Рецензия на книгу «Бремя нашей доброты»

Роман "Бремя нашей доброты" о жизни молдавского крестьянина Онакия Карабуша (действие охватывает период с первой мировой войны по шестидесятые годы нашего времени). Показать

«Бремя нашей доброты» Ион Друцэ

Благодаря Кругосветке, с удивлением открыла для себя нового автора. Советский классик с рассказом о деревенской жизни? Совсем не моя тема. Единственное, что привлекало, так это то, что пишет он о местах моего детства. А в итоге – замечательный роман откопала. Не избегая неудобных тем, не ударяясь в советский официоз и не воспевая трудовой подвиг комбайнеров-передовиков производства, Ион Друцэ рассказывает о жизни двух поколений молдавского села на протяжении полста лет…

Все начинается накануне Первой мировой. Молодой Онакий Карабуш женится и строит дом на окраине Чутуры, маленькой деревушки в Сорокской степи. Не успев еще как следует обжиться – уходит на войну. Но в романе не будет ни окопов, ни битв кровавых. Война – это опустевшая деревня, это бабы, работающие вместо мужиков, это голод и боль от потери близких. И только успели выдохнуть от первой войны, как уже пришли сороковые, опять земля «стала стонать ночь за ночью, и тяжелый свинцовый гул будил по ночам степь». В одну ночь Чутура из румынской деревни стала советской. И вот Онакия призвали воевать теперь уже за Советы. А через год деревня – вновь стала румынской. И сыновья Карабуша уже призваны воевать в армии Антонеску. «Их было много, односельчан, встречавшихся по разные стороны фронта и стрелявших один в другого». Кто-то вернется домой, в деревню, кто-то подастся в банды «лесных братьев», а кто-то навсегда уедет в Румынию….

Но война закончится. А с ней окончательно вернется Советская власть. Интересно было, как Ион Друцэ в 1968 году будет описывать то, о чем старшее поколение моей семьи и в 1990-х вспоминало с ужасом. Голод 1946 года. Про Голодомор знает каждый, а вот голод в Молдавии 1946 года, когда чуть ли не половина населения вымерла, не так уж был и известен в остальном Союзе.

«Истощенные крестьяне были разбиты на дистрофиков пяти групп, они еле брели по сельским дорогам…Шли фронтовики и инвалиды со свежими, не успевшими еще потускнеть медалями «За взятие Берлина», шли воевавшие в румынской армии Антонеску и теперь вернувшиеся из плена, шли женщины и дети, никогда в боях не сражавшиеся. Они мотались по дорогам без всякой цели…. Животный инстинкт самосохранения выгонял их из домов чуть свет, и они блуждали по селу, еле переступая опухшими ногами.»

Удивило, что прямым текстом и причины голода описаны, хоть и вскользь: «не уродила в том году пшеница, и люди говорили себе: ничего, кукурузой перезимуем. Потом выяснилось, что кукурузу нужно было сдать государству, сдать всю до зернышка». Хорошо, что автор не стал, как обычно в советских источниках, все на неурожай и засуху сваливать. Ну а крестьянам остается только горько шутить: «- На каких же тогда харчах мыши у вас там расплодились? - А они пожирали квитанции со сданного хлеба. Перед засухой Згурица вывезла немыслимое количество хлеба, и в каждом доме квитанций было полно».

Войны, голод, коллективизация, бестолковая механизация – ничто не обошло Чутуру стороной. Но пока земля дает хоть какой-то урожай, живет деревня: веселится, ссорится, сплетничает….. И в романе деревня - словно живое существо, полноценнный персонаж: «Чутура снова принялась недоумевать», «это Чутуре не понравилось», «Чутура была прямо вне себя от изумления». Настолько очеловечена деревня, что я, со своими провалами в памяти, периодически начинала вспоминать, а Чутура - это кто? Еще какая-то местная бабулька? На все события в жизни главных героев Чутура реагирует, высказывая свое коллективное мнение. В этом и есть, наверное, главная особенность жизни в деревне: все всё знают, обсуждают, советуют. Но если нужно - то и помогут обязательно.

Понравилась книга. И дело даже не в ностальгии (хотя и в ней тоже, наверное). Несмотря на всю печаль и порою грустный юмор, какая-то она жизнеутверждающе добрая, что ли. О простых человеческих радостях и горестях, о народе, что честно трудится на своей земле. И пусть особого достатка и нет, но есть бесконечная любовь к этой степи, вера в то, что в крайнем случае – есть кукуруза, «святая наша бедность», и есть неистребимая мечта о справедливости: два столпа, на которых держится молдавский народ. И пока жива Сорокская степь, пока кормит она людей, будет стоять за этим изобилием, как говорит Ион Друцэ «тот же тихий, замешенный на мягкой латыни говор – язык, умеющий одинаково складно благодарить и проклинать, смеяться и плакать».

гравицапа гравицапа17 дней 12 часов 24 минуты назад
Стопченко

Не читала

Как тебя кругосветка затянула! Откапываешь совершенно неизвестные книги!

@Стопченко, да известные уже в прошлом году закончились😂

die_hate

Не читал

читать буду вряд ли, но рецензия хорошая)

@die_hate, спасибо)) 

Lemonstra

Не читала

Почему я думала, что ты жила в Казахстане, а не в Молдавии?

Стопченко

Не читала

@Lemonstra, потому что она и там, и там)))

Lemonstra

Не читала

@Стопченко, папа не военный, случайно?

@Lemonstra, нет. папа не военный. просто мама из Молдавии, папа из Казахстана. Поэтому на две страны. 

Lemonstra

Не читала

@гравицапа,  вот оно как!

Ваше сообщение по теме:

Прямой эфир

Рецензия недели

Александр Невский. Юность полководца

«Александр Невский. Юность полководца» Василий Ян

Я думаю, в России нет ни одного человека, не слышавшего имя Александр Невский. Знаменитый русский полководец, второй сын великого князя Ярослава Всеволодовича, правнука Мономаха, покрытый... Читать далее

Nаtалка Nаtалка6 дней 9 часов 9 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?