Рецензия на книгу «Минин и Пожарский»

th >Написанная Русланом Григорьевичем Скрынниковым более четверти века назад научно-художественная биография двух выдающихся исторических деятелей России - нижегородского купца Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского - давно уже признана классической. На основе обширного документального материала автор воссоздает не только жизненный путь своих героев, но и всю грандиозную панораму русской Смуты - гражданской войны начала XVII века. Новое издание книги значительно доработано автором. Показать

«Минин и Пожарский» Р. Г. Скрынников

"Трагическое время пережила Россия в начале XVII века. Мор и голод, междоусобные войны, вражеские набеги разорили страну дотла. Недаром этот период назвали смутным временем. Русское государство пережило катастрофу".
Что изменилось? Многое что изменилось, но суть интервенции осталась прежней. Теперь она носит не открытый военный характер (а в некоторый случаях не чураются и этого). Акты вмешательства переместились на другие благодатные поля: экономика, политика, дипломатия. Поля эти теневые, а потому, вроде как, и незаметные. Пародия на правовое государство вынуждает власти подчиняться законам жанра. Поэтому нам не так заметен мор и голод, но они есть. А, может, попросту удовлетворенные своим положением мы предпочитаем этого не замечать? Между тем, стоит лишь захотеть раскрыть глаза, и мы увидим, как на рынках каждые выходные выстраивается огромная очередь малоимущих за просроченным продуктами; что даже в московских детдомах дети голодают, потому что на их питание выделяются мизерные суммы и те разворовываются, я не говорю уже о регионах; как пенсионеры роются по помойкам, так как это достойнее, чем попрошайничать. Увидим и мор, и голод, и интервенцию. Кому они нужны дети-сироты и малоимущие? Никому. Потому что концепцию "золотого миллиарда" никто не отменял. И последнее время становится все более очевидно, что она планомерно с попустительства власти страны приводится в действие.
Со времен Смуты прошло 400 лет. Сравнивать нынешние времена со смутными, наверное, неверно, но, как минимум, происходящие в обществе процессы должны опираться на опыт истории нашего государства.
"Тогда смертельная угроза объединила все патриотические силы страны. Именно народное движение спасло русскую государственность. Преодоление Смуты наглядно доказало, какие силы таят в себе народная воля и единение людей, защищающих свою отчизну". Неравнодушие, борьба за светлое будущее своей страны, активная гражданская позиция каждого человека – это то, что жизненно необходимо России в условиях современности. Но нет у нас таких как Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский. Одни лишь шуты.
Минин и Пожарский. Всего лишь несколько лет довелось этим людям бороться бок о бок. С тех пор их имена стали в сознании русский людей неразделимы. Выходец из народа Кузьма Минин стал самым выдающимся из вождей земского освободительного движения начала XVII века. Его посылы, энергия были направлены к одной цели – освобождению родины. Воевода князь Дмитрий Пожарский выступил в качестве ближайшего соратника Минина.
Ценность книги Скрынникова велика, поскольку полная биография Минина, как и биография Пожарского, не была в должной мере исследована. Трудность изучения и систематизации такого рода материалов состоит в том, что источники сохранили очень немного сведений о жизни национальных героев. Минин и Пожарский не оставили после себя ни дневников, ни писем, ни воспоминаний. Даже реконструкция внешних событий их жизни наталкивается на непреодолимые препятствия. Никто не может сказать, когда родился Кузьма Минин. Никто не может обрисовать его черты и приметы. Биографию Пожарского мы знаем немного лучше, поскольку он происходил из княжеского рода, но также существуют значительные пробелы. А ведь «историк начисто лишен права на вымысел. Он принужден довольствоваться крохами, которые сохранили для него архивы» . И, на мой взгляд, автор книги ни разу не отступает от этого правила, что заслуживает особого уважения, поскольку в настоящее время ученые-историки позволяют себе достаточно фривольно обходиться с историческим фактами.
Еще одним основным достоинством книги является рассмотрение биографий Минина и Пожарского в контексте исторических перипетий. «Время и герои – такова извечная проблема жанра исторической биографии. Там где у автора мало сведений о главных героях, биографическое повествование уступает место исследованию времени. В первые годы Смуты Минин и Пожарский оставались либо безмолвными свидетелями, либо рядовыми участниками развернувшейся исторической драмы. Но в переломный момент разум и воля этих замечательных людей наложили глубокую печать на все происходящее» .
Книга хронологически структурирована и поделена на две части. Первая часть «Пора испытаний» охватывает период от начала жизненного пути героев до сожжения Москвы. Особенно интересно изложение жизнеописаний Минина и Пожарского в сопоставлении друг с другом. Можно даже сказать, что Скрынникову, путем проведения сравнительного анализа судеб, удалось обосновать не только объединение имен героев на обложке книги ввиду исторических событий, но и исторической необходимостью. Кто знает, как бы сложился ход истории, если бы эти два отважных человека не оказались бы в одном месте в одно время.
Кузьме Минину, выходцу их тяглого сословия, пришлось добиваться всего самому. Он с детства привык к тяжелому труду, что закалило силу воли и развило целеустремленность. Когда новгородский посад избрал его своим старостой, для него это было огромным успехом. Дмитрий Пожарский же имел княжеский титул. Его род при Иване Грозном подвергся опале, что отложило свой отпечаток на судьбу самого Пожарского. Нелегкий жизненный путь обоих позволил в дальнейшем, несмотря на разность происхождений, двигаться вперед к освобождению родины, не претерпевая непреодолимых разногласий.
«Сожжение Москвы потрясло ум и душу народа». Речь Кузьмы Минина, произнесенная им на площади перед городской управой Нижнего Новгорода - тому доказательство. «Минин «возопил» ко всему народу: «Если мы хотим помочь Московскому государству, то не будем жалеть своего имущества, животов наших; не то что животы, но дворы свои продадим, жен и детей заложим!» Он сумел оказать такое влияние на народ, что все нижегородцы несли на площадь кто что мог. Также именно Кузьма Минин первым назвал имя Дмитрия Пожарского, и мир поддержал его выбор. И опять автор книги подчеркивает волю судьбы.
Действительно, в их жизни будто ничего не происходит случайно. Тому свидетельствует вот этот отрывок из книги о снах Кузьмы Минина: «Мысль о подвиге во имя спасения отечества давно волновала Минина. Поэтому, пробуждаясь ото сна, он каждый раз оказывался во власти безотчетного страха. «За свое ли дело берешься?» - спрашивал себя Минин. Сомнения осаждали его со всех сторон, он всем существом своим ощущал непомерную тяжесть. «Болезнуя чревом», Кузьма едва поднимался с постели. Среди тяжких терзаний рождалась вера в то, что сама судьба призвала его совершить подвиг во имя родины… Избрание в земские старосты Кузьма воспринял как зов судьбы» .
Благодаря своему образованию и опыту в ратном деле, Пожарский привнес в ополчение четкую организацию и продуманный план действий. Замысел Пожарского состоял в том, чтобы как можно скорее собрать отовсюду военные силы и не мешкая отравиться с ратью на помощь к Москве, что в конечном итоге, оказалось верной стратегией. Однако, осуществление плана натолкнулось на неожиданные трудности. Возможности Нижнего Новгорода оказались быстро исчерпаны. Минину и Пожарскому пришлось обратиться за поддержкой к ближним и дальним городам и волостям, что неизбежно привело к раздору с земским правительством. Почин Минина и Пожарского грозил разрушить сложившийся порядок. Нижегородцам приходилось тратить уйму времени и усилий на то, чтобы уладить отношения с воеводами и чиновниками ополчения на местах. Свою роль играли разногласия внутри ополчения. Так, атаман Заруцкий, проводил агитацию в пользу Лжедмитрия третьего, что могло привести к окончательному размежеванию сил. Скрынников подчеркивает, что все эти трудности были преодолены именно благодаря личностным волевым качествам Минина и Пожарского.

Начиная с 2005 года Россия возобновила существовавшую в течение трех столетий вплоть до 1917 года традицию празднования освобождения Москвы от польско-литовской интервенции. 4 ноября каждого года по всей стране проходят праздничные гулянья, люди несут цветы к монументу Минину и Пожарскому на Красной площади в память об их подвиге. "Минуло Смутное время. Но не порвалась живая связь времен. И каждый раз, когда Отчизне угрожала смертельная опасность, новые тысячи борцов вспоминали имена Минина и Пожарского. Так было во время наполеоновского нашествия. Так было в пору суровых испытаний Великой Отечественной войны. Имена великих предков вдохновляли советских людей на ратные подвиги". Мы пока не находимся в состоянии открытой войны, но, если она случится и если еще тогда не будет поздно, найдутся ли, с учетом индифферентного состояния нашего общества, новый Минин и новый Пожарский? Не уверена.

Илья Порох

Не читал

И тема актуальная и автор хорош. Скрынников в своих исследованиях при всех своих пристрастиях не пренебрегает фактами не игнорирует события противоречащие его взглядам. Тем ценны его работы - "Иван Грозный", "Святители и власти", "Борис Годунов".
Сопоставление начала XVII века и XXI уместно в двух случаях - и тогда и сейчас, призошел системный кризис. Налицо факт интервенции (внешнего вмешательства) - явный (тогда) и скрытый (нынче). Существенная разница в другом - возможностях национального "организма". Тогда он был энергетически "молод", сейчас дряхл. Видимо отсюда ваш посыл о невозможности пявления новых Пожарского и Минина.

С последним несогласен. Знаю людей для которых Отечество важней семьи (как бы странно это для некоторых не звучало), карьеры, денег, славы и других благ. Такие люди есть. Верьте мне. Вопрос в другом - хватит ли их для подобной борьбы? Кто знает, время покажет.
Верю! С большим удовольствием! Иногда просто отчаяние преобладает.
Спасибо за отзыв.
Скрынникова как историка люблю еще со времен подготовки к поступлению в университет:)
Илья Порох

Не читал

Отчаяние - последнее дело (во всех смыслах), отчаявшийся человек не годится для борьбы, не видит решений, к тому же легко манипулируем. Берите себя в руки, еще поборемся.
Сейчас все объясню в заметке.
Eruselet

Не читала

Какая добротная рецензия. Скрынникова не читала, судить о его позиции не могу, но смута, кажется, не единственный момент в нашей истории, требовавший патриотических настроений.
aki_v

Не читал

какая хорошая и подробная рецензия, спасибо. в свое время порадовалась "Ивану Грозному" Скрынникова, думаю, это тоже стоит прочесть.
Agnivolok

Не читал

Трагическое время пережила Россия в начале XVII века

Такое ощущение, что в истории России вообще не бывает никаких времен кроме трагических. Уж в последние века точно. А герои? Ну какие времена такие и герои. Тогда – Минины с Пожарскими, сейчас – Удальцовы с Навальными. И это еще не худший вариант как мне кажется. Вокруг имен Минина и Пожарского в моем родном городе тоже стоит такая истерия, что волей-неволей тоже начинаешь относиться к ним предвзято.
Теперь вот есть повод разобраться как и что там было без слоя приторного шоколада от ЕР. Спасибо за вдумчивую рецензию и за книгу!
Lanab

Не читала

Спасибо прекрасный рассказ о хорошей книге, непременно почитаю.
Спасибо большое всем за отклик.
lepriy

Не читала

Актуальная тема, замечательная и познавательная рецензия. Спасибо большое, я о многом задумалась.
brungilda

Не читала

Отличная книга и отличная рецензия!
Подруга Ангела

Не читала

Основательный подход!!Впечатляет!
Замечательно написали! О Минине и Пожарском и о нашем времени тоже!
Умора: воистину народное единение вокруг идеологической чуши. Вот вопрос историка, на который никто из честных людей ответа не знает:
"...что же за акт народного единения свершился в 1612 году (то ли в первый, то ли в четвертый день ноября по новому стилю) и почему после «окончания Смуты» русские люди еще целых шесть лет продолжали сражаться друг с другом и воевать с захватчиками?" http://scepsis.net/library/id_198.html
И что же? Скрынников прямо так и пишет про акт народного единения от 4-го ноября? Или Вы на самом деле не понимаете, что пытается скрыть и отменить НОВАЯ дата взамен даты 7-го ноября - действительно Великой и действительно народной революции. Омерзительно и то, что Минин и Пожарский становятся ЗАЛОЖНИКАМИ этого простенького идеологического похода ПРОТИВ народного единения. Вот в этом, видимо, и состоит "концепция золотого миллиарда". Так кто же здесь Скрынников заложник или идеолог- пропагандист заодно с главой комиссии по фальсификации истории (Сахаров А.Н.). Кстати, братья, а все знают какой смысл вкладывается в понятие фальсификации, какими СРЕДСТВАМИ она достигается? Так вот,
Фальсификация (позднелат. falsificatio, от falsifico — подделываю) — умышленное искажение или неверное истолкование тех или иных явлений, событий, фактов. Подмена чего-л. подлинного, настоящего ложным.

