Рецензия на книгу «Американха»

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

Третий роман нигерийского прозаика Чимаманды Нгози Адичи, уже завоевавшей не одну литературную награду за предыдущие свои книги, - самый масштабный и по времени, и по географии действия, и по диапазону идей и проблем, которые Адичи смогла мастерски и увлекательно охватить.Роман о том, что чувствует образованный человек "второго мира", оказавшись в США или в Лондоне, про то, что ждет его дома, если он решит вернуться. Еще подростками Ифемелу и Обинзе влюбились, и дела им не было до диктатуры в родной стране, до зловещей атмосферы всеобщей подавленности и страха. Но, закончив школу, красавица Ифемелу уехала учиться в Америку, где ее ждал новый мир, полный как радостей, так и незнакомых проблем. Она постепенно осваивается в этой стране, добивается успеха и терпит неудачи, заводит отношения и теряет их, и дом ей кажется все более далеким. Рассудительный Обинзе из профессорской семьи собирался последовать за любимой, но события 11 сентября поставили крест на его планах перебраться в Америку. Он оказывается в Лондоне, где ведет опасную жизнь нелегала. Годы идут, и вот уже Обинзе - богатый человек, живет в родной стране, где его ценят и уважают. А Ифемелу стала успешной журналисткой, ее блог о жизни иммигрантки в Америке чрезвычайно популярен. Казалось бы, у обоих все хорошо, но это только начало… Увлекательный, горький, местами смешной роман, охватывающий три континента и множество судеб, вызывающий в памяти не только предыдущий роман Адичи "Половина желтого солнца", но и "Рассечение Стоуна" Абрахама Вергезе и "И эхо летит по горам" Халеда Хоссейни. Вероятно, главный в этом романе разговор - о том, как живет и меняется в нас представление о родине и о доме, об оттенках расставаний и возвращений. В 2013 роман получил одну из самых престижных литературных премий США - National Book Critics Circle Award (Национальная премия критиков), победив "Щегла" Донны Тартт. Показать

«Американха» Чимаманда Нгози Адичи

На эту книгу уже написано несколько отличных рецензий о сюжете, о сильных и слабых сторонах. Я же хочу поделиться в первую очередь своими личными впечатлениями и размышлениями.

Часть первая. О политике

Один из блёрбов на обложке цитирует Times "Восхитительный и важный роман писательницы, которой есть, что сказать". Считаю, что эта фраза точно характеризиует произведение Ч. Адичи. Авторка хотела высказаться по вопросам расового и гендерного неравенства и она трансформировала это, строго говоря, политическое высказывание, в художественный текст на 600+ страниц (в русской версии). 

Именно эта публицистичность стала для меня серьезной проблемой и поводом для недовольства. Оговорюсь: я безусловно согласна с взглядами авторки на гендерный и расовый вопрос. Мне действительно было очень интересно читать о Нигерии, о впечатлениях темнокожей мигрантки об устройстве американского общества. Я узнала много нового и мой кругозор расширился. НО: мне ужасно не нравится, когда художественный текст настолько откровенно обсуживает политические идеи (хотя я с ними и согласна!).

Для меня хорошая художественная литература про процесс, а не про выводы. Про наблюдения над героями, а не про результаты. О политике я предпочитаю читать эссе (например, о проблемах чернокожих феминисток очень классно у О. Лорд в сборнике "Сестра отверженная"), статьи, трактаты. К художке же я обращаюсь за историей (story, а не history). 

В "Американхе" мне показалось, что сама история лишь обслуживает основную цель авторки: высказаться о проблемах неравенства. 

Подведя итог этой части моего занудства рецензии: обидно, когда книги получают литературную награду за актуальное политическое высказывание, красиво обернутое благодаря таланту писателя, а не за творчество само по себе. Симптом ли это последнего времени? ...хотя вот я сейчас задумалась и склоняюсь к тому, что одного творчества никогда не было достаточно...

Часть вторая. Об аудитории

Несомненным достоинством книги является яркое воссоздание реалий США, Нигерии и Англии (последней - в меньшей степени). Поведение и мотивация геров меняются в зависимости от стран пребывания. Локации в тексте играют важную роль, они отличаются друг от друга и не служат лишь декорацией для повествования. 

Полагаю, что Адичи стремилась сделать книгу интересной для выходцев из разных регионов. Она не экзотизирует Африку и не идеализирует США. Она примерно с одинаковой подробностью рассказывает об особенностях жизни в каждой из стран, но с разной оптикой (приезжей и местной). Знаете этот тип литературы, который очевидным образом пишется для европейского и северо-американского читателя об "экзотических странах"? Здесь этого нет. Вероятно, это и есть одна из важнейших примет постколониальной литературы. 

