Рецензия на книгу «Непосредственный человек»

Веселая и честная, сострадательная и остроумная история длиной в одну невозможную неделю, случившуюся в жизни Хэнка Деверо. С неохотой и против собственной природы Уильям Генри Деверо Младший, предпочитающий, чтобы его звали запросто Хэнк, руководит английской кафедрой в захудалом колледже где-то в ржавом поясе Пенсильвании. Сам Хэнк по натуре наблюдатель и анархист, но кафедра стремительно разваливается даже без его усилий. В течение недели Хэнку предстоит пройти через массу испытаний и даже катастроф. Рассвирепевшая коллега разобьет ему нос, аспирантка попытается его соблазнить, по местному ТВ его обвинят в казни гуся, родной отец прибудет с желанием примириться навсегда, а некоторые функции организма вдруг объявят забастовку. Печальный и смешной роман про академических неудачников, про свободу-несвободу и просто про хороших людей. Показать

«Непосредственный человек» Ричард Руссо

После череды каких-то странных книг о подростках и их раздутых до вселенских масштабов проблемах взросления, как-то захотелось почитать про нормальных людей, которые с юмором относятся к жизни и не пытаются разнести в щепки все вокруг, если вдруг что-то пошло не так. И очень удачно я наткнулась на замечательный, смешной и трогательный роман о не самой простой неделе в жизни профессора Уильяма Генри Деверо-младшего, заведующего кафедрой английской литературы в захудалом колледже захолустного городка и большого поклонника принципа «бритвы Оккама».

Да уж… Кто из нас в двадцать пять не думал, что весь мир - у наших ног, и все лучшее – еще впереди? Кому из нас после первого успеха не казалось, что так будет всегда? А потом семья, быт, работа, и вот ты сидишь на одном месте уже двадцать лет, вокруг тебя все те же люди, и призрак перемен, отвернувшись от тебя, уже машет кому-то другому.

Так и Деверо-младший, когда-то в молодости после публикации своей первой книги был полон грандиозных планов и даже не думал, что этот успех станет тем якорем, который намертво пригвоздит его к маленькому городку Рэйлтону. Сейчас ему - почти пятьдесят, а он продолжает быть автором единственной книги, вечно находясь в тени своего гениального отца, и с грустью осознает, что ничего уже не изменится: «Мир состоит из детей, которые растут с мечтой уподобиться своим родителям, И детей, вроде нас, кто рос с мечтой стать кем угодно, лишь бы не такими как они. И те и другие потерпели поражение».

Даже временным заведующим своей разваливающейся кафедры он стал случайно: «Невнимание к интригам и махинациям, а также провалы в краткосрочной памяти сделали меня в глазах коллег идеальным компромиссным кандидатом».


Но последнее время все в его жизни идет вкривь и вкось. Бюджет университета урезают, на кафедре предстоит сокращение штатов, а в затхлом академическом мирке и без этих катаклизмов хватает злобы, интриг и подозрений. В семье - тоже проблемы, здоровье – подводит, и главный герой, вовсе не героический, а вполне себе обычный человек, предпочитает скрыться от всего этого за стеной сарказма и иронии, превращая каждую проблему в комедию. О нем даже друзья говорят: «Зря теряем время. Это законченный придурок. Ему на все плевать. Просишь его принять хоть что-то всерьёз – а он не может. Если даже что-то сделает, то потом напишет об этом сатиру в воскресный выпуск». И да, может со стороны он таким и кажется, плывет по течению и ничего не предпринимает. Но должен же быть хоть кто-то, кто честно скажет: «Какой же фигней мы все тут занимаемся!» и просто будет оставаться самим собой.

Почему-то стиль напомнил мне «Трое в лодке, не считая собаки» (хотя юмор у Джерома К.Джерома гораздо круче), но в любом случае, рекомендую всем, кто любит неспешные романы. «Непосредственный человек» именно такой: неспешный, житейский роман о жизни академической тусовки со всеми профессорскими «тараканами», проблемами и страхами. Здесь нет непобедимых героев, никто не спасает мир и не отправляется на поиски приключений. Трагикомические ситуации, в которые герой попадает, зачастую выглядят слишком гротескно, а сам он ведет себя - максимально глупо, да и юмор иногда – ниже плинтуса. Но Ричард Руссо волшебным образом умудряется влюбить читателя в своего героя, заставить сопереживать ему, почувствовать родственную душу. 

На мой взгляд, это основной критерий гениальности автора – показать живых, страдающих, мечущихся героев и убедить читателя, что все это написано лично о нем. Ибо как часто все мы киваем на внешние обстоятельства, изобретаем теории о том, почему у нас не получилось то или иное свершение в жизни. А ведь если отрезать все лишние сущности бритвой Оккама, останется лишь одно: «мы не желаем хоть на миг признать, что будь мы и в самом деле созданы для большего, мы бы это большее осуществили».

Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!

Пункт марафона: Книга, название которой начинается с букв МАРАФОН

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Они сошлись. Вода и камень, стихи и проза, лед и пламень.

Ну, все побежали, и я побежал. Антиподы моей библиотеки. Если представить эти книги как людей... Читать далее

Мои антиподы

В детском саду мама со мной учила постоянно стихи. У нас был томик Пушкина и оттуда мы... Читать далее

Сегодня, 10 мая, в истории

В Германии сегодня отмечается День книги. Дата эта выбрана совсем не случайно — она напоминает... Читать далее

Пороки и их поклонники: новый эпизод подкаста «Шёпоты и книги» посвящен скандалам мира литературы

Вышел девятый эпизод подкаста Муниципального объединения библиотек города Екатеринбурга «Шёпоты и... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Последний поезд на Лондон

«Последний поезд на Лондон» Клейтон Мег Уэйт

Если спросить любого человека на улице о Праведниках народов мира, думаю, каждый первый назовет имя Оскара Шиндлера. А вот о Гертруде Висмюллер-Мейер и ее знаменитых детских поездах... Читать далее

гравицапа гравицапа4 дня 11 часов 1 минута назад

Все рецензии

Реклама на проекте