Рецензия MALIGUS на книгу 1984. Скотный двор

"1984". Своеобразный антипод второй великой антиутопии XX века — "О дивный новый мир" Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведенное до абсурда "общество потребления" — или доведенное до абсолюта "общество идеи"? По Оруэллу, нет и не может быть ничего ужаснее тотальной несвободы... "Скотный Двор". Притча, полная юмора и сарказма. Может ли скромная ферма стать символом тоталитарного общества? Конечно, да. Но... каким увидят это общество его "граждане" — животные, обреченные на бойню?

  • Фобия вместо предвосхищения

    57
    +
    Читать «1984» Оруэлла в отсутствие надлежащих сноровки и опыта – рискованное мероприятие. Ложка васаби или горчицы натощак (употребленная, по незнанию свойств) – вызывает изжогу и вредит кулинарному имиджу самого продукта. Роман «1984» - такая же интеллектуальная «приправа» и обращаться с ней необходимо соответственно, то есть деликатно.

    Потребляющие «1984», плюют на золотое правило герменевтики – Учитывай автора. Напрасно. Потому-что дальше всегда одно – телега встает впереди лошади. И … То есть, стоит познакомиться с Джорджем Оруэллом (Эриком Блэром) а потом уж браться за роман. Знакомиться желательно без содействия Википедии. Для этого нам понадобятся его очерк «Памяти Каталонии» и «Эссе». Указанные труды ценны следующим – в них прослеживается процесс творческого «зачатия» рассматриваемой нами антиутопии. Итак, мистер Блэр, как всякий интеллигент-идеалист (страшный человек!) решил «спытать» себя на поприще борьбы за идеи справедливости, равенства и братства и отправился в Испанию, где грохотала гражданская война. Судьба к таким чудикам относиться безразлично, поэтому писатель до фронта так и не добрался. Зато вдосталь нахлебался тыловой жизни. Страдая от недостатка привычного комфорта и пристального внимания местного ГПУ, Блэр расстается с надуманными им самим социальными иллюзиями и срочно отбывает на родину. Вот самое яркое впечатление (располагается на первой странице эссе) о «пережитом» - «…прежде всего о том, что запомнилось физически…О сортирах…устройство уборной, когда надо садиться на корточки, отвратительно даже в лучшем своем исполнении…и было там до того скользко, что приходилось стараться изо всех сил, чтобы устоять на ногах…мысль, впервые мелькнула в этом вот сортире: «Мы солдаты революционной армии, мы защищаем демократию от фашизма, мы на справедливой войне, а нас заставляют терпеть такое скотство и унижение…» (эссе «Вспоминая войну в Испании») Вообщем потонули светлые идеи в испанском нужнике. Но вот, что примечательно. Как говорится свято место – пусто не бывает, место «социальных прожектов по переустройству мира» занял в голове Оруэлла страх. Его он подхватил там же, в Испании и провез через все таможни к себе домой. «… не самоистязание ли – мучить себя видениями тоталитарного будущего?» (эссе «Вспоминая войну в Испании»). Страх постепенно овладел всей его сущностью. Остаток здравого смысла пытался бунтовать: «…мы здесь…практически ничего не знаем о тоталитарных системах…сведения, почерпнутые из прессы не могут составить картину…понимание происходящего там…» (эссе «Артур Кестлер»). Тщетно. После Второй Мировой Войны Оруэлл окончательно убеждается – свой ужас перед Левиафаном мировой диктатуры, надо выдавить из себя. Нашлись доброхоты – ведь на дворе уже грохотала другая война - «холодная» и Блэру помогают с изданием. В 1948 году появился «тот самый» «1984». Увесистый булыжник умчался в огород Советского Союза.

    Теперь к роману. Безусловно, главный герой – Уинстон Смит, слепок с самого Оруэлла, его «я» втиснутое в униформу партийного сотрудника Океании. А что же тогда окружающая его действительность? Это памфлет на СССР? А что Оруэлл знал об СССР? В отличие от Лиона Фейхтвангера и Андре Жида в означенном не бывал. Британская пресса о Советах отзывалась по принципу Генри Форда: «Мы Вам предоставим любую информацию, при условии, что она будет черной.» Значит весь антураж Столицы, включая трущобы пролов – это Лондон «преломленный» сознанием автора. Ничего общего с «буднями» СССР здесь не прослеживается, вроде много узнаваемых деталей – а общего ничего. Бытие в Стране победившего социализма было неизмеримо страшнее и жестче, нежели то, что представлено в романе, но оно было «естественным». Оруэлл заменил его ходульным макетом, все раздергано – «атомизированное» общество (скорее похожее на современное), бесконечная война для поддержания «тонуса» нации (кстати, напоминает военные экзерциции США), вездесущая пропаганда (пожалуй, уступит в напористости и разрушительной силе – нынешней рекламе). Любовь, по замыслу автора, воплощенная в женственной Джулии – выглядит нелепо и вызывающе. Бросает вызов системе. К чему такие сложности, мистер Оруэлл? Любовь как вода, всегда найдет лазейку. Ей все равно, какие порядки царят вокруг. И сплошь и рядом, любовь не является угрозой политической доктрине – но сплетается с ней, встраивается в нее, игнорирует ее.

    Одна деталь оказалась провидческой – «Большой Брат, смотрит на тебя…». Смотрит. С тысяч рекламных баннеров, с телеэкрана, с обложек глянцевых журналов. Смотрит, скупо улыбается, подсчитывает прибыль, контролирует каждый шаг и ждет…









    • спасибо за интересный текст!
      ...но что ж вы так...пальцем-то тычете?))
      ответить
    • Видимо обыкновенное многоточие. Интересная интерпретация.
      ответить
    • Спасибо.
      ответить
    • Я думаю, это не памфлет на СССР - это вообще его взгляд на коммунизм (он ведь не только в СССР существовал), на гонку вооружений, много на что. Вообще, я этот роман вижу несколько в ином ракурсе, но мне очень понравилось пересечение с его эссе - спасибо, очень интересно)
      Кстати говоря! Недавно скачала себе с торрентов проект ТК Культура "Испанский след" - как раз о войне в Испании и о писателях, которые там оказались. Но в основном о процессах общества, а не о людях, конечно. Всего четыре серии по полчаса - мне очень понравилось. В третьей как раз звучит Оруэлл .
      И да, я тоже часто думаю, что с Большим Братом он даже не угадал - а просто увидел, как глубоко умный писатель.
      ответить
    • Спасибо.
      ответить
    • Большой брат посматривал на американцев и европейцев уже давно, отсюда гиперболизация его в СССР, по мнению Оруэлла.
      ответить
    • Согласен.
      ответить
    • оч понравилась рецензия.
      это действительно обычный пафлет на СССР Запада, не зная и понимая сути СССР и народа в нем живущего, победившего еще страшнее фашистскую диктатуру.
      ответить



Интересные посты

Интересная рецензия

Книга, вызвавшая мурашки у самой Роулинг

Кинорежиссер Крис Коламбус (работавший над первыми двумя фильмами о Гарри Поттере) и сценарист и...

Новости книжного мира

Сегодня, 25 сентября, в истории

В этот день родились: 1792 — Иван Иванович Лажечников (на фото), русский писатель. Родился в...

Новости книжного мира

Том Хэнкс сыграет главную роль в новом фильме по «Второй жизни Уве»

«Вторая жизнь Уве» – это не только популярная книга, разошедшаяся по миру восьмимиллионным...

Интересная рецензия

Забыл мучения я с тобой, моя попытка номер пять

Второй раз за этот марафон меня выручили друзья. Они подарили мне появившуюся в 2017 году книгу...