Рецензия на книгу «Трамвай "Желание"»

В этот сборник вошли две известнейшие пьесы Теннесси Уильямса "Трамвай Желание" и "Татуированная роза", положенные в основу одноименных фильмов фильмов, которые, в свою очередь, стали классикой мирового кино. И в обеих пьесах речь идет о женщинах и о любви. Любовью к покойному мужу Розарио годами живет и дышит затворившаяся от мира в своем непрерывном переживании трагедии Серафина Делла Роза. Любви страстно ищет мятущаяся, надломленная, заплутавшая в мире воспоминаний и фантазий обедневшая креольская аристократка Бланш Дюбуа. Но если Серафине предстоит в итоге обрести счастье в новом чувстве, то Бланш суждена совсем иная судьба... Показать

«Трамвай "Желание"» Теннесси Уильямс

«Трамвай «Желание»» - пьеса, мгновенно завладевшая вниманием постановщиков и публики. В 1947 году Теннесси Уильямс закончил работу над текстом, в том же году состоялась премьера спектакля с Марлоном Брандо в роли Стэнли, а уже в 1951 году вышел фильм с тем же Брандо и Вивьен Ли. На мой взгляд, экранизация не менее прекрасна, чем книга, а книга – бесспорно, лучшее произведение Теннеси Уильямса. Главные герои вызывают сочувствие, симпатию и раздражение одновременно, это не простые одномерные персонажи. Благодаря им книгу буквально больно читать.

Повествование выстроено вокруг Бланш Дюбуа, сконцентрировано на ней. Она либо присутствует на сцене, либо мы слышим ее пение (она поет в ванной). Бланш приезжает в Новый Орлеан навестить свою младшую сестру Стеллу. Постепенно становится очевидно, что у нее нет ни денег, ни работы, ни места, где она могла бы пожить. Она бывшая учительница английского, лишившаяся работы из-за отношений с одним из своих учеников. Она хрупка и стойка одновременно, иногда чрезмерно искренна, она может быть почти агрессивна и в следующий момент апатично-безвольна.

Первая редакция пьесы называлась «The Moth», ведь Бланш – хрупкий (и обреченный) мотылек, не выдержавший столкновения с реальным миром. С мотыльком сравнивает ее автор, когда она только появляется в пьесе: «Само ее появление в здешних палестинах кажется сплошным недоразумением. Элегантный белый костюм с пушистым, в талию, жакетом, белые же шляпа и перчатки, жемчужные серьги и ожерелье — словно прибыла на коктейль или на чашку чая к светским знакомым, живущим в аристократическом районе. Она лет на пять старше Стеллы. Блекнущая красота ее не терпит яркого света. В робости Бланш и в белом ее наряде есть что-то, напрашивающееся на сравнение с мотыльком».

Слабости, недостатки и прегрешения Бланш очевидны: напускной «аристократизм», не имеющий под собой никаких оснований, и снобизм (она походя обижает людей, которых считает «ниже» себя); проблемы с алкоголем; лживость; пренебрежительное отношение к собственной сестре; она буквально требует внимания к себе и комплиментов, флиртует с мужем Стеллы; она виновата в самоубийстве своего мужа, неразборчива в отношениях с мужчинами. Тем парадоксальнее то, что в пьесе чувствуется вера автора в свою героиню. Неоднократно подчеркивается, что она многое пережила и много страдала; ее интерес к поэзии (а значит способность переживать и сопереживать); ее способность фантазировать и мечтать; желание любить и быть любимой.

Мне кажется совершенно душераздирающим тот факт, что Теннесси Уильямс говорил и писал о своей героине как о реальной женщине. Он рассуждал о том, что Бланш удалось восстановить психическое здоровье, покинуть лечебницу для душевнобольных и выйти замуж. Известно, что автор наделил Бланш некоторыми чертами своей сестры Розы: ей в раннем возрасте поставили диагноз «шизофрения», а позже поместили ее в психиатрическую клинику (где, после проведенной лоботомии, она пребывала до конца жизни). Еще более невероятным видится тот факт, что Вивьен Ли, блестяще воплотившая образ Бланш в фильме, утверждала, что эта героиня буквально сводит ее с ума, управляет ею.