Вы, конечно, как хотите, но мне до рези в глазах очевидно, что подлинное народное движение 1917 года заменено ДЛЯ ЗАБВЕНИЯ "единением" в 1612 году (то ли в первый, то ли в четвертый день ноября по новому стилю).
Написана именно рецензия с этих позиций, прикрытием служит первый абзац и неясное отношение Скрынникова (цитату бы!) к празднику 4 ноября.
Илья Порох

Не читал

Давайте действительно будем обьективны. Является ли 4 ноября днем народного единения? Безусловно нет. Гражданская война берущая начало с Лжедмитрия I и движения Болотникова, в 1612 году не закончилась. Казачество, интервенты, отдельные дворянские отряды продолжали воевать с "центром" еще несколько лет. Уместнее тогда было бы говорить о дне единения - 16 января 1613 года, аккурат 400 лет исполняется Земскому Собору, на котором был выбран самодержец и дан старт новой династии.
Однако.
Октябрь 17 также расколол народ на два лагеря (не считая побочных групп).
Какое это удобное слово - народ. Под любую интерпретацию подходит. И "народов" разных получается столько - сколько идеологов, и "ведут" они себя в истории так же разнообразно. Для меня эталоном оценки 17-го года служит статья М.А. Лифшица "О нравственном значении Октябрьской революции" и её я всё время цитирую по подобным случаям:

"Читайте Монтеня, Пушкина, Толстого… Нет большего хамства, чем презрение к народу. Народ и толпа не одно и то же. Народы создают великое сплочение революции, тогда как толпа, руководимая демагогами, его разлагает и губит. Движения, подобные фашизму, превращают народ в толпу; движения подобные Октябрьской революции, поднимают толпу до уровня народа. Это два противоположных потока сил, мировая борьба, перед которой битва Ормузда и Аримана – незначительный эпизод.

Не исторический подъём народных масс к самостоятельной деятельности, а те плотины, которые возникли перед этим движением на его пути, – действительная причина всех нравственных сдвигов, пугающих ум. Кто не желает иметь дело с иррациональными силами и демоническими инстинктами, тот должен стремиться к тому, чтобы эти плотины были устранены. Скажем более прямо: всё, что способствует освобождению скованной энергии людей, нравственно и хорошо; всё, что задерживает это движение казённым забором, в том числе и казённой проповедью добра, вызывающей в ответ демонический протест обманутой совести, всё это безнравственно и дурно."
http://scepsis.net/library/id_184.html
Илья Порох

Не читал

"Какое это удобное слово - народ..." А как же иначе? Гражданская война в России не может быть сведена исключительно к классовому противоборству, и про это Вы прекрасно осведомлены. Что там далеко ходить - по одну сторону баррикад рабочие Красного Сормово, а по другую -Воткинска и Ижевска. Кого тут исключить из состава "народа". Ни ижевцам ни воткинцам не откажешь в прекрасной самоорганизации и понимании характера своей борьбы.

Красиво говорит товарищ Лифшиц. Но почему-то фальшивит (возможно и искренне). Исторический подьем народных масс - превосходно. Чтож не вспомнил про колоссальные "толпы" сопровождающие этот подьем? В Петрограде тысячи рабочих и солдат проникнувшись революционной идеологией берут штурмом Зимний, а в это время гораздо большее количество "граждан" берут штурмом винные погреба и бесчинствуют, в деревнях крестьяне используя ситуацию "берут штурмом" помещичьи усадьбы. При этом вовсе не руководствуясь революционными соображениями. Таким образом в период революционных потрясений-преобразований, используя ситуацию себе на руку большая часть народонаселения все же превращается в толпу. И лишь незначительная проявляет себя как "народ" ( согласно характеристики Лифшица).
Как не вспомнил? А почитайте-ка - там теме "маленького и чумазого" уделено специальное внимание. Именно атомизированная частными интересами толпа стоит плотиной на пути истории.

Ваше сообщение по теме:

Прямой эфир

Рецензия недели

Утопия-авеню

«Утопия-авеню» Дэвид Стивен Митчелл

Я очень не музыкальна. Я не разбираюсь в стилях, направлениях, в исполнителях. Кроме семи нот и понимания, что какие-то там доли и такты существуют, не знаю ничего о музыкосложении. И уж... Читать далее

vosto4ny_veter vosto4ny_veter6 дней 5 часов 15 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?