Рецензия на книгу «Басурман»

Лажечников Иван Иванович (1792-1869) - русский писатель, один из основателей жанра русского исторического романа.Вниманию читателей предлагается исторический роман "Басурман", датируемый 1838 годом. В нем автор удивительно ярко рисует исторически правдивую картину состояния Европы конца XV века.Увлекательность повествования принесла Лажечникову славу "отечественного Вальтера Скотта" у современников, книга будет по достоинству оценена и современным читателем. Показать

«Басурман» Иван Лажечников

Судя по книге «Басурман», Лажечникова Ивана Ивановича не зря называют русским Вальтером Скоттом. Он взял на себя нелёгкий труд популяризации русской истории, пытаясь донести до читателя исторические события не сухим языком фактов, почерпнутых в летописях, а через переживания отдельного героя, погружённого в ту эпоху, к которой относится повествование. Одновременно с этим, он снимает с себя ответственность за точную историческую достоверность описываемого, потому что, по его мнению, исторический романист, к коим он себя причисляет, «должен следовать более поэзии истории, нежели хронологии ее. Его дело не быть рабом чисел: он должен быть только верен характеру эпохи и двигателя ее, которых взялся изобразить. Не его дело перебирать всю меледу, пересчитывать труженически все звенья в цепи этой эпохи и жизни этого двигателя: на то есть историки и биографы. Миссия исторического романиста выбрать из них самые блестящие, самые занимательные события, которые вяжутся с главным лицом его рассказа, и совокупить их в один поэтический момент своего романа».

События в романе происходят во времена правления Ивана III Васильевича (22 января 1440 — 27 октября 1505). Результатом его царствования стало объединение значительной части русских земель вокруг Москвы и её превращение в центр единого Русского государства, за что он получил прозвище «собиратель земли русской». В том числе, при нём был принят нынешний герб России – двуглавый орёл. Было достигнуто окончательное освобождение страны от ордынской зависимости; принят Судебник — свод законов государства; проведён ряд реформ, заложивших основы поместной системы землевладения; построен нынешний Московский Кремль и главный кафедральный собор Русского государства — Успенский собор. Но Лажечников берёт не весь период правления Иоанна III, а небольшой временной отрезок, затронувший покорение Новгорода (как упоминание), покорение Твери (полностью), пленение князя угличского. То есть то время, когда Московский князь уже достиг не малых успехов в укреплении и объединении своего государства.

В общем-то, эту книгу вполне можно назвать одой самодержавию, потому что любые слабости новоявленного царя, какими бы несправедливыми и неприглядными они ни были, автор устами положительных героев оправдывает. Потому что то, что сделано для укрепления государства Российского этим правителем, по мнению автора, может оправдать любые его слабости, суровости и несправедливости. Так, рассказ о такой слабости правителя как трусость, страх военных столкновений, сразу же коррелируется объяснениями, что, зато он хитрый дипломат и своими хитроумными действиями бескровно приумножил земли и соединил в единое государство множество разрозненных княжеств. Нашёл общий язык не только с Европейскими правителями, но и подружился с татарскими ханами. То, что при этом масса народа была уморена голодной смертью в застенках чёрной избы, считается побочным явлением благих дел. Очень мило смотрится рассуждение о способе умерщвления противников князем «Зарезать, удушить, отравить – таких мер никогда не брал он с своими пленниками: он считал это грехом ужасным. Обыкновенно морил он их медленною смертью в цепях, предоставляя срок жизни их богу: тут еще нет греха». Ну разве не прелесть!

Итак, русский царь, для развития страны своей, принимал непопулярные у народа меры, для благоустройства столицы рушил старые церкви, переносил дома бояр, разорял кладбища для устроения садов. Приглашал из-за границы специалистов, которых на Руси было не сыскать – розмыслов (инженеров), архитекторов, лекарей… Причём автору изумительно хорошо удалось показать атмосферу старой Москвы, которая напоминала скорее большую деревню, нежели столицу большой страны. Сопротивление и ропот народа в связи с нововведениями. Враждебное отношение к иностранцам, которых, кстати сказать, сам приглашающий казнил без зазрения совести, не особо разбираясь, кто там у них прав, а на кого напраслину навели.

Вместе с прогрессом проникла на Русь и жидовская ересь, которой в книге отведено немалое место. И что удивительно – к ереси-то как раз, царь проявлял завидное терпение назло народу и духовенству. А возможно, ещё и потому, что хотел казаться более добрым и терпимым правителем, чем его западные соседи, во владениях которых «Палачи, вооруженные клещами и бритвами, еще до места казни сдирали и рвали с них кожу и потом, уже изуродованных, бросали в огонь; зрители, не дождавшись, чтобы они сгорели, вырывали ужасные остатки из костра и влачили по улицам человеческие лоскутья, кровавые и почерневшие, ругаясь над ними...».

На Руси жидовская ересь легла на плодородную почву, хотя народ и был набожен, многим не удалось избежать соблазнов, предложенных новой верой. В основном любопытство влекло к еретикам пополнение из простачков, которых, как и в наше время, благополучно облапошивали заезжие проповедники каббалы и проницания взглядом слоёв будущего времени. Лажечников ересь явно осуждает, но не может не признать, что она была и потому оправдывает жителей страны, за уклонение от веры православной, которой на протяжении всего повествования также как и правителю, «поются» хвалы. «Да, Русь была тогда полна чарования! Родные предрассудки и поверья, остатки мира младенческого, мифического; духи и гении, налетевшие толпами из Индии и глубокого Севера и сроднившиеся с нашими богатырями и дурачками, царицы, принцы, рыцари Запада, принесенные к нам в котомках итальянских художников: все это населяло тогда домы, леса, воды и воздух и делало из нашей Руси какой-то поэтический, волшебный мир».

Вообще, дикое отношение к представителям еврейского народа описано автором очень красочно. В который раз, читая о том времени, я прихожу в недоумение и расстраиваюсь от силы ненависти к представителям еврейского народа со стороны других народов, считавших себя цивилизованными. «В наше время, и то очень недавно, в землях просвещенных стали говорить о них как о человеках, стали давать им оседлый уголок в семье гражданской. Как же смотрели на них в XV веке, когда была учреждена инквизиция, жарившая их и мавров тысячами? когда самих христиан жгли, четверили, душили, как собак, за то, что они смели быть христианами по разумению Виклефа или Гуса, а не по наказу Пия или Сикста?».

Итак, фон событий автором проработан довольно интересно. Характер правителя, взаимоотношения среди знати, установление новых порядков и церемоний. К тому же, в сносках автор язвительно отвечал на замечания некоего Булгарина, который, видимо, книгу критиковал. Что же с приключенческой составляющей? Для меня книга оказалась утомительной, наивной, слезливой, трудноусваиваемой. Язык повествования сложным для восприятия, вычурным и витиеватым. Пересыпанным множеством старославянских слов и понятий, которые устарели ещё к моменту написания книги и разъяснения к которым даются сразу в скобочках. Впрочем, минусом это назвать сложно, потому что аудиторией книги наверняка были подростки (автор долгое время служил директором гимназии, так что тут, скорее всего специально был введён познавательный элемент), и, тем не менее, читать было довольно тяжело. Хотя все признаки приключенческого романа налицо. Имеется страшная тайная рождения. Тайный и могущественный покровитель, непримиримые и злобные враги, причём как у главного героя, так и у его покровителей. Противостояние добра и зла. Любовная линия, наконец, довольно невинная и отлично показывающая нравы и особенности жизни боярских дочек, не выпускаемых из своего терема на улицу, чтобы не сглазил кто, а пуще того чтоб кто в сердечко не запал. Идеальный герой – честный, отважный, умный, нравственно чистый. Трагическая развязка.

Но, в книге столько слёз, что сравнить её можно с разливанным морем. Рыдают все – суровые воины, скупо роняют суровую слезу, увенчанные сединой старцы не могут сдержать слёз умиления, «младенцы», которыми названы подростки четырнадцати лет, обливаются слезами. Я уж молчу про девиц и ветреных вдовушек, позволивших себе отношения. Кроме того герои нестабильны. Коварные злодеи под влиянием и при виде чистых чувств меняют свои злобные планы на противоположные, а соратники как-то быстро меняют милость на гнев и отворачиваются от друзей.

В общем, убедилась в очередной раз, что каждой книге своё время. То, что за пару вечеров проглатывается в подростковом возрасте, может превратиться в довольно-таки мучительное чтение в возрасте зрелом. Тем не менее, не могу не отметить, что книга довольно-таки красивав своём исполнении и без сомнения познавательна. К тому же даёт представление о быте и нравах времени, о котором идёт речь.

Bonama

Не читала

Какая основательная рецензия! 
До сих пор помню, как в 9 классе сдавала историю по билетам - как раз про Ивана III :)

Фаддей Булгарин - это тот, про кого Пушкин эпиграммы писал. Интересная, конечно, личность, которую русская интеллигенция не приняла из-за политических взглядов на Польское восстание, на сотрудничество с Третьим отделением, и теперь все взгляды на него определяются мнением "авторитетов" того времени. 

Не то беда, что ты поляк:
Костюшко лях, Мицкевич лях!
Пожалуй, будь себе татарин,
—И тут не вижу я стыда;
Будь жид — и это не беда;
Беда, что ты Видок Фиглярин. (А. Пушкин)

@Bonama, спасибо, Таня ) Очень интересно про Булгарина узнать было. Я про него вообще ничего не знала.


А ещё пока читала, думала - почему мы так много знаем про Ивана Грозного, и так мало про Ивана третьего, хотя он столько всего сделал для страны. Наверное о времени его правления просто мало документов сохранилось. 

sibirjachka

Не читала

Да, Наташа, во многом ты права, но хорошо, что ты выделила просветительскую роль автора, это во многом и определяет романы Лажечникова. 

У меня ещё его "Ледяной дом" лежит, но я пока кошусь на него с опасением )) 

Irina Brutskaya

Не читала

Хорошо написала про миссию исторического романиста.Очень важно понять, что история в романах Лажечникова. Пикуля  др. не есть правда, у нас на историческом факультете, когда мы учились считалось дурным тоном приводить примеры из этих книг,препод.ставил неуд.и гнал, слава богу у меня этих случаев не было.И опять же правильно, что роль такой литературы очень важна, как просветительская. Люблю обоих авторов, к сожалению этот роман не прочитан, так что спасибо Наташа, посмотрю обязательно.

@Irina Brutskaya, надеюсь, он тебе понравится, Ира. А препод правильно делал, если сам автор предупреждает, что информация немного искажена, не стоит на неё опираться. 

sibirjachka

Не читала

Наташа, а меня как раз больше увлёк "Ледяной дом", интриги больше образы менее ходульные, описания живописные.

@sibirjachka, вот как! Тогда есть надежда, что книга мне понравится больше... когда я до неё доберусь ) 

sibirjachka

Не читала

Определённо понравится.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Анализ и обсуждение книги "История одного города" (Тестовый тур)

Добрый день, участники тестового тура и неравнодушные!Первая  праздничная декада января... Читать далее

Холодно и темно. Темно и холодно

Много снега, много холода, много испытаний. Много героев. Много мистики. И целых две любовных... Читать далее

Биение сердца земли

Какое мощное, потрясающее повествование разворачивается на страницах этой книги! Это настоящий... Читать далее

Выходит новый роман от автора «Облачного атласа»

   В январе впервые на русском языке выходит новый роман английского писателя Дэвида... Читать далее

Прямой эфир

Реклама на проекте

Рецензия недели

Король, дама, валет

«Король, дама, валет» Владимир Набоков

«Холодная, душистая, прелестная дама». В. НабоковВ «розоватом тумане осеннего утра» отправляется юный Франц искать своё место в столичном... Читать далее

sibirjachka sibirjachka2 дня 7 часов 16 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте