Рецензия на книгу «Почти два килограмма слов»

Алексей Поляринов сочиняет прозу (роман «Центр тяжести» вышел в 2018 году), переводит тексты Дэвида Фостера Уоллеса и пишет заметки о любимых писателях, которые собраны в этой книге. Стивен Кинг, Филипп Дик, Дон Делилло и другие его герои предстают в ней живыми людьми, а не читательскими иконами, которых объединяет умение жонглировать жанрами и убирать барьеры между«высокой» и «низкой» литературой.ержимость собственным совершенством в XXI веке все больше напоминает болезнь, чреватую депрессией, безумием и даже самоубийством. Британский журналист Уилл Сторр изучил эволюцию социального перфекционизма и нашел его причины в Древней Греции, средневековом христианстве, послевоенном капитализме и современной Кремниевой долине. Рекомендуем! Показать

«Почти два килограмма слов» Алексей Поляринов

Последняя книга публицистического года отбила все неудачи. Поляринов чудесно пишет. Я отметил себе несколько книг для прочтения, согласился и поспорил с автором. Твёрдая пятёрка!

Во введении Поляринов пишет о литературном снобизме. О пренебрежении авторов «настоящей литературы» к «литературе жанровой». У него в книге снобизма не будет.

«Бесконечная шутка» Дэвид Фостер Уоллес
Книгу я не читал. После рецензии Поляринова задумался - не попытаться ли мне осилить этот монструозный труд? Занёс книгу в список, но не на ближайшее время.
Всё-таки надо понять, хочу ли я читать книгу в которой два абзаца описывается зевок, а три - варикозные вены.

«Любовница Витгенштейна» Дэвид Марксон
«Текст построен как поток сознания эрудита — грубый монтаж из цитат, аллюзий и просто историй из мира искусства/литературы». А вот это меня точно заинтересовать не может. «Обожаю» поток сознания.
Интересна история о библиотеке Марксона. Её после смерти распродали, и фанаты собирали по всей Америке (опираясь на комментарии Марксона в книгах и, видимо, экслибрис).

«Внутренний порок» Томас Пинчон
И снова я не читал. Снова не жалею.
Из рецензии мне понравилась фраза «Мы не хотим жить в мире, где за уверенность в том, что не помрешь с голоду, платят риском помереть со скуки» - писали уставшие от авторитарного режима генерала де Голля студенты. Как это схоже с нашим «лишь бы не было войны». Что можно проглотить любой авторитаризм, получая взамен стабильность.

Дон Делилло
Поляринов пишет коротко, аж о девяти романах!
Я не знаю, ни о самих романах, ни об авторе. Но понял, что мне интересней даже читать, о книгах, которые я не знаю. Есть шанс приметить себе что-то. И описания романов Делилло притягивают. Надо попробовать и постараться не разочароваться.

Культура и трагедия: 11 сентября, Беслан и «Норд-Ост»
В этом эссе Поляринов больше говорит об 11 сентября, чем о Беслане и Норд-Осте. Но это, в том числе, потому, что об 11 сентября есть больше информации. В эссе писатель и сравнивает разницу. Американцы каждую трагедию быстро осмысляют, вводят в свою культуру. По 11 сентября есть фильмы, книги, статьи. А у нас почти ничего прорабатывается. На момент написания эссе крупным текстом о Беслане была только статья американского журналиста. Теперь ещё фильм Дудя.
В итоге, мы почти не чего не знаем о наших трагедиях. Вот к примеру: «Я бы очень хотел знать, с какого перепугу 3 сентября 2004 года два российских танка Т-72 подъехали к школе в Беслане и начали стрелять по ней крупнокалиберными снарядами, вслепую, прекрасно зная, что внутри заложники и что их больше тысячи, в этой маленькой школе».
А если трагедию не принять и не проработать она ещё много раз аукнется. И куда больнее будет отзываться.

Лорри Мур до и после 9/11
Судя по всему, Мур у нас не переводилась и Поляринов пишет о ней с английского текста. Она писательница очень коротких, насыщенных смыслом рассказов.

«Мечтают ли андроиды об электроовцах?» Филип Дик
Поляринов сравнивает книгу и фильм по ней. Основные идеи - разные.

Откуда взялся киберпанк: андроиды, провода и Пинчон
В этом эссе Поляринов пишет о том, о чём заявляет в заглавии. Это необычно, но факт.
Проходится по предтечам киберпанка, начиная с Френка Баума, упоминая Пинчона, Бестера, Стерлинга, Типтри мл., Макэлроя, Винджа и других.

Перестать доить Оруэлла и начать жить
«1984» уже написан. «Ты или говоришь что-то новое на эту тему, или зачем тогда?».
А далее о романах и писателях, которым есть, что сказать.
«Поколение А» Дуглас Коупленд.
Мне кажется, что "История пчёл» Майи Лунде антиутопия про исчезновение пчёл лучше, чем приведённый роман Коупленда. Проблематика Лунде: мир, в котором нет пчёл. Прекратилось опыление растений. Голод и т.д. А у Коупленда пчёлы пропали, но это только тема для таблоидов. И в итоге, внезапное появление пчёл и там, и там сказывается по разному.
«Дом дервиша» Йэн Макдональд
Поляринов верно подмечает, главный минус книги - хеппи-энд. В такой сложной книге, с интересным разветвлённым сюжетом не могло всё закончиться так хорошо.
«Периферийные устройства» Уильям Гибсон
Сложные миры Гибсона программируют будущее. Сначала его читают, а потом, вдохновившись, начинают изобретать.

Три утопии Олдоса Хаксли
Вот как! Все знают «Дивный новый мир». Но у Хаксли есть ещё «Обезьяна и сущность» и «Остров». Там другие утопические/антиутопические миры. И на «Острове» всё идеально. Только нет искусства, потому что нет страданий и проблем.
«Ведь любой народ хорош лишь настолько, насколько хороша его литература. А искусство — это единственная стихия, способная противостоять варварству». Вот слова Поляринова, в которых понятно, что искусство это только литература.
Я б тут поспорил, что всё искусство идёт из боли, и что искусство - лишь литература. Картины Айвазовского, что выплёскивали? А музыка, хорошая музыка, не может появиться без развода композитора и смерти его малолетних детей? И даже книги, замешаны только на причинённых друг другу страданиях? Даже в идеальном мире, где нет насилия, могут быть интересные сюжеты. Всё равно жизнь идёт.

«Слишком шумное одиночество» Богумил Грабал
Книга Грабала начинается как антиутопия, но выясняется, что это не так. Потом Поляринов сравнивает его с Кафкой и сам же пишет, что Грабал не Кафка по двум причинам.
«Книга действительно производит впечатление такого чистого «искусства для искусства». Она похожа на мастерское, гениальное описание ночного кошмара, в котором причины и следствия не обязательно встречаются, а герои ведут себя так, словно им всем недавно ампутировали мотивацию». Ох, как я люблю такие книги ради книг. Читать их просто для того, чтобы что-то читать? Как этикетку освежителя воздуха? Как и Поляринов, я задаюсь вопросом: для чего? Но он всё же для чего-то читает, а я воздержусь.

Сигизмунд Кржижановский: бегство в книгу
Кржижановского цензоры не понимали, потому и не печатали. Вроде и плохого не пишет, но что пишет - не понятно.

Джулиан Барнс: жанр как прием
«Метроленд»

Судя по рецензии, роман о счастливом браке. Без проблем, без драм, без высмеивания счастья. Звучит интересно. Все ждут в книге конфликт, а тут просто счастье.
«Попугай Флобера»
Переосмысленная биография Флобера, додуманная и расширенная.
«История мира в 10½ главах»
«История мира…» — как бы размышление от противного, поиск смысла за пределами протоптанных и утвержденных христианством (и вообще — догмами) дорожек».
«Как все было»

Три пересказа событий от трёх лиц сильно не сходящихся в деталях.
«Англия, Англия»
Некий миллиардер решает воссоздать всю Англию на отдельном острове. Но лучше, насыщеннее, честнее и вне рамок масштабов и времени.
«Нечего бояться»
«Причудливая мозаика из автобиографических рассказов и философских эссе об истории самого сильного и самого человеческого страха — страха смерти».
По итогам этих рецензий я выделил две книги Барнса, которые захотел почитать. Поляринов-рецензент «продал» мне автора.

Кадзуо Исигуро: как приручить банальность
Вот Исигуро мне «продавать» не надо. Но посмотрим, справился бы с этим Поляринов, если бы я не был знаком с автором.
«Художник зыбкого мира»
Рецензия интересней, чем мне запомнилась книга. Но после неё я бы книгу читать не стал. Понял бы, что история не в моём вкусе.
«Остаток дня»
«Я перенес действие из Японии в Англию, и все восприняли это как качественный рывок. Но это был ремейк, или как минимум усовершенствованный вариант предыдущей книги». Я прочитал книги в обратном порядке и с большим временным разрывом. «Остаток дня» точно лучше. Не зря Исигуро написал этот ремейк.
«Безутешные»
Не читал. Роман в котором Исигуро изменился и нашёл путь от реализма. Но роман с логикой сна меня не прельщает, удовлетворюсь рецензией.
«Не отпускай меня»
Согласен с Поляриновым, побег Исигуро от реальности удался. Прекрасный роман, который даже захотелось перечитать.
«Погребенный великан»

Не читал. Но внёс в список. Книга Поляринова слишком сильно раздувает мои читательские хотелки.

Стивен Кинг: работа в сумеречной зоне
Поляринов прав, ярлык Кинга «король ужасов» действительности не соответствует. Он очень разносторонний автор. Привет Рите Хейворт.
«Противостояние»
Или вот, тоже не ужасы. Огромный труд. Интересный, сложный роман.
«Мертвая зона»
Не читал. Заинтересовался.
«Оно»

Вот оно! Король ужасов ужасен тем, что показывает - ужасны не монстры, а люди. Не зубастый клоун, а домашнее насилие. Король реализма!
«Темная половина»
О «высоком» писателе, который решил написать под псевдонимом «низкие» книжки и прославился. И что из этого вышло. Тут вам и Джекил и Хайд. И сам Кинг.
«Как писать книги»
«Уж если говорить о ярлыках, то Кинг — никакой не король ужасов, он настоящий гений места, певец одноэтажной Америки, ее летописец и землемер». А ещё он приучает молодых авторов к отказам.