Часть третья. О переводе

Воистину бесячей проблемой книги, в которой никак нельзя упрекнуть саму авторку, является  ужасный перевод. Давно я ничего подобного не видела. Предполагаю, что сам авторский текст был непростым: явно имело место разделение между стилями речи разных слоев общества. Переводчица пыталась что-то с этим сделать, но в итоге получились очень странные конструкции. Например: главная героиня называет своего возлюбленного "профессор Крепыш" (!? ни разу не сылашала употребления этого слова в ином контексте, кроме комплемента младенцу).

Или еще: как думаете, кто и к кому обращается используя "малец Винни"? Конечно же, коллеги грузчики к своему коллеге. И за эти нет какой-то иронии или предыстории.

Еще несколько вариантов сомнительных прозвищ "Илоба Прыг-Скок", "Лоба Пустячок" (да это ведь просто непроизносимо в беглой речи!) и сомнительная поговорка "бог крепок"... Список спорных решений переводчицы можно продолжать долго. + местами предложения составлены очень странно. Приходилось несколько раз перечитывать, чтобы осознать смысл коротких предложений вроде: "Сперва черты осенило изумлением, а следом они окостенели враждебностью" 

Заключительная часть

Немного грустно, когда главным достоинством книги становится "расширение горизонтов" читателей (идея об этом, кстати, повторяется во многих рецензиях и отзывах). Прочитав эту книгу, вы, вероятно, действительно узнаете много нового про дискуссии о расовых вопросах в США и Англии, про Нигерию + о постколониальной литературе (если используете соответствующую оптику) + про политические взгляды Ч. Адичи. Возможно, если вы никогда не задумывались о расовых вопросах, то этот текст станет для вас очень полезным. 

Но от сюжета и от исполнения не следует ждать ничего особенного...

Следовало бы поставить более низкую оценку, но я слишком сильно симпатизирую авторке и ее взглядам...

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

а разве не вся хорошая литература - это высказывание на важную тему, изложенное в художественной форме? разве создание этой формы не есть творчество? есть, конечно, произведения, которые форма ради формы, но, кмк, это отдельное. чисто жанровое. 

мне очень понравилось то, что про "американху" написал поляринов:

Пока думал, как описать «Американху» Адичи, вспомнил другой роман – «Сочувствующего» Вьет Тхань Нгуэна (о котором я еще расскажу в конце). Там есть целая сцена – одновременно смешная и пронзительная, – где главный герой, выходец из Вьетнама, прочитав сценарий фильма, объясняет американскому режиссеру, что крики боли на вьетнамском отличаются от криков боли на других языках. «Вы заставляете представителей моего народа кричать следующим образом: АЙ-Й-И-И-И-И!!! Так кричит, например, Крестьянин № 3, напоровшись на кол во вьетконговской яме-ловушке. Или Маленькая Девочка… перед тем, как ей перерезают горло. Но я много раз слышал, как кричат мои земляки, когда им больно, и смею вас уверить, что это звучит иначе. Хотите послушать, как они кричат?»

продолжение:

Этот абзац может служить неплохим описанием «Американхи» – потому что это, конечно, роман о расе и расизме, но еще и о том, что крики боли на нигерийском английском кардинально отличаются от криков боли на любом другом языке. Вообще, надо сказать, всякий постколониальный роман – даже когда говорит о расизме и цвете кожи – всегда о языке. О смысле слов, об акцентах, об ударениях. И в конечном счете – о переводе. Чувствительность к нюансам языка – характерная черта героя, застрявшего между культурами. Рушди называет одного из своих героев «индийцем, переведенным на английский». В «Американхе» по сюжету главная героиня Ифемелу переезжает в США по студенческой визе и, разумеется, сталкивается с расизмом и предубеждениями, но самый неприятный эпизод у нее связан именно с акцентом – чтобы стать своей, ей приходится сломать собственные представления о хорошем языке: «Она говорила по-английски всю жизнь, вела дискуссионный клуб в средней школе и всегда считала американскую гнусавость признаком неразвитости… ‹…› И в последующие недели, пока нисходила осенняя прохлада, Ифемелу принялась тренировать американский акцент»

Плюс куча других неприятных языковых открытий – слова, которые в Нигерии считаются комплиментом, в США значат нечто диаметрально противоположное: «”Полукровка” тут – ругательство. ‹…› Рассказываю я им о том, как там у нас все и как все мальчишки за мной бегали, потому что я полукровка, а эти такие – ты себя опускаешь. Так что я теперь двухрасовый человек, а если кто-то зовет меня полукровкой, мне полагается обижаться».

Примерно в середине романа есть сцена, когда в салон красоты, где нигерийским женщинам заплетают косички, заходит молодая белая американка по имени Келси, просит сделать ей «кукурузу» (не спрашивайте) и в разговоре с сотрудницей салона, иммигранткой Мариамой, выдает такое: «Не чудесно ли, что вам удалось приехать в Штаты и ваши дети могут теперь жить лучше?» Дополнительный слой иронии этой реплике придает то, что все предыдущие главы романа были буквально посвящены аду, через который проходят мигранты в США, и описанию того, на какую стремную и грязную работу им приходится соглашаться, чтобы не помереть с голоду. На этом Келси не останавливается – и сообщает, что осенью собирается в Африку, «в Конго, Кению и, может быть, в Танзанию». «Я читала книги – готовилась, – говорит она. – Только что дочитала отличную книгу – “Излучина реки”. Благодаря ей я по-настоящему поняла, как все устроено в современной Африке. Она такая искренняя, самая искренняя книга об Африке из всех, что я читала». И вот здесь возникает интересный метаэффект, потому что, читая эти строки, я ловлю себя на том, что сам я тоже немного Келси. Ведь прямо сейчас я тоже читаю книгу «о мигрантах из Африки» и считаю ее искренней, и, как и Келси, я почему-то думаю, что чтение этой книги помогает мне «понять, как все устроено в современной Африке». Сама по себе эта сцена – комментарий на тему чтения и понимания книг о чужой культуре. Адичи как бы толкает читателя локтем в бок и спрашивает: «Смешная эта Келси, правда? Да-да, конечно, ты-то совсем другой, ты же читаешь постколониальные романы и сопереживаешь их героям и горячо интересуешься их культурой – это прекрасно. Но – я надеюсь, ты не думаешь, что чтение книги – пусть и хорошей – действительно дает тебе право говорить, что ты “понял, как все устроено”?» Отличный прием и, главное, очень полезный, отрезвляющий. Помогает не забывать, что хорошая литература – она как раз о том, как все не-устроено, о том, как тяжело на самом деле хоть что-нибудь понять по-настоящему, и о том, что это самое «настоящее» требует не только движения глаз по строчкам, но и большой, а иногда и неприятной внутренней работы над собой. И вот – вроде очень простая мысль, правда? А все равно местами кажется, что прочел ты, скажем, роман Адиги или Адичи и вроде как даже теперь разбираешься в проблемах расовой и классовой борьбы и культурной апроприации. Но нет. Только одно я знаю точно – если после прочтения книги у меня появляется ощущение, что я «понял, как все устроено», то здесь одно из двух: я либо прочел не очень хорошую книгу, либо читал не очень внимательно.


@die_hate, да, я как раз открыла для себя всех этих прекрасных авторов постколониальных текстов благодаря Поляринову. Но он, судя по всему, Американху читал в оригинале, а не в этом жутковатом переводе))

@Anteater, понятно)) а у меня наоборот получилось - сначала я прочитала все это, а теперь читаю поляринова и сравниваю ощущения)

@die_hate, я пытаюсь разграничить два вида литературы: 1. книги-размышления на важную тему, своего рода исследования вопроса, выполненные инструментами литературного творчества. Когда мысль автора развивается вместе с персонажами, линией повестования. 2. книги нравоучительные, когда писатели сначала формулируют идею, а потом ее просто иллюстрируют художественным текстом. 

На примере книги о расизме: можно сказать, что расизм в Америке все еще существует и проиллюстрировать это множеством ярких примеров, а можно рассказать историю о героине, на жизнь которой, помимо прочего, влияет расовая дискриминация, показать как героиня о ней рефлексирует.

Я понимаю, что в большинстве случаев сложновато прочертить четкую границу между двумя этими вариантами. Но вот в случае с Американхой мне казалось, что значительная часть книги - это лишь набор иллюстраций по теме "расизм в США" и "мизогиния в Нигерии". Конечно, я не отказываю такому подходу в праве на существование. Просто мне он не по душе)

@Anteater, поняла вас, интересный подход. а зачем вам такое разграничение, что оно дает?

@die_hate, это скорее не инструмент, а ощущение. Слишком много я сейчас читаю/слушаю публицистики, новостей, политических эссе... А в художественной литературе ищу другого, чего-то более глобального что ли )

Ваше сообщение по теме:

Прямой эфир

Рецензия недели

Потерянные девушки Рима

«Потерянные девушки Рима» Донато Карризи

У меня, конечно, ещё слишком маленький опыт чтения книг итальянских авторов, пишущих детективы, но, исходя из него, могу предположить, что итальянцы любят накручивать. Сандроне Дациери... Читать далее

Nаtалка Nаtалка3 дня 6 часов 37 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?