Удивительным образом сам Теннесси Уильямс послужил прототипом для Бланш. Его мать была «красавицей с юга», его отец – пьяницей, сестра Роза – душевнобольной, а сам автор до конца жизни мучался чувством вины (допустил, что Роза провела остаток своей жизни в сумасшедшем доме) и одновременно страхом потерять рассудок. Как и Бланш, Уильямс был одержим идеей смерти.

Кажется, что автор сделал всё, чтобы пьесу было легче ставить в театре и адаптировать для кино. Каждое действие (картину) Теннесси Уильямс предваряет подробнейшими ремарками, которые значительно выходят за границы практических указаний для режиссёра. Они словно бы помогают читателю погрузиться в атмосферу действия пьесы, снабжают нас необходимыми для понимания подробностями, наконец их просто интересно и приятно читать.

Автор очень тонко привлекает внимание читателя-зрителя к значимым моментам в повествовании самыми разными средствами. Например, с помощью музыки. В Картине первой это чуть слышная мелодия польки:

«СТЭНЛИ. Боюсь, вы сочтете меня неотесанным. У Стеллы только и разговоров, что о вас. Вы были замужем, верно?

Вдалеке чуть слышно — мелодия польки.

БЛАНШ. Да. Совсем молодой.

СТЭНЛИ. А что случилось?

БЛАНШ. Он… он умер. (У нее клонится голова.)».

Полька воскрешает воспоминания о том, как Бланш в последний раз танцевала со своим мужем Алланом, незадолго до его самоубийства. При этом мы еще не знаем ни о муже, ни о его самоубийстве, ни о том, как Бланш терзала вина. Полька "сыграет" лишь в шестой картине. Такие мельчайшие якорьки рассыпаны по всей ткани текста.

Несмотря на то, что пьеса была написана вскоре после окончания Второй мировой войны, мы нигде не встречаем упоминаний о ней, не видим никаких конкретных примет времени. Герои живут в своем собственном времени, в своём мире.

Каждую строчку пьесы, каждую ремарку можно бесконечно разгадывать. Например, Стелла и ее муж Стэнли живут на Елисейских полях в Новом Орлеане: «Двухэтажный угловой домик на Елисейских полях в Нью-Орлеане — улице между рекой и железнодорожными путями. Убогая окраина, и есть в ней, однако, в ее захудалости — не в пример таким же задворкам других великих американских городов — какая-то совершенно особая, забористая краса» (*на английском намного лучше звучит, поверьте и проверьте). В греческих мифах Елисейские поля – это что-то типа рая. Грустная ирония в том, что пьесе Елисейские поля – что угодно, но только не рай. В мифологии это прибежище мертвых, а Бланш зациклена на смерти. Бесконечно люблю эту пьесу за такого рода ребусы.

Рекомендую ли я прочитать пьесу? Безусловно, да! Смотреть ли фильм? Обязательно!

Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!

Пункт марафона: Экранизированная книга

Popali_v_pereplet Popali_v_pereplet16 дней 3 часа 11 минут назад

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Маской не скроешь изъянов

Строка в аннотации о том, что роман можно было бы назвать «Живые и мёртвые», как будто перекидывает... Читать далее

17 - 23 января 2022 года

Здесь будет понедельник и вторник. Наверное. Читать далее

Рецензии 40-го сезона «Уроки Литературы» в гостях у Кинорулетки» («КиноVsКниги-2»)

В этой теме выкладываем свои рецензии.P.S. Ориентировочно даю две недели (до 7 февраля)  на... Читать далее

В Казани устроят «распродажу будущего»

С 4 по 6 февраля в Центре современной культуры «Смена» и Национальной библиотеке Республики ... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Аномалия

«Аномалия» Эрве Ле Теллье

Однажды прекрасным летним днём в США идёт на посадку рейс, летящий из Франции. Пассажиры искренне радуются скорому приземлению, так как натерпелись страха из-за жёсткой турбулентности... Читать далее

Polukrovka Polukrovka3 дня 7 часов 51 минута назад

Все рецензии

Реклама на проекте