Рецензия на книгу «Гадкие лебеди»

В одной «неназванной европейской стране», в провинциальном городке, где идет бесконечный дождь, и живут хмурые, равнодушные люди, популярный писатель Виктор Банев наблюдает за таинственными силами, постепенно меняющими здешнюю атмосферу и незаметно влияющими на моральный облик горожан. Интеллектуалы-мутанты, называемые мокрецами, которых правительство пытается держать под контролем, воспитывают детей города, делая из них вундеркиндов. В итоге именно дети выносят приговор лживому миру взрослых, покидая город. Показать

«Гадкие лебеди» Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

В 1966 году Стругацкие посетили физматшколу в новосибирском Академгородке, и после этой встречи были написаны «Гадкие лебеди».

Писатель – это прибор, показывающий состояние общества, и лишь в ничтожной степени – орудие для изменения общества. История показывает, что общество изменяют не литературой, а реформами и пулеметами, а сейчас еще и наукой. Литература в лучшем случае показывает, в кого надо стрелять или что нуждается в изменении.

В советской критике по поводу этой повести писали: «на встрече Стругацкие почувствовали, что перед ними очень умные, но духовно безграмотные дети». Попробуем разобраться. Отбросим в сторону педагогическое негодование, и подумаем - а обязано ли новое поколение априори уважать предыдущее? Должны ли дети наступать на горло собственному мнению в угоду старшим?

А почему, собственно, они должны уважать меня за все это? Что я ходил на танки с саблей наголо? Так ведь надо быть идиотом, чтобы иметь правительство, которое довело страну до такого положения…

Описываемый город/страна/мир у Стругацких не называем, иначе и быть не могло в те подцензурные времена, что, впрочем, актуально и сейчас. Это серый и унылый мир (отлично иллюстрируемый нескончаемым дождем), в котором настоящие разговоры возможны только под бутылку, потому что невозможно быть думающим человеком и терпеть все, что происходит.

Есть люди, которые не могут жить без прошлого… они живут традициями, обычаями, заветами, они черпают в прошлом радость и пример. Скажем, господин Президент. Чтобы он делал, если бы у нас не было нашего великого прошлого? На что бы он ссылался и откуда бы взялся вообще… большинство и до сих пор считает, что все было правильно и очень здорово, и если понадобится – готовы начать все сначала…

Остается только пить. Пить и искать единодушия с другими такими же, кому не повезло жить с тобой рядом. И пытаться объяснить детям, которых специально научили думать, что пассивное отрицание – это не смирение, а тоже выбор.

Откуда им понять, это же дети, болезненно-умные дети, но всего лишь дети… вы не понимаете, как небритый, истеричный, вечно пьяный мужчина может быть замечательным человеком, которого нельзя не любить, перед которым преклоняешься, полагаешь за честь пожать его руку, потому что он прошел через такой ад, что и подумать страшно, а человеком все-таки остался.

Для некоторых есть еще один путь - заболеть странной и непонятной болезнью. Прокаженные, изгои, так называемые мокрецы, пораженные очковой болезнью – очень ясная и прозрачная метафора интеллигенции, болеющая честностью и совестью. Но болезнь не приходит сознательно, хоть иногда и хочется обнаружить у себя симптомы. Наверное, не надо было смиряться, надо было содрать с себя всю шкуру, обратив душу в развалины, исковеркав свою жизнь и несколько соседних.

Безжалостно? Конечно. Страшно и неблагодарно воевать с пошлой обыденностью, вооружая новое поколение холодной логикой рационализма.

Будущее было холодным, безжалостным, ему было наплевать на все заслуги прошлого – истинные или мнимые. … Вы жестоки. Вы жестоки из самых лучших побуждений, но жестокость – это всегда жестокость. И ничего она не может принести кроме нового горя, новых слез и новых подлостей.

Построить на костях новый мир – не новая идея, и вопрос здесь не в том, нуждается ли старый мир в разрушении, и что будет построено на обломках, когда наконец расступятся облака и выйдет солнце. Здесь основной конфликт в том, должно ли новое поколение принести в свой новый мир груз предыдущих построений, в том числе, к примеру, вопросы этики и морали. Они живут будущим, наше прошлое им не интересно, а настоящее – только материал, сырье для построения будущего. Почему же мы требуем от молодых нести ответственность за мир, который построили мы, взрослые?

Мы все вспоминаем события счастливого детства с умилением и уверены, что со времен Тома Сойера так было, есть и будет. … А ребенок кротко смотрит на тебя и думает: ты, конечно, взрослый, здоровенный, можешь меня выпороть, однако, как ты был с самого детства дураком, так и остался, но тебе этого мало, ты еще и меня дураком хочешь сделать.

Главный герой в своих мучительных пьянках, разговорах и раздумьях пытается понять – сам он за или против? …Бывает еще третий выход: наплевать. Ах, как бы я хотел быть циником, всю жизнь из меня делают циника, стараются, тратят гигантские средства, тратят пули, цветы красноречия, бумагу, не жалеют кулаков, не жалеют людей, ничего не жалеют, а мне не наплевать… Конечно, я – против, потому что не терплю пренебрежения, ненавижу всяческую элиту… и я – за, потому что люблю людей умных, талантливых, и ненавижу дураков, ненавижу тупиц, ненавижу золотых рубашек, фашистов ненавижу…

А дети не раздумывают. Они задают вопросы, получают от взрослых ответы, и практикой подтверждают картину мира, вычисленную эмпирически:

Изменяемые объекты совсем не хотят, чтобы их изменили. И потом они настолько запущены, так безнадежны, что их не хочется изменять. Пусть уж себе догнивают…

А значит, и не надо доказывать свою правоту, изменять всех, можно просто уйти из этого мира вслед за Гаммельнским крысоловом, или смести старый мир, вытеснив из него старую гниль

Дождь будет падать на пустой город, размывая мостовые, сочиться сквозь гнилые крыши… Потом смоет все, растворит город в первобытной земле, но не остановится, а будет падать и падать. А потом земля напитается, и взойдет новый посев, каких раньше не бывало, и не будет плевел среди сплошных злаков. Но не будет и нас, чтобы насладиться новой вселенной.


Пламенная.

Не читала

И еще одно произведение 1996, про обыкновенный фашизм.

Прекрасная повесть.


Пламенная.

Не читала

Ошиблась. 1995. Тогда уже все было сказано и написано. Ничего нового.

Совершенно бессмысленны и безграмотны выражения типа «демофашист» или «фашиствующий демократ». Это такая же нелепость как «ледяной кипяток» или «ароматное зловоние». Демократ — да, может быть в какой-то степени националистом, но он по определению враг всякой и всяческой диктатуры, а поэтому фашистом быть просто не умеет. Так же как не умеет никакой фашист быть демократом, сторонником свободы слова, свободы печати, свободы митингов и демонстраций, он всегда за одну свободу — свободу Железной Руки.

@Пламенная., в "Гадких лебедях" этого нет, здесь не про фашизм, давай не будем смешивать разные произведения 

Пламенная.

Не читала

@Стопченко, я к тому что это тоже Стругацкие.) 

гравицапа

Не читала

Какими актуальными нынче Стругацкие оказались. Цитаты перечитала и задумалась. Раньше мне казалось, что они в "Лебедях" излагали идею о том, что со временем человечество разделится на две совершенно новые расы, которые в принципе не смогут понять друг друга и будут существовать в параллельных плоскостях... А тут прям новое прочтение. Спасибо за рецензию, есть о чем подумать.

@гравицапа, все так. Только не когда-то в будущем, а вот оно, уже здесь, "младое племя". И знаешь, это ведь не они одни об этом писали (все эти Куколки, Дети Кукурузы и прочие мутанты), и всегда дети - безжалостные, симпатии не вызывают, и читателю от этого страшно, и даже как-то жалко недотянувшее до их уровня поколение "взрослых". И вопрос обычно в том, что наш эмоциональный мир, пусть и глупее, но лучше, чем холодная и бездушная логика мутантов.

А у Стругацких вопрос звучит по-другому: кого тут жалеть? Нас, вечно пьяных, малодушных и трусливых в своем верноподданическом послушании, развратных почти до скотства?

Пламенная.

Не читала

@Стопченко, мне вообще всегда казалось странным считать детей и только детей особенно жестокими. 

Хотя те книги тоже читала. Стругацкие тяжелые. Но пишут отлично. 

гравицапа

Не читала

@Стопченко, просто я так поняла, что у Стругацких каждый выбирает свой мир, одни - эмоциональный, другие - интеллектуально-технологичный. И вопрос не в том, кого тут жалеть, а в том, что эти планеты -  никогда не пересекутся... Поэтому и ощущение от романа такое депрессивное...типа "и что тут сделаешь" ? 

Пламенная.

Не читала

@гравицапа, у вас такое впечатление от "Гадких лебедей", или от всех Стругацких в целом? Правда интересно. 

гравицапа

Не читала

@Пламенная., именно от Гадких лебедей

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Графический роман - это вам не "Мурзилка"

Уважаемые любители комиксов и графических романов!Расскажите, докажите, покажите - за что вы их... Читать далее

Госдума приняла закон - треть каталога из BookMix'а вон?

Госдума думала, думала и наконец придумала - УРА!⚡️ Госдума приняла закон о запрете пропаганды... Читать далее

Люси. Эфиопия

Она отзывалась на имя Люси детворе...Помня о том, что это - книжный сайт, а не форум... Читать далее

Планы на игру "12 месяцев нон-фикшн"

Подсмотрела тему для заметки в блоге у @Leka-splushka. Книжный 2023 год - сложный будет... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Война с саламандрами

«Война с саламандрами» Карел Чапек

Кажется, в последнее время я полюбила антиутопии. Да, их неприятно и даже страшно читать, тем более анализировать, находить параллели и выявлять закономерности. Но они дают что-то вроде... Читать далее

malinochka malinochka2 дня 2 часа 25 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?