Рецензия на книгу «Козлиная песнь»

Константин Вагинов – блестящий прозаик и поэт, мастер фантасмагорий и бурлеска, известный в двадцатые годы прошлого века, однако в советские годы совершенно забытый. Его творчеством восхищались Гумилев, Мандельштам, Бахтин, а Николай Чуковский писал о нем в своих мемуарах, как об одном из самых даровитых людей своего времени. Романы Константина Вагинова населяют чудаки всех мастей и званий: бледные интеллигенты и вдохновенные негодяи, поэты и проходимцы, собиратели древних книг и коллекционеры могильных надписей... Петербург двадцатых годов, где проводят свои дни и ночи эти загадочные существа, предстает скорее причудливым сновидением, чем реальным городом. Однако у большинства персонажей были реальные прототипы в литературном окружении Вагинова (Хармс, Клюев, Гумилев...), а жизнь интеллигенции того времени и в самом деле походила на тревожный сон накануне пробуждения к суровой действительности. Показать

«Козлиная песнь» К. Вагинов

Строго говоря, по Гамбургскому, так сказать, счету, "Козлиная песнь" -- не шедевр. Но книга странная,что уже немало. То ли законченное произведение, то ли собрание сырых заметок, то ли памфлет, то ли культурологическое эссе. Многое тут, конечно, можно отнести за счет общих мест литературы 20-х годов -- того, что современники называли "новым барокко", подразумевая искусство самоценной детали и ослабленных сюжетных мотивировок. И все же этим дело не исчерпывается. Изложу коротко, как я понимаю эту книгу.
Ключевая тема романа – тема собирательства. Этой страстью одержимы чуть ли не все герои "Козлиной песни", которые собирают все – от старинных монет до надписей на стенах общественных уборных. Мой любимый персонаж -- незабвенный Костя Ротиков, собиратель и ценитель безвкусицы. Другой герой "собирает" по крохам жизнь покойного поэта (прототипом которого послужил Гумилев) -- дело заканчивается тем, что он женится на его вдове, включая ее в свою коллекцию.
Да и сам роман по своей структуре, лишенной линейной фабулы, напоминает коллекцию курьезов – трагикомический коллаж из персонажей, вещей и ситуаций. В центре внимания находится общество петербургских интеллектуалов, незаметно для себя вовлеченных в процесс дегенерации. Плоды этой дегенерации временами забавны, временами гротескны, временами чудовищны – и неразрывно связаны с манией музеификации. Персонажи создают свои приватные музеи, но и сами становятся экспонатами романа-кунсткамеры, автор которого выступает в роли этакого метасобирателя, ароприирующего чужие коллекции заодно с самими коллекционерами.
Странность этой книги отчасти объясняется тем, что она перебрасывает мост между дореволюционной и доавангардной культурой петербургского символизма с его культом классики и высокой культуры вообще и советской повседневностью. При этом среднее звено между ними остается скрытым: это неописуемое реальное, ускользающее от вербализации. Это оно переворачивает с ног на голову традиционную иерархию, смешивает различия, превращает повседневность в музей, а музей – в повседневность. Память об этом событии (авангард? революция?) стерта со страниц романа, однако катастрофическое продолжает оказывать свое разрушительное воздействие на реальность.
Словом, если прав Борхес и "историй всего четыре", то роман Вагинова объединяет черты двух – о гибели богов и об осажденном городе. Получается: гибель богов в осажденном городе.

Вагинов же обэриутом был?

Был, но его позиция в группе -- скорее маргинальная. Да и как поэт он от абсурдистской и примитивистской эстетики обэриутов далек. Скорее наследник символизма и акмеизма.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Правда о первой книге Жоэля Диккера

Просматриваю в основном положительные рецензии на книгу и у меня вскипает. Дорогой читатель, не... Читать далее

Сегодня, 16 октября, в истории

Франция сегодня празднует День чтения. Подробнее: здесь. В этот день родились: 1758 — Ноа... Читать далее

Подведены итоги литературно-медицинской премии

В 2020 году, когда мир столкнулся с пандемией новой коронавирусной инфекции, роль врачей и... Читать далее

На стихи Александра Володина

Советский драматург и сценарист Александр Володин известен по таким спектаклям и фильмам, как... Читать далее

Прямой эфир

Реклама на проекте

Рецензия недели

Переплет

«Переплет» Бриджет Коллинз

Мир «Переплета» - это почти наш мир времен Средневековья, с одной лишь существенной разницей. В этом мире есть немного магии, и касается она непосредственно книг. Молодой парень попадает... Читать далее

Стопченко Стопченко5 дней 9 часов 47 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте