Рецензия sibirjachka на книгу «История одного города»

История развития литературы - понятие куда более обширное, чем можно предположить, и куда более сложное, чем может вообразить студент-первокурсник филологического факультета. Неизменно всякий выбор «лучших книг» и «обязательных к прочтению» писателей сопровождается беспощадным отсечением жемчужин мысли от одобренной нормы и «золотого стандарта». За бортом остается множество гениев, признанных и непризнанных, и шедевров мировой литературы. Книги серии «World Classics Books» - попытка расширить устоявшееся в умах понятие классических книг и обязательных для образованного человека авторов, предложив читателю произведения, о которых он либо совсем не слышал, либо знаком очень издалека. Однако представленные в серии труды — в некотором роде веховые этапы на сложном пути развития мировой литературы, без которых трудно составить представления о различных жанрах, литературных школах и целых эпохах развития мировой культуры. Показать

«История одного города» М. Е. Салтыков-Щедрин

Заметки внука земского Терентия из села Горюхина, бежавшего по воле божьей из дома разоренного да нашед его в славном городе Глупове

Несколько слов наперёд благодарности деду моему Терентию как известному единственному грамотой владевшему в селе нашем и меня той обучившему. Хоть и был он известен среди люда местного умением своим прошения разные составлять, ещё более почитали его за то, что он мог писать не токмо правою, но и левою рукою. А как подвергся он за назойливость свою, что начальников донимала прошениями, им писанными, то начал писать правой ногой, чтобы скрыть почерк свой. До искусства этого было мне далеко, но охоч я стал летописи читать. И надо вам сказать, что в развалинах старого барского дома обнаружил я как-то «Историю села Горюхина», записанную последним отпрыском рода Белкиных – Иваном Петровичем.

И читая оную, слезьми облился. До чего же хороша жизнь была в селе нашем. Красоты сельские, в Истории описанные, взволновали сердце моё, рассказы об искусстве певческом и музыкальном людей наших потрясли меня. А язык горюхинских обитателей, коим восторгался Иван Петрович, ставший теперь усеченным да столь сокращённым вплоть до замены в нём отдельных букв даже, привёл меня к горестным размышлениям. Да куда ж всё это подевалось? О нивах и пашнях тоже нечего сказать. Некогда плодородные стоят они усохшие. А ведь какая страна была – Горюхино.

Да вот позвольте мне отрывок привести из Истории самой:

«Страна, по имени столицы своей Горюхиным называемая, занимает на земном шаре более 240 десятин. Число жителей простирается до 63 душ. К северу граничит она с деревнями Дериуховым и Перкуховом …К югу река Сивка отделяет ее от владений карачевских вольных хлебопашцев…
Издревле Горюхино славилось своим плодородием и благорастворенным климатом. Рожь, овес, ячмень и гречиха родятся на тучных его нивах».

Да осталося теперича благоденствие это только оплакивать, поелику запустение одно досталось нам – внукам горюхинским. А всё почему? Барину нашему Ивану Петровичу не до нас было – пустился писательствовать, хозяйством не занимался, управление передал сначала старосте Тимофею, а потом и вовсе какому-то неизвестному приказчику. Вот так закончились баснословные времена. О чём замечательно говорит «Летопись горюхинского дьячка». И довершил времена эти последний приказчик, ибо полагал, «Чем мужик богаче, тем он избалованнее, чем беднее, тем смирнее». А потому и рьяно усмирял всех. Через три года обнищали все. «Горюхино приуныло, базар запустел, песни Архипа Лысого умолкли. Ребятишки пошли по миру». С горькой мыслью о Горюхине отправился я в поиски счастливого места да и разным манером в городе Глупове оказался. И не то, чтобы уж совсем случайно, поелику среди календарей да письмовников барина Белкина обнаружились листки «Глуповского Летописца» и до чрезвычайности увлекли меня, но раззадорили они меня узнать, чем благоденствие сёл да городов поддерживается. А ещё пробудили во мне страницы эти размышление – ежели город этот так славен своими градоначальниками, так стало быть и укреплён их радением в умелом управлении.

Не буду утомлять вас перечислением всех достопочтенных градоначальников глуповских, к тому есть Опись, уже составленная архивариусами, и она утолит вашу любознательность, коль скоро она возникнет. Сам я попал в Глупов в беспокойные годы оканчивавшейся власти Угрюм-Бурчеева, так что могу судить об остальных по воспоминаниям старожилов да тех же летописцев. Но желал бы разделить с вами исключительно собственные наблюдения и размышления о свойствах градоначальнической власти.

С чего бы начать? Натурально с самого главного – портрета. Первое явление градоправителя должно внушить обывателям лёгкий испуг почтительности и мгновенного повиновения.

Однако чтобы рассуждать об этом, надо бы несколько слов сказать о самих глуповцах. Прибегну к словам летописца, так верней будет: «Был, говорит он, в древности народ, головотяпами именуемый, и жил он далеко на севере, там, где греческие и римские историки и географы предполагали существование Гиперборейского моря. Головотяпами же прозывались эти люди оттого, что имели привычку «тяпать» головами обо все, что бы ни встретилось на пути».

