо, обещая защиту и спасение. Мир, в котором так много лжи несётся из всех аппаратов, способных воспроизводить в любой форме новости, что каждый начинает вылепливать под себя индивидуальную правду, блаженно уверовав, что истина доступна ему одному. Вот только критерии истинности давно размыты. Поэтому нам и нужен сегодня Спайдер Иерусалим. Голос улиц, несущий свою правду. Нулевой километр, мерительный эталон, точка отсчёта. И уже от неё мы и будем строить свою дорогу из жёлтого кирпича в дивный новый мир счастливого будущего.







Интересные посты

Новости книжного мира

Скончался писатель Игорь Ефимов

Писатель Игорь Ефимов умер в США на 84-м году жизни. Об этом сообщил в Facebook его друг...

Новости книжного мира

Storytel создал бота по выбору аудиокниг

Пока наибольшей популярностью у слушателей пользуются книги по психологии и истории Для всех, кто...

Заметка в блоге

Авраам родил Исаака, Исаак родил Иоанна...

Недавно вспомнила, что любила в детстве. Генеалогическое древо! :heart_eyes: И не важно где - в...

Заметка в блоге

Плоды Бюро сюрпризов

Посмотрела на заметку, когда я получила подарок, и схватилась за голову! Ого! Уже год прошел...