Рецензия Стопченко на книгу «Остров Сахалин»

"Остров Сахалин" это и парафраз Чехова, которого Эдуард Веркин трепетно чтит, и великолепный постапокалипсис, и отличный приключенческий роман, от которого невозможно оторваться, и нежная история любви, и грустная повесть об утраченной надежде. Книга не оставит равнодушными ни знатоков классической литературы, ни любителей Станислава Лема и братьев Стругацких. В ней есть приключения, экшн, непредсказуемые повороты сюжета, но есть и сложные футурологические конструкции, и философские рассуждения, и, разумеется, грустная, как и все настоящее, история подлинной любви. Показать

«Остров Сахалин» Эдуард Веркин

"Остров Сахалин" Чехова - это рассказ не только о каторжных работах, кандалах, карцерах, побегах, розгах и виселице, это взгляд думающего человека на каторгу в целом: она искривляет человека, она поражает, словно язва, узников, и тюремщиков, и население, живущее рядом с каторгой, и даже саму местность, где находится каторга...

«Остров Сахалин» Веркина – это мрачный рассказ не только об искривленном каторжном острове, но об искривленном мире в целом.

Впрочем, мира-то осталось всего ничего: Япония да Сахалин. Когда-то давно, пару поколений назад (впрочем, есть еще люди, которые застали начало) была Война. Горячая ядерная фаза продолжалась месяц, и на месте малых и сильных мира сего раскинулись радиоактивные пустые земли. А потом на поверхность вырвалась болезнь, и на оставшихся территориях почти не осталось выживших. Япония под шумок аннексировала все ближайшие острова, объявив себя Империей, и оставшись единственным оплотом цивилизации.

«Сахалин – это всего лишь буфер. С одной стороны, он вбирает нежелательные элементы социума Империи. С другой – Сахалин принял всех, кто бежал после Войны с материка… Сахалин – благо для мира и ад для его обитателей, последний рубеж перед наступающими силами хаоса».

Итак, Сахалин – это каторга и буферная зона. Это немыслимая скученность населения при ограниченных ресурсах; это пищевые брикеты для китайцев, которые являются людьми низшего сорта, и для презренных корейцев, которых вообще не считают за людей; это расстрельные команды, играющие в «кто убьет больше»; это искаженная мораль с еженедельным мордованием негров; это электростанции, работающие на сушеных мертвецах; это бесчеловечные шахты и карьеры по добыче полезных ископаемых; это страшные тюрьмы, сводящие с ума за месяц; это толпы, толпы, толпы… и последние оставшиеся в живых 17 этнических русских. А главное, это – отчаяние, вонь, безнадежность. «Здесь только ржавчина и уголь, и пыль, и прах с пустотой».

И вот в это страшное место приехала романтическая русская барышня Сирень.

«Милая моя девочка, за воротами райского сада ещё жив единорог, ты же знаешь, ты же знаешь».
Приехала она не просто на прогулку, или подивиться на мерзость и экзотику местных, а с чисто научными целями – в этнографическую экспедицию от кафедры футурологии. Впрочем, романтичной ее можно назвать лишь внешне – за ясные синие глаза, и некую особенную чистоту восприятия. А так – с волками жить, по волчьи выть – Сирень отлично умеет стрелять, и первые же сцены расстрелов китайцев ее не слишком шокируют. Ее цель – осмотреть ключевые места Сахалина (или по-японски Карафуто), поговорить с людьми о нынешнем и о возможном будущем, запомнить свои ощущения стороннего наблюдателя и составить отчет, опираясь на методологию познания будущего.

«Ведь в наши дни футурология актуальна как никогда. Будущее определяется как раз сейчас…

Остров – это не каторга, это реторта. Радиация, голод, болезни, это всего лишь катализаторы, соль роста. Нужна лишь крупинка грядущего света, чтобы вокруг нее вспыхнул яростный завтрашний день».

Но Сахалин меняет людей.

«Это место, в котором нет больше времени, нет прошлого и почти нет настоящего. Время здесь обладает другими свойствами: оно сильно обволакивает, впитывается в кости и мясо, производит медленное и разрушительное действие…западный ветер приносит с континента пепел сгоревших, он вгрызается в горло и стекает в легкие… Там нет бога. Его вообще давно нет на Земле. Что ему тут?..Карафуто ест людей»

Экспедиция, задуманная как поход через весь остров, сначала тянется невыносимо медленно, по всем колдобинам пути, описывая каждую мерзкую деталь и каждый нудный переезд и разговор по пути. Ближе к концу динамика увеличивает обороты, герои попадают в переплет, но одновременно становятся чуть более человечными, а не просто картонными функциями: она – наблюдатель, он – охранник. Но так же больше становится и грязи, вони и безнадеги.
«Надо думать о том, как убраться отсюда, а думается почему-то о глистах встреченного с утра господина полковника».

И я уж было почти поставила книге разгромные 2 балла, но финал-эпилог немного вытянул историю. И хоть из непутевых путевых заметок Сирени не вышло полноценного научного доклада, но родилось…настоящее будущее. Такое по-японски тонкое, штрихами, чуть непонятное, но светлое и гармоничное.

«Мы обязательно встретимся. Там, у ворот эдемского сада. Будущее. Я не сомневался: там лучше, чем здесь».

Ванеса

Не читала

Мысль о том, что каторга "искривляет человека, поражает, словно язва, узников, и тюремщиков, и население, живущее рядом с каторгой, и даже саму местность, где находится каторга..." я встречала в "Мертвом острове" Свечина. Помню, что меня поразила эта мысль. Описание природы, как-буд-то переплеталось с описанием душ катаржников и их охранников. Любопытно будет сравнить впечатления, поэтому книгу в хотелки.

@Ванеса, первая фраза в рецензии - целиком из аннотации к "Острову Сахалин" Чехова. Может, стоит лучше его прочитать? Я сама это произведение Чехова не читала, но и данную книжку (Сахалин Веркина) рекомендовать не хочу


Ванеса

Не читала

@Стопченко, хорошо. Посмотрю в инете отзывы.

гравицапа

Не читала

Глисты прямо порадовали))  Видимо, очень натуралистичная книга. Вспомнился Чигози Обиома с его "Рыбаками" 

@гравицапа, постапокалиптическая каторга, да еще и китайцами посыпанная, пострашнее африканской нищеты будет. Безнадега точка ру

А меня финал разочаровал ( Всё как я "люблю", все, блин, умерли...

@Nаtалка, я не про тот финал, где зачистка Сахалина, а про эпилог - про выздороветь, как встряхнуться, заглянуть далеко вперед, дальше всех самых смелых прогнозов, чтобы увидеть, как "космические корабли бороздят просторы мирового океана"... И чтобы жизнь уж слишком медом не казалась - второй эпилог от злосчастного поэта: "если бы вы знали, из какого сора!..."

@Стопченко, я поняла) Но меня убил первый финал. Поэтому на на все послесловия я смотрела со страшным пессимизмом. 

@Nаtалка, да вообще вся книга депрессивная

VladimirB

Не читал

Спасибо за предупреждение. А то чуть было не прочел

Вам бы точно не понравилось, @VladimirB, рада, что смогла быть полезной 🙂


Kassie-Di

Не читала

О, жуть какая! Фантастика с уклоном в реальность! Спасибо, Оксана, что познакомила с книгой. Очень интересная рецензия!

@Kassie-Di, да нет там никакой реальности, впрочем, и фантастики тоже не особо много, просто каторга возведенная в степень

Kassie-Di

Не читала

@Стопченко, печаль...

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Призрак оперы

Люблю в старых книгах находить что-то знакомое, как бы подтверждающее, что ничто не ново под луной... Читать далее

Россиян в лонг-листе Букеровской премии в этом году нет

Фонд Букеровской премии огласил писателей, которые претендуют на награду в 2021 году. В список... Читать далее

КОК. Анонс встречи 4 сентября 2021 года. "Шутка" Милан Кундера

Следующая встреча запланирована на 4 сентября, субботу, 11-00 по московскому времени... Читать далее

Дзен-дзен!

В рамках публицистического года таких книг я и хотел. Не просто рецензии на книги, не просто... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Молчание

«Молчание» Сюсаку Эндо

              Эндо Сюсаку – известный у себя на родине японский писатель, лауреат многих литературных премий Японии, освещающий в своих романах ... Читать далее

Татьяна* Татьяна*4 дня 12 часов 56 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте