Рецензия aabb на книгу Дуэль

Антон Чехов (1860 - 1904) - великий русский писатель мирового масштаба. Постановки многих пьес писателя успешно идут на театральных сценах всего мира. Жизнь чеховских героев, существующих в потоке "серых буден", озаряется светом настоящей любви. Не в силах противостоять сложившимся представлениям о подлинности чувств, добропорядочности, они страдают со всей искренностью любящего сердца. Но остаются счастливыми лишь благодаря своей способности любить. В книгу включена повесть "Дуэль" - о любви и чести, о способности сохранять чувство собственного достоинства в самых сложных жизненных ситуациях.

  • Макаки всех стран, объединяйтесь!

    28
    +
    «Без утюга нельзя в хозяйстве», - пытался внушить мне мой отец, когда я разводился и орал, что женщины не нужны мне на фиг. «Дело не медведь, в лес не уйдет» - отвечает с кресла-качалки старший брат на мои отчаянные призывы подойти подержать стремяночку. «Не трожь его, он обдумывает, что произойдет, если случить ослицу с верблюдом», - утешает меня его жена. «Это на тебе что? Платье за двадцать два рубля?» - убийственно хмурит брови моя матушка, оглядывая внучку. «Где был?» - спрашиваю я у сына, заранее зная ответ: «На пристани бычков ловил». «Слушай, ты… (угрожающим тоном) ЗВЕРЕК!» - это мои дети поссорились. Это называется семейная книга. Это любимая книга моего отца. Это наше «Горе от ума» и басни дедушки Крылова вместе взятые.

    Я в ней всех люблю. Больше всего Самойленку, «безгранично доброго, благодушного и обязательного», прячущего свою доброту под напускной грубостью. Все-таки Чехов был Мужик. Иначе откуда такие переходы: - Конечно, мудрено жить с женщиной, если не любишь, - сказал Самойленко, вытрясая из сапога песок. - Но надо. Ваня, рассуждать по человечности. Доводись до меня, то я бы к виду ей не показал, что разлюбил, а жил бы с ней до самой смерти. Ему вдруг стало стыдно своих слов; он спохватился и сказал: - А но мне, хоть бы и вовсе баб не было. Ну их к лешему!

    Дьякон – смешливый, на первый взгляд как-то нездорОво, но не от легкомыслия, а от того, что смущается, переживает, стесняется – за себя и за людей. Я это не сразу понял. В молодости было ощущение нелогичности: что это он – хохочет, как дебил, палец покажи - заржет, а вдруг в конце спасает Лаевского своим криком? Потом понял. Дьякону двадцать два года, он умный и смелый. Просто читать надо внимательно.

    Фон Корен. Ох, как он мне по молодости нравился! Все его обличительные монологи, все эти его Такие люди, как он (Лаевский) очень любят дружбу, сближение, солидарность и тому подобное, потому что им всегда нужна компания для винта, выпивки в закуски; к тому же они болтливы и им нужны слушатели.

    Я вообще (то есть совсем вообще) не чувствовал иронии в той сцене, где он у Самойленки рассматривает себя в зеркало. Прекраснейший, величайшего ума человек! Потом я вырос, и зоолог высветился в другом ракурсе, и правда почудилась в словах Лаевского про то, что фон Корен, не дрогнув, посылал бы на смерть людей. Если бы только это сказал не Лаевский! Но тогда Чехов не был бы Чеховым. Ведь вся гениальность «Дуэли» именно в этом «если бы». Под каждым словом про Лаевского я бы подписался. Если бы это сказал не фон Корен. И наоборот. Вот тебе один человек, его мысли, поступки и слова о другом человеке. Вот тебе другой. Суди сам. Мечись. Выбирай. Чехов есть Чехов.

    Я всех их люблю. Кроме Лаевского. Вот уж макака так макака. Высоко типизированная, тошнотворная, вредная макака. - Я отлично знаю, ты не можешь мне помочь, - сказал он, - но говорю тебе, потому что для нашего брата-неудачника и лишнего человека все спасение в разговорах. Я должен обобщать каждый свой поступок, я должен находить объяснение и оправдание своей нелепой жизни в чьих-нибудь теориях, в литературных типах, в том, например, что мы, дворяне, вырождаемся, и прочее... В прошлую ночь, например, я утешал себя тем, что все время думал: ах, как прав Толстой, безжалостно прав! И мне было легче от этого. В самом деле, брат, великий писатель! Что ни говори.

    И даже зная, что Чеховым предусмотрена амбивалентность, что сам Бог русской литературы мне велел не мазать Лаевского черным цветом и поверить в его перерождение в финале… Я НЕ МО-ГУ. Я тоже человек, как герои «Дуэли», и имею право на неоправданные симпатии и антипатии. Пусть даже фон Корен в конце был отправлен автором пожимать Лаевскому руку. Я – не пойду.

    Надежда Федоровна – макака номер два. Тут уж во мне (да простит меня дух Чехова!) резко расходятся потенциальный читатель, предусмотренный автором, и реальный читатель. Ибо она пошлая. Порочная. И ничего кроме шлюхи я здесь, извините, не вижу. Душевные метания на тему «кому, как, где и почему дать» - это, конечно, прекрасно, но, честное слово, про крота интереснее: Если бы он имел размеры слона, то был бы всесокрушающим, непобедимым животным. Интересно, когда дна крота встречаются под землей, то они оба, точно сговорившись, начинают рыть площадку; эта площадка нужна им для того, чтобы удобнее было сражаться. Сделав ее, они вступают в жестокий бой и дерутся до тех пор, пока не падает слабейший. Возьми же сто рублей, -сказал фон Корен, понизив тон, - но с условием, что ты берешь на для Лаевского.

    Но больше всего в «Дуэли» я люблю Чехова. Чехова, смачно рассказывающего о том, как Самойленко по утрам пьет коньяк, горячий кофе и воду со льдом. Чехова, набросавшего финал сцены дуэли такими ярким и в то же время легкими мазками, что дух захватывает. Чехова, едкого и беспощадного в описании «воссоединения» Лаевского и Н.Ф.: Потом они долго сидели в палисаднике, прижавшись друг к другу, и молчали или же, мечтая вслух о своей будущей счастливой жизни, говорили короткие, отрывистые фразы, и ему казалось, что он никогда раньше не говорил так длинно и красиво.

    Я не думаю, что Чехов был добрым человеком. Принципиальным – да. Талантливым – да. Необыкновенным – да. Но не добрым. Макак он не любил. Я тоже.

    Для полноты счастья нужно, чтобы сейчас открылась дверь, и, просунув в нее свою рыжую голову, моя жена, зевая, сказала: «Ты все не спишь? Ну, скажи, для чего такой зверь нужен? Зачем он создан








    • Спасибо,это действительно одно из тех призведений,которые читать интересно в любом возрасте и каждый раз находишь что-то новое и открываешь для себя какие-то нюансы,пропущенные раньше,еще раз спасибо за замечательную рецензию.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо Вам за то, что углядели главный смысл: по-разному открывается в каждом возрасте.
      ответить   пожаловаться
    • Суровы вы, братец, однако - макаки. :) Да таких многовато, трудно не согласиться, и Чехов - господин порой едкий до невыносимости, но всё равно почитаемый нами. Хорошая рецензия, плюс.
      ответить   пожаловаться
    • Макаки-макаки )) Самые, что ни на есть. Не дают нам, трудоголикам, заселить весь мир и его уничтожить.
      ответить   пожаловаться
    • Я вижу тут тоже признание в любви! )) отлично! аабб, а ты точно журналистом не работал? Уж больно лид соответствующий! И матушка твоя не из Одессы случайно?
      "Дуэль" - это вещь! С детства люблю Чехова. С детства же - старый фильм с прости_господи_забыл_фамилии_актеров. А в прошлом годе посчастливилось увидеть антрепризный спектакль по "Дуэли" с Ароновой и Полицеймако - это был лучший спектакль в нашем местном фестивале!
      ответить   пожаловаться
    • Нет, за то, что ты забыл ВСЕ фамилии актеров, в данном случае господи тебя не простит. Фон Корена играл Высоцкий.
      А ты ясновидящим не работал? Журналистом никогда не был, поэтому: что такое лид? Может, он у меня такой, потому что я шофером работал? )) Матушка случайно не из Одессы, но ты-таки ищешь в правильном шкапе.
      Аронова! Конечно, макаки! Зря Eruselet меня в суровости упрекает )))
      ответить   пожаловаться
    • Чехов был очень добрым и отзывчивым человеком, и помогал даже "макакам". Во всяком случае так вспоминает его Чуковский, приводя массу примеров. И определять "доброту" через любовь к "макакам", считаю тоже не верным, пусть это и вопрос терминологии. Но это так, к слову, а рецензия интересная :)
      ответить   пожаловаться
    • Чехова, кстати, многие обвиняли в жестокости к героям и читателям. Мне в это не верится. Объективный - да. Но он и в объективности оставался человеком. И не думаю, что видел в людях макак. Как-то зло у Вас вышло всё не по отношению к Чехову, Чехова-то Вы любите, а по отношению к человеку.
      ответить   пожаловаться
    • Стоп-стоп-стоп! Макаками Фон Корен называл Лаевского и Надежду Федоровну. Я пытался - очевидно, не удачно - выразить мысль, что несмотря на то, что в каждом возрасте, как Lanab правильно пишет в первом комменте, эта книга является тебе по-разному, переосмыслить Лаевского и НФ у меня не получается. Они для меня остаются макаками. А Чехов как раз заставил Фон Корена идти к ним мириться, с чем я категорически не согласен.
      В высочайших моральных качествах Чехова - писателя и человека - я не сомневаюсь Это ж нам не Бунин ))
      ответить   пожаловаться
    • Про дьякона в точку - у меня именно такое впечатление о нём и было - палец покажи, упадет под стол от смеха:)

      Вообще повесть оставляет неоднозначное мнение о себе.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Обсуждение в группах

Автор апреля Борис Львович Васильев

Автор апреля Борис Васильев, выбирайте книги, приятного чтения.

Обсуждение в группах

Дискуссия Дуэли №37

Ребятушки, здравствуйте! Пора объявить открытой очередную дуэль! Надеюсь, что все веселы и бодры...

Интересная рецензия

Как будто немного святой, но полный мудак

Роман «Искренне ваш Шурик» Людмилы Улицкой давно был в моих хотелках, и вот свершилось: наконец-то...

Новости книжного мира

Книжный рейтинг марта 2020 от BookMix.ru

Начало месяца - время собирать камни - "книжные камни". BookМix.ru представляет...