Рецензия на книгу «Истинная жизнь Севастьяна Найта»

В книгу включен первый англоязычный роман Владимира Набокова, написанный в 1938-1939 годах во Франции и опубликованный в 1941 году в США. Связанная с "Даром", последним русским романом писателя, темой литературного творчества, эта книга одновременно предсказывает изощренные набоковские романы-лабиринты американского периода - "Лолиту", "Бледный огонь", "Аду". На страницах книги, повествователь которой поименован лишь инициалом В., развертывается история жизни его сводного брата, покойного писателя Севастьяна Найта, представленная в воспоминаниях, устных рассказах и отрывках из Найтовых книг. Постепенно грань, отделяющая рассказчика от объекта его повествования-расследования, размывается, заставляя читателей усомниться и в личности биографа, и в смерти главного героя книги… Роман публикуется в переводе Геннадия Барабтарло и сопровождается предисловием, примечаниями и обстоятельным заключительным очерком переводчика. Показать

«Истинная жизнь Севастьяна Найта» Владимир Набоков

Первый английский роман В.Набокова как будто прочертил границу между жизнью - ушедшей и связанной со всем русским, что цепко держало писателя, и жизнью новой, которую открывала ему Америка, где он надеялся уже найти и своего нового читателя. Находясь в Берлине, в Париже, можно было ещё надеяться сохранить старые связи вокруг российской тематики, однако было пора расширять и географию, и биографию.

Любая новая вещь начинается с осмысления того, что уже сделано и того, чего бы хотелось достичь. Следуя за Себастьяном Найтом, В.Набоков пристально вглядывается в своего героя, в жизни которого можно найти много созвучного ему самому. Юношеское самоопределение Себастьяна Найта начинается так же, как и В.Набокова – через Лондон, Кэмбридж. Пусть многие факты выглядывают опосредованно и через взгляд сводного брата Себастьяна, от лица которого ведётся повествование, но неслучайно Себастьян занимает ту же писательскую нишу, что и сам Набоков. Их обоих мучают творческие муки и поглощённость словом, которое вырываясь на волю из созданного текста, приобретает магическую власть над писателем как будто освобождаясь от него и не принадлежа ему более.

«Личная моя трагедия — которая не может и не должна кого-либо касаться — это то, что мне пришлось отказаться от природной речи, от моего ничем не стесненного, богатого, бесконечно послушного мне русского слога ради второстепенного сорта английского языка…» - размышляет В. Набоков.

«У меня нет родины» - вторит Себастьян Найт и всячески упрятывает начало и конец своей биографии, отчуждая себя от назойливости любопытных глаз. Сводному брату Найта хочется во что бы то ни стало восстановить Истинную жизнь писателя. Поначалу это смутное желание вызвано стремлением облагородить облик Найта, приблизить его к тем персонажам, о которых пишет Найт.


Вышедшая биография Себастьяна Найта, написанная его последним помощником-секретарем, грешит той фальшивой лакировкой, когда биограф и сам не прочь погреться в лучах славы того, о ком он пишет. Освободить облик брата-писателя от фальшивой шелухи, неверной трактовки событий последних дней – кажется рассказчику той важной задачей, которая по плечу только ему. Он вчитывается в страницы его книг в надежде найти в них ответ. Но облик Себастьяна неуловим, а зачастую он как будто нарочито выставляет на показ те свойства, которые ему приписывают критики и читатели, не заботясь о соответствующем впечатлении. Рассказчик решает, что ему необходимо найти женщину, с которой Себастьян был в последние дни своей жизни. Что, наверное, в ней и есть некая загадка, которая прояснит смысл последних действий Себастьяна. Но запутывается ещё больше.

Рассказчик недоумевает, ему кажется, что, может быть, Себастьян страдал от одиночества, и может быть, чьё-то участие было остро необходимо Себастьяну, пережившему драматические моменты в своей жизни. Он склонен винить себя, что не был тогда рядом. Однако тут же с горечью признаётся, как отстранённо держался Себастьян, как холодно отвергал попытки братского сближения. Будет ли новое жизнеописание Себастьяна Найта, созданное пером рассказчика? Сомнительно.


Одобрил ли бы Себастьян усилия брата в его желании создать истинную биографию писателя, который сам растворялся в своих героях и раздаривал им себя по кусочкам? Теперь не узнать. Сталкиваясь с потенциальными участниками судьбы Найта, рассказчик приходит к неожиданному заключению, что истинная жизнь писателя зависит от сопряжённости с ним. Что близость духу писателю – это и есть лучшее доказательство родства с ним. Именно духовное слияние и служит истинной точкой, нужной для биографии писателя.

Про этот роман Набокова говорят реже, чем о других. А мне он в свое время очень понравился. Классный. 

@Aнжелика, это верно, что роман немного на обочине. Я думаю, что это просто связано с поздним переводом на русский язык. А ещё, может быть, и потому, что есть критики, отметившие его саркастически "памятником самому себе".

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

10 - 16 мая 2021 года

10 - 11 мая - Понедельник и вторникВсем привет. Сегодня с вами я и хочу констатировать, что уже... Читать далее

Белгородцы не признали Гоголя

   В Белгороде на доме № 15 по улице Гоголя нанесли мурал с изображением писателя. На... Читать далее

Год на Букмиксе

Привет!Я на Букмиксе уже год. Привел меня сюда Книжный марафон, и в этом году я продолжаю эту тему... Читать далее

Двадцать третья мерзость

Не люблю я Фитцека, хоть ты тресни. Но затравочка у романа интересная. Достаточно глянуть... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Советская литература: мифы и соблазны

«Советская литература: мифы и соблазны» Дмитрий Львович Быков

Книга собрана из материалов «Лектория «Прямая речь».«Прямая речь» – независимая культурная площадка в Москве, которая занимается распространением прогрессивных знаний, интеллектуальных идей... Читать далее

ALi ALi3 дня 10 часов 55 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте