Рецензия на книгу Коллекционер

Он коллекционировал бабочек, пока не выбрал себе жертву крупнее, но такую же беззащитную Миранду, студентку художественного училища. Он, одинокий служащий, разбогатевший после выигрыша на скачках, давно к ней присматривался, не решаясь подойти и познакомиться. Знакомство произойдет уже в подвале дома похитителя, где он будет держать Миранду пленницей, но обращаться с ней по-джентльменски. Их будут занимать одни и те же проблемы, одни и те же темы, но можно ли заставить понять другого силой? И так ли прекрасна и чиста окажется новая "бабочка"?

  • Отвратительно-упоительное чтиво

    12
    +
    Отвратительно упоение - вот словосочетание верно характеризующее мое состояние во время прочтения.

    Это уже третья книга Фаулза, я уже знала, что автор метафоричен, и понять его возможно только на последних страницах, а то и спустя время после прочтения, но глотать страницу за страницей то безумие, которое происходило в рамках сюжета было, честно скажу, тяжело.

    История о коллекционере-маньяке и его экспонате-пленнице, художнице, которую он полюбил и варварски присвоил. Обладая определенными чертами характера, такими как трусость, малодушие, мелочность, ограниченность и будучи скованным мнимой порядочностью, маньяк был весьма специфическим маньяком, ограничивая жертву в свободе, он любовался ее не как предметом вожделения, а как любопытным экземпляром коллекции. Жертва же олицетворяет в себе воплощение свободы, душевной широты, является творческой и весьма смелой натурой.

    Какую же метафору представил читателю Фаулз, какой ребус нужно разгадать, чтобы переложить его идею в словесную форму? Многие утверждают, что в образе Калибана-Клегга автор показывает все темные стороны человечества, а в образе Миранды - светлые. Как-то просто, как по мне. Я увидела противопоставление искусства, свободы и интеллекта - ограниченности, косности и трусости. Люди- маяки, бунтари, творцы и толпы обывателей, любующиеся ими или осуждающие их, ограничивающие их, и душащие своей заземленной пустотой и рамками. Мне кажется, часто случается, что творец попадает в западню, поставленную обществом, которое вроде и обожает его, но не способно понять и оценить. Как не способны понять и оценить искусство многие толстосумы, скупающие модную живопись или коллекционирующие различные предметы интерьера и редких вин.

    Другая интересная мысль - как власть и деньги могут далеко завести мелкую душонку, и как далеко может зайти эдакий Калибан, имея средства. Ведь самое страшное в том, что он не остановится и зайдет дальше, а потом еще дальше, ведь деньги дают способ укрыться, не отсвечивать и творить свои грязные делишки. Чем бы был страшен этот коллекционер, если б оставался жалким служащим конторы? Насаживал бы бабочек на иголки и более ничего бы совершить не посмел, хоть и мечтал бы перед сном о той же Миранде, но к действию перешел бы едва ли.

    Особенно примечательно как труслив главный персонаж, даже встав выше себя прежнего на социальной лестнице, он по-прежнему заискивает перед полицией, боится взглядов бабки в очереди и не смеет подойти к кабинету врача, боится всего и трясется за свою шкуру. Насколько он ханжа и чучело - олицетворение закомплексованного, набитого штампами мелкого человека. Его сильные чувства - тень сильных чувств натур широких, его мысли - набор простых фраз полных тавтологии. Одно его "и всякое такое" чего стоит. Клегг сам понимает, что глуп, мелок, не способный увидеть прекрасное в живописи, литературе, музыке, ни в чем. То, что главный герой - сирота, лишившийся родителей, выросший в суровых липких лапках тетки-мещанки, в общем дает понимание причинно-следственных связей. Он компенсирует свою незначительность похищением и присвоением того, что кажется ему значительным и должно быть прекрасно - девушки другого сорта, из общества, непонятного ему. Самой же смелой его мечтой, ради которой все и затевалось, было заполучить уважение и любовь этой девушки, хоть и звучит это в мыслях героя вроде как "чтобы знала, кто здесь главный". Извращенная потребность быть выше и значительнее при убеждении в своей ничтожности и не любви к самому себе.

    Смог бы Клегг быть другим при другом воспитании? Да, наверное бы смог, но в его теперешней ипостаси уже вряд ли что-то кроме гильотины, помогло бы его буйной головушке перестать строить преступные планы. Лечить мещанство, необразованность и духовную инвалидность можно одним способом - не допускать этого в обществе, и материальные блага тут не помогут, а внезапно свалившись на голову такому вот Клеггу только дадут свободу его нездоровым помыслам. Если Фаулз писал о больном обществе, то рецепта по его оздоровлению он не дал, но если кто-то задумается, уже благо.

    Сюжет о судьбе пленницы и маньяка держит в напряжении, отвращение к главному герою это напряжение приправляет большим раздражением, развязка же весьма предсказуема в том или ином виде. В целом, я могу рекомендовать книгу, и считаю ее весьма любопытной в своем жанре. Хочу теперь посмотреть экранизацию 1965 года, впрочем я уверена, что всей атмосферы книги никакая экранизация передать не способна.









Интересные посты

Обсуждение в группах

Аппиан - победитель Дуэли № 38

Пора поговорить с победителем Дуэли. Сегодня это Аппиан. Это интервью для меня сложное и простое...

Интересная рецензия

Я счастливица! Я не королева!

«Она счастливица! Ей можно остаться здесь; можно плакать, можно горевать, сколько захочет. Она не...

Заметка в блоге

Итоги первой пятилетки, или С - Стабильность

С даты моей регистрации на Букмиксе уже минуло пять годиков, о чем мне любезно напомнила...

Новости книжного мира

Школьники на уроках литературы хотели бы читать книги Стругацких и Роулинг

Читательские привычки молодежи и ее отношение к школьной программе по литературе изучили в...