Рецензия на книгу Рассказ Служанки

В дивном новом мире женщины не имеют права владеть собственностью, работать, любить, читать и писать. Они не могут бегать по утрам, устраивать пикники и вечеринки, им запрещено вторично выходить замуж. Им оставлена лишь одна функция. Фредова - Служанка. Один раз в день она может выйти за покупками, но ни разговаривать, ни вспоминать ей не положено. Раз в месяц она встречается со своим хозяином - Командором - и молится, чтобы от их соития получился здоровый ребенок. Потому что в дивном новом мире победившего христианского фундаментализма Служанка - всего-навсего сосуд воспроизводства. Обжигающий нервы роман лауреата Букеровской премии Маргарет Этвуд "Рассказ Служанки" - убедительная панорама будущего, которое может начаться завтра.

  • "Сделаю вид, что вы меня слышите"

    6
    +
    Если не книга, так экранизация, не экранизация, так краткий сюжет наверняка попадались вам, но если нет, то в нескольких словах о нём: представьте, что вы пришли в магазин, а вам сказали, что ваши карты заблокированы на том простом основании, что вы женщина, что теперь у вас нет почти никаких прав, только одна обязанность – родить ребёнка. Именно это и произошло со всеми женщинами в Галааде всего за один день.

    Эта антиутопия – отражение прошлого. Всё это уже когда-то было где-то и с кем-то. Если почитать книги про рабовладельческую Америку, то в те года хозяине часто пользовались своими бесправными рабынями, а их не более «правные» жёны молча терпели. Были и сейчас есть женщины в разных уголках мира, которым также запрещено учиться, работать, любить, которые также воспринимаются лишь как необходимая составляющая для продолжения рода и доставления мужчинам удовольствия. Но Этвуд лишила свой мир и последнего, оставив людям лишь воспоминания об этих удовольствиях. И это разительное и важное отличие: рабы в Африке не знали свободы, но надеялись её получить, а жители данной книги знали свободу и потеряли её. Потерять зачастую страшнее, чем не иметь никогда. Боль данных женщин не в настоящем, она застряла в их прошлом. И они сами – заложницы прошлого.

    «Когда-то я считала, что тело моё – инструмент наслаждения, или средство передвижения, или орудие исполнения моей воли. Я им бежала, нажимала на кнопки, те или иные, вызывала события. Тело имело свои пределы, но все же было гибко, отдельно, плотно, едино со мной.

    Теперь плоть устроилась иначе…Внутри его пустота…»

    Перед нами своего рода дневник одной из этих пленниц. Читая его, мы будто перемещаемся сами в одиночную камеру, где мы говорим не для того, чтобы нас услышали другие, а чтобы удостовериться в реальности («Я мыслю, следовательно, я существую»).

    «Сделаю вид, что вы меня слышите.

    Но тщетно, ибо я знаю – вы не слышите меня.»

    Я не смотрела экранизацию, но уже вижу, какую эстетику можно создать только даже за счёт всего трёх цветов, что ярко выделяются в книге – красный, голубой и зелёный. Я бы оставила в кадрах про настоящее только их, даже лица людей оставила бы серыми, так как для меня они все бесцветные, ни плохие, ни хорошие, просто заложники обстоятельств. А прошлое было бы цветным полностью, и детали, которые просачиваются оттуда тоже оставались быть цветными (крем для рук, журналы с порно, бельё в блёстках, фотография дочери…). Представляю, что каждый кадр настоящего – воплощение минимализма (комната героини, где лишь кровать и шкаф; стена с повешенными; полупустые прилавки магазинов; масло в туфле; одна спичка), а кадры прошлого – наполненности (муж и ребёнок; стопки журналов рядом с кофе и сигаретами; хаос в комнате, что делишь с подругой).

    Одним из «ужасов», что выделяют другие читатели, является то, как быстро люди перестроились и привыкли к новому режиму, но как раз в эту линию мне совсем не верилось. Я могла бы понять, если главная героиня (или другие служанки, близкие ей по возрасту) попали в такой режим ещё совсем детьми, и воспоминания бы строились в основном на том, как одевалась её мама, на том, что та обсуждала с подругами, на том, какие отношения были между родителями…Но она уже успела сама выйти замуж, родить ребенка, оставить позади уже те годы, когда формируется личность.

    «Вы - переходное поколение, говорила Тетка Лидия. Вам труднее всех. Мы знаем, каких жертв от вас ожидают. Когда тебя оскорбляют мужчины - это тяжко. Тем, кто придёт вслед за вами, будет легче. Они с готовностью отдадут свои сердца во имя долга.

    Она не сказала: Потому что не будут помнить, каково иначе.»

    Наверное, поэтому главная героиня Федорова вызывала у меня своего рода антипатию. Она в мыслях уже успела похоронить всех близких ей когда-то людей, она даже жаждала их смерти. Это служило бы оправданием её бездействию и смирению, её покорному следованию. Иногда мне хотелось, чтобы она взбунтовалась, сказала: «Нет, я не надену этот костюм, и не лягу под того, кого Вы мне подсовываете, потому что я верю, что мои муж и дети живы, и я буду оставаться верна им». Но она продавалась из раза в раз: за крем, за спичку, за сигарету…

    «Там, где власть дефицитна, даже капля ее - искус.»

    Странно, что при этом она всё равно искала везде свою подругу Мойру, одну из немногих, сохранивших в себе жизнь и надежду. Мне казалось, что Федорова просто не могла смириться, что та сбежала, что та возможно где-то живёт не так, как она, ей хотелось удостовериться в обратном, убить в себе все надежды.

    «Чувствам не прикажешь, сказала однажды Мойра, но поведению прикажешь ещё как.»

    Ей хотелось полностью убить воспоминания, окончательно умереть, ведь проще верить в безвыходность, чем встать против системы.

    «Но люди сделают все на свете, только бы не признавать, что их жизни бессмысленны. То есть бесполезны. Бессюжетны.»

    В чём-то Федорова напоминала мне Сонми-451 из книги Дэвида Митчелла – «Облачный атлас», которая то же выбралась с территории, где подобных ей угнетали, и сделала запись, в которой описывает все скрытые ужасы установленного тоталитарного режима. Интересно, постигла ли Федорову та же участь за это, что и Сонми? На этот вопрос нам не даётся ответа. Думаю, что Этвуд даёт этим понять, что вряд ли Федорова пыталась этим рассказом добиться чего-то, возможно она даже не хотела, чтобы его слышали. Эта книга не о борьбе, а об её отсутствии. Не зря Этвуд всё обрамляет идеями христианства, идеями смирения.

    Не скажу, что книга зацепила меня. Я не увидела здесь ни новых проблем, ни ключей к их решению, ни героев, за которыми было бы интересно следить. Чувствовалось в этом всём что-то неестественное, лишенное красок, чёткого посыла. Но книгу стоит прочитать, чтобы хотя бы оглядеться и чётче увидеть настоящее, что оно не так далеко от книги, сформировать своё отношение и возможно даже сделать что-то для тех, кто живёт по законам Галаада не в книге, а среди нас.

    Оценка немного натянута больше в дань уважения к тому резонансу, что она вызвала: 4/5






    • А вы знаете что у книги недавно вышло продолжение? "Заветы". Читавшие говорят, что книги лучше читать подряд)
      Отличная рецензия.
      Книга уже куплена и ждет своей очереди )
      ответить   пожаловаться
    • Конечно слышала о продолжении, но также люди, чей вкус к книгам я глубоко уважаю, советовали не портить впечатления и остановиться лишь на первой части. Говорят, продолжение не просто хуже, но ещё и сводит на нет всё то, за что так уважают "Рассказ служанки" его поклонники. Но скорее всего когда-нибудь решусь прочесть и "Заветы", так как и к первой книге не испытала какого-то трепета, не жалко будет разочароваться, но хотя бы закрою навсегда для себя эту тему - предпочитаю услышать до конца всё, что автор сам захотел сказать своим читателям.
      ответить   пожаловаться
    • Вот и я думаю, что если сильных впечатлений не возникло, их трудно испортить)
      Надеюсь, у меня с дилогией всё сложится удачно, но не уверена)
      ответить   пожаловаться
    • Не скажу, что для меня оно было неудачным, с большим удовольствием прочитала, проблема скорее в завышенных ожиданиях. Так что беритесь смело, время зря точно не потратите.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Новости книжного мира

Литпремии включили в список не подлежащих налогообложению

Соответствующее постановление подписал Михаил Мишустин Расширен список премий в области науки и...

Интересная рецензия

Когда мои глаза перестали кровоточить

Как я и написал, я дочитал сагу «Рим» вчера, мои глаза уже почти перестали кровоточить, и значит...

Интересная рецензия

Слова его схожи с призмой: взглянешь чуть под другим углом и в них отразится совсем иное значение

Нобелевский лауреат, обладатель двух Букеровских премий Джон Максвелл Кутзее – автор определённо не...

Заметка в блоге

Фиалкокудрая, сладкоулыбающаяся, чистая

Люблю натыкаться на парфюмы с литературными названиями. Вот Сафо в исполнении моего нового друга...