«Рассечение Стоуна» Абрахам Вергезе
«В «Рассечении» нет магии в общепринятом смысле этого слова, и все же если искать эпитет для романа, то на ум приходит только одно слово — волшебный».

Марлон Джеймс - кратко о трёх романах.

«Маленькая жизнь» Ханья Янагихара
«Маленькая жизнь» и подобные ей книги сейчас очень нужны — они создают контекст, в рамках которого обсуждение больных и интимных вопросов может перейти на более цивилизованный уровень».

«Идеал» Айн Рэнд
«Но у меня для вас плохие новости: автор пьесы — Айн Рэнд, и если вы читали «Атланта…», то вы примерно представляете, что именно вас ждет: огромная тяжеловесная проповедь, зачем-то населенная персонажами, каждый из которых когда-то пережил ампутацию самоиронии».

Иэн Макьюэн
Макьюэн чётко усвоил всё, что рассказывали в институте и на литературных курсах по структуре романа, строению сюжета, чеховских ружьях. И аккуратно воспроизводит узнанное с дотошностью отличника.

Мартин Эмис vs Дуглас Коупленд
Оставлю без комментариев. Не читал обоих авторов.

«Адамов мост» Сергей Соловьев
По описанию очень странная книга.

Чарли Кауфман
Эссе о сценаристе.

Алан Мур
Мур писал очень подробные сценарии к комиксам. Очень подробные. Три страницы, для рисунка с лужами и каплями дождя. Я хотел бы прочитать сценарий к «Из ада», выполненный будто викторианские письма. Муру было скучно просто писать сценарии.

Уильям Гибсон: портрет художника в виртуальности
Всякое о писателе и его отношении с искусством и художниками.

Кто такой Мартин Макдона?
Я думал, что не знаю кто это, но оказывается смотрел два его фильма: «Залечь на дно в Брюгге» и «Три билборда на границе Эббинга и Миссури».

«Фарго», Ной Хоули и проблема главного героя
Может ли быть книга (фильм, сериал), в которой главный герой не главный герой?

«Бледный огонь»: метароман Набокова
«Бледный огонь», пожалуй, один из самых хитроумных, необычных и мастерски сделанных романов за всю историю литературы. И слово «роман» я здесь использую лишь за неимением более точного определения».

Дэвид Митчелл и искусство не быть мудаком
В романе «Тысяча осеней Якоба де Зута» идеальный благородный главный герой. У него есть суперспособность: не быть мудаком.

Как я стал читателем
Вкратце: мама выключила видик и сказала: ты б хоть книжку почитал.

Манифест читателя (вместо послесловия)
«Литература — вы удивитесь, но ее можно просто читать. Ради удовольствия».
«Школа должна воспитывать в детях любопытство, а не священный трепет перед громкими именами и великими идеями. Потому что настоящий учитель — это человек, беседуя с которым, ты кажешься себе умнее, чем ты есть на самом деле. Не наоборот».

Много раз в книге Поляринов упоминает Франкенштейна, говоря про постмодернистские книги, вспоминая сшитого из кусков монстра. Но он вроде как этим хвалит, а для меня такая характеристика не звучит лестной.

В общем, как я написал в начале: книга заставляет задуматься о прочитанном. А также делает лучшее, что может сделать книга с рецензиями: даёт новые имена к прочтению.

P.S. Рецензия ноября на книгу второго публицистического года здесь
P.P.S. В январе начну третий год, но чем точно, пока не знаю.

ALi ALi05/12/2021

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Украинская фея

Интернет – это, конечно, очень полезная штука, но с его повсеместным распространением многие вещи... Читать далее

"Маленький принц" или "Морозко": россияне назвали любимые сказки

Добрые сказки и захватывающие волшебные истории любят все - и дети, и взрослые. Мы с удовольствием... Читать далее

Клэр Дейнс и Джесси Айзенберг снимутся в экранизации романа «Флейшман в беде»

Американская актриса Клэр Дейнс, известная по сериалу «Моя так называемая жизнь» и фильму «Тэмпл... Читать далее

Скромные читательские итоги 2021 года

В 2021 году я завалила книжный марафон, так как не успевала отчитаться, но свою читательскую норму... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Аномалия

«Аномалия» Эрве Ле Теллье

Однажды прекрасным летним днём в США идёт на посадку рейс, летящий из Франции. Пассажиры искренне радуются скорому приземлению, так как натерпелись страха из-за жёсткой турбулентности... Читать далее

Polukrovka Polukrovka3 дня 7 часов 51 минута назад

Все рецензии

Реклама на проекте