Рецензия на книгу «Хамелеоновы цвета»

Роман лауреата Ленинской премии Йонаса Авижюса "Хамелеоновы цвета" заинтересует читателя постановкой целого ряда актуальных проблем. Художник и время, природа художественного творчества, личность художника и нравственный климат, создаваемый им, - все эти вопросы заставляют размышлять, сомневаться, порой задумываться, пристально рассматривая авторскую точку зрения. Показать

«Хамелеоновы цвета» Йонас Авижюс

Всё это похоже на прогулку по городу, пригрезившемуся когда-то князю Гедеминасу. Мрачные башни и замки, готические колокольни среди панелек развитого социализма. Парковые аллеи, в которых меж хмурых бюстов советских и партийных деятелей кружатся задумчивые тени Мицкевича, Чюрлёниса и Юлии Жемайте.

Если вместить в себя – после открытия ли выставки, театральной премьеры, даже и просто так – сколько-то армянского коньяку (О советский интернационализм и ГОСТ! Неплохие ведь, в сущности, вещи!), то пьяно петляющие вильнюсские проулки, через сумрачные дворы, приведут в подвальчик со сводчатым потолком и пылающим камином. Ни у кого не найдётся сил удержаться и не заказать здесь порцию картофельных «колдунов» с кабаньим скиландисом. Волны каминного тепла сгонят ноябрьский озноб и тогда можно будет разобрать белорусскую, польскую, русскую, литовскую речь  в этом городе всегда говорили на разных языках. 

Хмельные и трезвые диалоги об искусстве. Монологи об искусстве. Суждения о его прошлом и настоящем. Реплики и признания о литературе, живописи и скульптуре. Пространные пьянственные прозрения и математически-взвешенные умолчания о творчестве и о художнике.

Кто же всё-таки судьи? Кто берёт на себя историческую смелость провести границу между искусством и НЕискусством?

Грешит ли творец перед совестью и талантом, когда берёт конъюнктурные заказы? Может быть, дело не в титулах и гонорарах, а в способе сохранить творческое долголетие для создания чего-то стоящего?

Что нравственно: сказать человеку, считающему себя художником, что он заблуждается или соврать, но придать ему веры в свои силы? А если, искренне заблуждаясь насчёт себя, он всё-таки всё понял, то нужно ли ему стараться себя превозмочь или лучше оставить все попытки творить?

Почему у красивых людей, вдохновляющих художников, бывают омерзительно кривые души?

Будет ли человека будущего волновать искусство и не утрачиваем ли мы уже сейчас способности видеть его и понимать?

Как соотносятся области искусства между собой по затратам творческой энергии? Занятия искусством как хобби  пошлость это или способ жить в ладу с собой?

Тепло и сытно! Разве могут бражные мужские разговоры не коснуться теперь женщин?! Что мы ищем вечно друг в друге и находим ли когда-нибудь? 

Кто взял себе право определять взрослым людям границы и формы общения? Если никто другой от этого не пострадает, то не будет ли допустимым всё, что они посчитают допустимым? 

Что значит изменить? Не называем ли мы одно и то же, в зависимости от ситуации, благоразумием, двоедушием, взвешенным расчётом или трусостью?

Снимаем ли мы когда-нибудь маски или носим их даже при самых близких? Знаем ли сами свой родной цвет или всегда остаёмся хамелеонами?

Тепло и пьяно! Мыслями овладевает жгуче-желанная Вероника! Милая бесстыдница Рони! (Эх, чёрт возьми, Рони, твоему прообразу уже должно быть за восемьдесят – Авижюс закончил роман в 1975-ом, но ведь ты-то навсегда останешься в возрасте булгаковской Маргариты, хотя сама ты, конечно, так и не станешь Маргаритой…) Знай, Вероника, что меня никогда не было среди приторных святош, прицокивающих языками, наблюдая, какой ты бываешь смелой. Но я не посягну и на право твоё быть осмотрительной. 

Пожалуй, я ещё вернусь сюда. Что-то меня завораживает в этой готике, перемежающейся панельными «брежневками». Я буду старше ещё лет на десять, но Вероника будет почти юна, а маэстро Скирмонис так и останется лишь только шагнувшим в свою жизненную осень. Эти высокоградусные споры об искусстве будут всё так же свежи конечных ответов на все эти вопросы людям никогда не найти. И снова можно будет без оглядки простить художнику всё, за то, что он способен сохранить красоту – единственную вещь в мироздании, которая может противостоять времени.

Флинт Флинт6 дней 16 часов 10 минут назад
Irina Brutskaya

Не читала

Сколько много хороших, умных , нравственных вопросов. Это вопросы автора рецензии? Или автора книги?

@Irina Brutskaya, спасибо! Сейчас и не разобрать, вопросы-то вечные. В такой именно форме они сформулированы рецензентом, но герои романа - скульпторы, художники, писатели, арт-критики, актёры - всё это обсуждают и имеют здесь свои воззрения.  

Irina Brutskaya

Не читала

@Флинт,душевно😊

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Делюсь табличками своими

Вскакиваю в последний вагон на конкурс заметок со своими табличками.Основная табличка для меня... Читать далее

Как ему верить?!

Резня в Смирне? Геноцид армян с 1915 до (по мнениям некоторых исследователей) 1923? Заметём под... Читать далее

В Ивановской области отметят 200-летие Александра Островского

   Несколько театральных фестивалей, выставки и авторские экскурсии пройдут в регионе... Читать далее

Спасибо цифропаду!

Я собиралась оставить отзыв, но получилось слишком много букв для отзыва )) Не уверена, что и для... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Дни Савелия

«Дни Савелия» Григорий Служитель

Эта книжка, такая книжка… какая-то никакая эта книжка. Вот она, вроде бы и не раздражала, но и не впечатляла. Такая вялотекущая и тягучая. Без особой динамики, больше созерцательная и... Читать далее

Nаtалка Nаtалка3 дня 22 часа 43 минуты назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?