Ну вот теперь понятно будет, как много значило для них воинственно зажигающий облик властного лица. А если почитать летопись дальше, как головотяпы город свой обосновывали да злокозни соседей устраняли и князя себе искали, пока первый градоправитель не появился, то и всякие сомнения отпадут.

Так вот, портрет всепременно должен вызвать единое состояние вдохновения: «батюшка-то наш! красавчик-то наш! умница-то наш!» Вот так и был встречен Дементий Варламович Брудастый.

И тут нельзя не согласиться с тем представлением, какое было предложено градоначальником Ксаверием Георгиевичем Микаладзе в его сочинении «О благовидной всех градоначальников наружности». Оно настолько обстоятельно сей вопрос освещает, что сочту дерзостью соперничать с ним и ограничусь лишь тем, что порекомендую всем изучать его до того, как стать градоначальником.

Ну а как градоправитель произвёл необходимое впечатление, тут уж он обязан произнести нужные команды. И чем непонятнее, тем для обывателя доступнее, поелику не слова нужны, а устрашение голосом, звуком изданные. А уж что делать после этого, обыватель разберётся сам – то ли в поле бежать, то ли в избе схорониться, то ли столбом в почтении застыть. Сказывают старожилы об одном своём градоначальнике, у которого в обиходе два слова было: «Не потерплю! Раззорю!» И хотя прозвали его в народе Органчиком, но вполне довольно было их, двух слов. Не то, что сумятица, случившаяся в промежуток безвременья, когда шесть баб вдруг вознамерились стать градоначальницами. Однако участь их решилась тем, что начальство свыше озаботилось прислать нового градоправителя. И опять же не иду пофамильно и с хронологией, а сошлюсь на Опись, к летописи приложенную, поелику в глубь заданного вопроса хочу последовать.

Так вот, команда сделана, представление вышло как надо, тут уж должен градоправитель в действии себя обнаружить. Кто в просвещение ударяется, кто культуры земляные внедряет. Вот было дело, один градоправитель горчицу внедрил, так её только и сеяли. А при другом вывели её на корню, тако устали ести одну горчицу, да и какой оброк с одной горчицы соберёшь, а ведь есть градоначальники, что послаще поести любят. Пироги, например, с капусточкой или клюковкой. Ну а отдельные градоначальники были озабочены более мужескими делами. Границы расширить, скажем. Хотя куда уж, итак границы до Византии самой были. Но ретивость гнала их действовать. А вот пример самого такого неуёмного градоправителя Угрюм-Бурчеев показал. Тот вообще решил со стихиями бороться – реку засыпать да избы старые на другое место перенести. И что вы думаете, получилось. Нет , не реку засыпать, а избы старые все разрушить да на новом месте построить. Вот так город и переменил своё место. Грандиозные дела, надо сказать, осуществились. Вот на этом главном и хочу остановиться. Действия, действия, ещё раз действия градоначальников и спасают обывателя, а город от этого только выигрывает, и жизнь обывательская сохраняется. Этим-то город Глупов и был спасён, когда жизнь в селе Горюхине из-за нерадивости управляющих была порушена. Да не только город выстоял, но и пристанище горюхинским дал. Вот как далеко простирается благоденствие. Тут хотел бы я в подкрепление суждений своих сослаться на благоразумное сочинение градоначальника Василиска Бородавкина: «Мысли о градоначальническом единомыслии, а также о градоначальническом единовластии и прочем».

И тако радует меня, что в суждениях своих не одинок, что к выводам, разумно совпадающим с властными фигурами, сам дошёл и более того, что кров надёжный нашёл под покровительством сияющим. За сим остаюсь с премногими благодарностями Терентьев внук из села Горюхина, а ныне глуповский обыватель.



Елена Р.

Не читала

Браво!!! 🌹

@Елена Р., спасибо, что успели с сим сочинением ознакомиться.

julia_sz

Не читала

Присоединяюсь к первому комментатору. Читала затаив дыхание. Вы - большая умничка! Установили планку для всех нас. Спасибо!

Спасибо за поддержку, ибо раздумья были, в какую форму облечь, книга совсем не стандартная.

ruofu

Не читала

Это очень здорово!

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Uniqlo выпустит футболки с принтами из Мураками

   Известный японский бренд Uniqlo представил коллаборацию с Харуки Мураками — коллекцию... Читать далее

В США обнаружили утерянное стихотворение Владимира Набокова о Супермене

   В США найдено утерянное стихотворение Владимира Набокова под названием "The Man... Читать далее

Предпраздничное

У меня праздник начался прямо сегодня, с самого утра. С сообщения от Ксюши @thosik, о том, что на... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Золото бунта

«Золото бунта» Алексей Иванов

Масштабное, эпичное повествование разворачивается на страницах книги. Сам автор называет его "историческим романом без истории", рассказывая о событиях давно минувших дней, но без... Читать далее

Елена Р. Елена Р.5 дней 10 часов 13 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте