Рецензия на книгу «Остаток дня»

Дворецкий Стивенс посвятил большую часть своей жизни верной службе лорду Дарлингтону. В шестидневном путешествии по Англии он размышляет о непоколебимой верности, о том, как формировался его профессиональный кодекс чести и отличается ли он от общечеловеческого. А еще о том, как выходить из любой ситуации, сохраняя четкость и холодность разума и чувство собственного достоинства. Роман-монолог, роман-исповедь, "Остаток дня", удостоившийся в 1989 году Букеровской премии, назван самым английским романом и по праву входит в число лучших произведений мировой литературы. Показать

«Остаток дня» Кадзуо Исигуро

Шестидневное путешествие по Англии на автомобиле, предпринимаемое старым дворецким Стивенсом, оборачивается воспоминаниями о былых днях и размышлениями о сущности профессионального достоинства.

Первое, что бросается в глаза в книге, ‑ это ее язык. Конечно, подобную литературу лучше читать в оригинале, чтобы не упустить всех мельчайших подробностей пластики языка. Но май инглиш из бед и огорчений, а потому я имела дело с переводом, надо сказать, очень хорошим. Книга написана таким языком, о каком вы думаете, представляя себе типичного английского дворецкого. Чопорный, размеренный, умеренно витиеватый и безукоризненно вежливый – сочетание очень вкусное, если быть к нему привычным. Я понимаю людей, которым книга кажется скучной и сухой – этот язык, приправленный учтивостью и лишенный эмоций, весьма и весьма специфичный. Но если настроиться на нужную волну, то пойдет как по маслу. А настроиться важно, потому что само содержание этого текста соответствует языку на сто процентов.

Я не зря заговорила о типичном дворецком, потому что перед вами окажется именно он. Английский дворецкий – это стандарт, это статус, это, говоря современным языком, «бренд». И брендбук весьма сложен: тут у вас миллион правил от учтивых ответов до методов чистки столового серебра. Вообще отдельная (не самая важная, но все же) тема книги – сложность мира дворецкого, невидимая для хозяев. Дом и быт должны быть в безупречном состоянии, но все множественные усилия, что уходят на эту работу, должны быть скрыты и неощущаемы. Я неожиданно нашла здесь параллель с собственной профессией организатора мероприятий – мне хорошо известно, что за каждой деталью, воспринимаемой в моменте как должное, может стоять очень и очень много усилий. В профессии дворецкого также важна картинка, и она должна быть безупречной, какие бы препятствия ни стояли на пути.

Разговоры о картинке подводят нас к другому выводу. Не зря сам герой говорит о дворецком не «кто», а «что» ‑ это очень важно. Дворецкий – это не человек, а некий концепт, конструкт и продукт, который можно (и нужно) оценивать. Дворецкий в английском доме сродни современному автомобилю или часам – это прежде всего показатель статуса. Много времени главный герой отдает размышлению о том, что есть «великий» дворецкий, и у него есть собственный ответ – это тот, кто никогда, ни при каких обстоятельствах не теряет своего лица. Читайте: ставит служебные обязанности превыше всего вообще, даже выше потери близких, например. Картинка должна быть идеальна всегда.

Следуя своему идеалу, Стивенс хладнокровно воспринимает любые потери и не допускает личных связей. Конфликт социальных ролей: профессия требует столь много, что все другие роли (сына, друга, любимого) не допускаются и вытесняются. Идеальный дворецкий всегда дворецкий, иным он быть не может. Мне несколько не хватило путешествий в детство героя и объяснений, что заставило его стать таким. Впрочем, было бы странно, если бы дворецкий, мысливший себя только дворецким и ничем иным, вспоминал бы себя в каком-то другом ключе. Роль объяснения истоков такого поведения берет на себя фигура отца главного героя, тоже дворецкого и тоже исповедующего те же идеалы. Каким отцом он мог быть и мог ли воспитать сына иначе, как своим подобием? Вероятно, нет. И трагичный финал жизни отца Стивенса, их отношения перед ним и в его момент становятся предсказанием жизни самого Стивенса. Успел ли отец пожалеть о том, что не стал сыну ближе? Мы не знаем. Никто из них не выходит из профессиональной роли, и единственно брошенное «Хороший сын» может быть как проявлением любви и сожаления, так и заветом оставаться таким же сухим и отдавать себя профессии.

Разумеется, в жизни идеального дворецкого нет места для чувств, как не может быть чувств у идеально работающего инструмента. Стивенс не проявляет любви ни к отцу, ни к своей коллеге, экономке мисс Кентон, с которой у дворецкого возникают взаимопонимание и симпатия в течение разговоров – разумеется, по чисто рабочим вопросам. Даже возможности отношений не допускает наш герой. Лишь раз возникает у него в груди «непонятное чувство», которому он не дает воли. И мисс Кентон выходит замуж за другого.

Столько жертв, спросите вы, ради бытия идеальным инструментом? В чем же смысл? На это у героя тоже есть ответ – смысл есть, если служить достойному человеку, а лорд Дарлингтон, конечно же, является таковым. Истинный джентльмен, в гостиной которого решают судьбы народов сильные мира сего между двумя войнами XX века. Совершенно по-джентльменски поступает лорд Дарлингтон, пытаясь склонить Европу к снисхождению к побежденной в Первой мировой войне Германии. И продолжая помогать Германии вплоть до конца 30-х годов. А что было дальше, вы знаете. И, разумеется, после Второй мировой никто не прощает лорду пособничество фашистам. Имя его в позоре, а Стивенс служит в перекупленном и опустевшем поместье уже другому хозяину.

Забавную вещь наблюдаем мы: лорд Дарлингтон ошибся, следуя своим идеалам. Будучи джентльменом, он был великодушен и помогал явным негодяям, за что поплатился. Стивенс же вслед за хозяином и следуя уже своим идеалам поплатился дважды: он служил не тому человеку и тем самым лишил себя всего человеческого. Ошибкой было и превращение в инструмент, и передача себя в руки такого человека. Получается анекдот о собаке, похожей на своего хозяина, и о хозяине, похожего на свою собаку. Ошибка была заложена в сами идеалы Стивенса: быть «великим» дворецким значило служить достойному человеку, но подвергать суждения своего хозяина – значит быть недостаточно преданным. Но как выбрать достойного человека, когда его мысли и поступки нельзя оценивать? Стивенс решает никак не оценивать своего хозяина и верить в его честь вопреки всему.

Был ли лорд Дарлингтон в самом деле великодушен или правда проникся идеологией нацисткой Германии, мы не знаем. Да это и не важно. Все это – воспоминания, а в настоящем же Стивенс едет к мисс Кентон, и на пути встречает множество доказательств собственной неправоты: как в отношении лорда Дарлингтона, так и в отношении себя самого, особенно когда мы убеждаемся, что мисс Кентон действительно была влюблена в Стивенса, и любовь эта бесповоротно упущена.

В конце книги мы видим нашего героя. Доказательства его ошибок, разрушение его идеалов у нас на ладони. Эпоха дворецких подошла к концу: новый хозяин американец купил «настоящее английское поместье и дворецкого» как игрушку для демонстрации знакомым. Дом опустел, и в нем больше нет разговоров о великом, нет важных персон и шумных встреч.

Что же наш герой? К сожалению, он не в состоянии отказаться от своих идеалов даже тогда, когда они рухнули у него на глазах. Он не смеет и помыслить о неправоте своего лорда. Не смеет он размышлять и о потерянной любви. Истинная трагедия этого героя в том, что он отдал слишком многое, чтобы признать свои ошибки. Это бы ударило по нему слишком сильно. А потому наш герой способен думать лишь о том, как услужить своему новому хозяину.

И вот он, остаток дня – конец ушедшей эпохи и ушедшей жизни, когда остается лишь предаваться воспоминаниям, когда нет надежды вернуть упущенное, когда все колеи жизни проложены, и переложить их стоит слишком дорого. «Вечер – лучшее время дня», - говорит нам автор, но так ли это? Наш герой остается одиноким и потерянным, верящим в разбитые идеалы и не имеющий сил что-то исправить. И этот горький остаток дня ‑ и остаток жизни ‑ насквозь пронизан самообманом.

По итогу это грустная, сложная и яркая книга о слепой вере в идеалы, о преданности профессии и об отказе от личности ради всеобщего блага, которую я обязательно советую прочитать.

Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!

 Я видел экранизацию, мне кажется

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

30 самых ожидаемых книг 2022 года

Делал по работе, но, думаю, здесь тоже будет актуальным такой пост :slight_smile: единственное... Читать далее

"Маленький принц" или "Морозко": россияне назвали любимые сказки

Добрые сказки и захватывающие волшебные истории любят все - и дети, и взрослые. Мы с удовольствием... Читать далее

Скромные читательские итоги 2021 года

В 2021 году я завалила книжный марафон, так как не успевала отчитаться, но свою читательскую норму... Читать далее

Клэр Дейнс и Джесси Айзенберг снимутся в экранизации романа «Флейшман в беде»

Американская актриса Клэр Дейнс, известная по сериалу «Моя так называемая жизнь» и фильму «Тэмпл... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Аномалия

«Аномалия» Эрве Ле Теллье

Однажды прекрасным летним днём в США идёт на посадку рейс, летящий из Франции. Пассажиры искренне радуются скорому приземлению, так как натерпелись страха из-за жёсткой турбулентности... Читать далее

Polukrovka Polukrovka3 дня 7 часов 51 минута назад

Все рецензии

Реклама на проекте