Рецензия Илья Порох на книгу «Географ глобус пропил»

"Это роман вовсе не о том, что весёлый парень Витька не может в своей жизни обрести опору. И не о том, что молодой учитель географии Служкин влюбляется в собственную ученицу. Это роман о стойкости человека в ситуации, когда нравственные ценности не востребованы обществом. Роман о том, как много человеку требуется мужества и смирения, чтобы сохранить "душу живую", не впасть в озлобление или гордыню, а жить по совести и любви".Алексей Иванов Показать

«Географ глобус пропил» Алексей Иванов

Глумится над нами Алексей Викторович Иванов. Изощренно, расчетливо. Ну кто из читателей догадался, что роман «Географ глобус пропил» - вторая часть, внушительной трилогии? И я бы не догадался, если бы не прочитал предварительно первую часть – «Вниз по реке теснин» («Золото бунта»). Да, именно там в Усть-Каменке, в конце XVIII веке начинается действие романа. Кормчий Остафий Переход принимает вызов коварной реки и уходит с «железным» караваном на юг. Ежедневно, и даже ежечасно стихия пробует его на «зуб» и каждый раз утешительным бонусом является жизнь. Взрывной, противоречивый характер кормчего, стиснут, скручен невзгодами, испытаниями и несть им числа. Но все когда нибудь заканчивается. И караван приходит в точку «Ч», где кормчему пора покинуть рулевую потесь. Привет, тебе, тихая гавань! Принимай героя. C молодецким свистом, проносятся над его головой годы, эпохи и вдруг все замирает. Это, та самая тихая гавань? – изумляется герой. Странно, странно. И испытания куда-то запропастились и невзгоды преобразились до неузнаваемости. Да и самого зовут уже по другому – Служкин Виктор Сергеевич.


А испытания то, вовсе никуда не девались. Здесь они. Точнее оно, и называется простенько – «поищи самого себя» ( «Если сможешь» - коварно ухмыляется лукавый автор трилогии поблескивая золотым пенсне). Ищет себя преобразившийся также до неузнаваемости Витус Служкин. И день ищет и ночь напролет. А тихая гавань укромно хихикает глядя на его метания и беззвучные восклицания. Ну и место! «Затон, словно вселенский тупик, вобрал в себя всевозможный хлам...на рыжих склонах, валялись ржавые конструкции, мятые бакены, какие-то причудливо изогнутые части кораблей, спасательные круги, одиноко торчали портовые краны и закопченые трубы мастерких...». Мало этого ироничному автору. Щедрой рукой разбрасывает он на пути героя все новые и новые действующие лица. Попутно мимоходом направляет бедолагу Служкина в школу. Мол, там ты еще себя не искал.


Да и условие есть одно – время работает против героя. Хреновенькая игра, не найдешь искомое вовремя – извини, как говорится, сам виноват. Мечется Витус, курит нервно, наощупь пытается отыскать решение. Как незрячий раскинув руки шарит в пространстве. А вдруг здесь и найдет он самого себя. Но кто это? Друг детства Будкин, не то. Одноклассница Лена, не то. По андерсоновски ледяная Кира Валерьевна – ух, точно не то! Что-то мешает. Наверное преобразившийся характер – нет волевой напористости того давешнего кормчего. Да и откуда ей здесь сохранится. Пространство эпохи – склизкое, вязкое, диктует другие правила. Не нужен боец – две ипостаси, на выбор. Блаженного и обывателя. У последнего множество вариантов. Но последнее тесновато для Служкина. Вздыхает и влезает в комбинезон блаженного. Еще труднее становится процесс поиска. Может просто ходить наугад, куда ноги несут?


«Витус столкнулся с девушкой, неожиданно выскочившей из-за угла. Хмельной кураж ударил в голову. – А позвольте, с вами познакомиться. Откуда такая красота на нас свалилась? – подавляя внезапно возникшую икоту произнес Служкин. Эффектная брюнетка, небрежно покачиваясь на высоченных каблуках, мгновенно обозрела Служкина с головы до ног. Его стоптанные туфли, мятые брюки, всклокоченную шевелюру. – Красота эта, не про вас мужчина будет – презрительно произнесла красотка...» Так, в непростой игре Служкина, реальность огораживает его красными флажками. И вдруг шанс – нащупал, ухватил, вспомнил. Всего то стоило выбраться из давешнего тупика на просторы реки. К тому же прихватив команду.


«Но молчание у огня объединяет нас прочнее, чем развеселые базары. Я знаю, что обозначает это молчание. Оно обозначает север, ночь, затерянность в тайге. Оно означает наше общее одиночество...» Спасен. Неужели? Нельзя, все таки уповать на благородство автора. Коварен он и завистлив. Вместо ленты реки снова тот самый затон, набитый дебаркадерами и ржавыми баржами. И время вышло. Game over. Если я крикну – «Беги Витус, из последних сил беги, брось все к чертовой матери!», услышит он меня или нет? Побежал! «Но глаза его, видимо никуда не глядели, зато ноги шагали все быстрее и быстрее. Со стороны, наверное, могло показаться, что Служкин мечется по Речникам, натыкается на невидимые преграды, шарахается в стороны, бежит и натыкается на стеклянную стену... Наконец он присел, выкурил три сигареты. Затравленно посмотрел вниз.Затон был пуст. Все корабли уплыли...».

А что там в третьей части? Слово мстительному автору:
« - Скажите, Алексей Викторович, вы не планировали написать продолжение к роману «Географ глобус пропил»?
- Нет, наверное, читатель при желании сам представит каким могло бы быть развитие сюжета...»
(Из интервью данного А.В.Ивановым журналу «Уральский следопыт» 2003 г.)



Перед глазами плывет третья часть произведения. Стоп. Достаточно. Друзья, достаньте бутылку водки, налейте грамм сто и осушите залпом. За Географа. С забавной фамилией Служкин.

Little_Dorrit

Не читала

И всё равно, ну почему книга всем нравится?))) Плюсую
Ответ один - срочно читайте и делитесь впечатлениями.
Что же это за трилогия без третьей книги?
Исходя из интервью Иванова (тоже мне оригинал!), нам дана полная свобода действий для того чтобы обрисовать перспективы экс-педагога Служкина. Для себя я эту книгу уже "дописал", она коротенькая, предложений 25-30. Готов поделится с тобой, но только после того, как ты прочтешь "Географа".
То есть не трилогия? Хорошо, прочту и напишу.
Договорились, очень любопытно, узнать твой вариант.
Тимофей ММ

Не читал

Давно хотел прочесть "Географа", теперь решил окончательно. Спасибо!
Хорошего чтения, тут и фильм уже на подходе, съемки на Чусовой и в Перми закончены, съемки в Москве тоже. Через месяц - другой посмотрим.
Спасибо! Тоже никак до Географа не доберусь. Читал только Сердце Пармы у Иванова
Хорошего чтения!
Замечательно!
В чём же по-вашему -логия Географа? Что - какая идея - объединяет столь разные произведения? Одно житие отдалённо напоминает другое? Маловато. По мне рецензия пуста как пустой мусорный бак, который и гудит своей пустотой.
Гудит не бак, а грамофонная труба, через которую ваша заезженная пластинка выдает один и тот же звук. Повторяетесь, это плохой признак.

Терпеливо поясню. Идея связать два романа принадлежит не мне:

« - Кто же такой, Виктор Служкин, этот герой нашего времени? Кто он?
-Героем он мог бы быть в другую эпоху, как например его предки, сплавлявшие «железные» караваны по Чусовой. Тогда были остро востребованы те черты, которые в нынешнее время, точнее безвременье, медленно разлагаются втуне, не принося их владельцу ничего, кроме мучительных, нестерпимых страданий. Человек XVIII века, закаленный в борьбе со стихией, цельный, последовательный, попав к примеру в наше время – решил бы, что это настоящий ад. И спасти себя здесь можно только неустанными духовными поисками. Перманентным стремленение к самому себе – очищенному, избавившемуся от сомнений... Возвращение в стихию природы, реки – это погружение главного героя в купель чистого, первозданного начала, которое его предки когда-то покинули...» (Из интервью журналу «Уральский следопыт» 2003 г.)
Речь не о моей "пластинке" (тихую бездоказательную клевету опускаю - вот тут Вы сами повтряетесь - точно), а о вашей рецензии. Цитата куда точнее поясняет то, что Вы пытались написать в первых абзацах - спасибо, это действительно интересно. Но это тот случай, когда Витя получился куда лучше, чем его хотел этим изобразить автор. Стихия не природная, а социальная - вот поле героизма Вити. Не беда, что со стороны он выглядит странно и не все сражения героически и сходу выигрывает. То, что Вы про него написали - в Вашем типичном стиле - КЛЕВЕТА - именно она, видимо, и оказалась востребована здесь, если судить по рейтингу рецензии - ничего удивительного. Приспособились, сэр? Знаете, чем взять своё совковое поле? Ну-ну.
Я как раз отношусь к тем, кто никакого героизма в Служкине не видит, идеальным учителем не считает, о чём мы уже ранее с Читалогоанатомом спорили под моей рецензией. И там же я тоже писала, что в школе Витя оказался случайно, а не потому что с системой боролся. И мне для этого мнения нужен был только текст, а не чьё-либо приспособленчество, которого я здесь вообще не вижу.
Витя в школе просто честно работал, а не боролся - вот это и есть необычность, учитывая его образование и возможности, которые оно открывает. Поэтому никакой "борьбы с системой" - повторяю в который раз. Текст с моей точки зрения совершенно пуст с приправами небрежной клеветы.

Завидуете, любезнейший, Владимир? «Совковое поле» - что за формулировка? Поле бывает колхозным и футбольным, здесь же (внимание!) – целевая аудитория. Ознакомился с вашим взглядом на Служкина по предыдущей рецензии:

«Я решительно против того, чтобы Служкина назвали обычным, тем более маленьким, человечком-неудачником. Витя исключительно необычен на общем фоне. С самого начала - ещё в электричке автор даёт нам "увертюру" настраивающую нас на тему: кто такой Служкин – «без предисловий сей же час…» - как по вашему что она означает? А по-моему, автор поступает с читателем точно также, как Витя с контролёрами. Поэтому и результат тот же: вас надули, господа, вы приняли Витю, как своего рода контролёры - не за того!»

Служкин человек необычный, нерядовой. Выделяется на общем фоне. Так и есть. И что же делает c этой необычностью Виктор Сергеевич? Ничего не делает. Во первых он не знает, что с ней делать, во вторых не обладает силой характера, настойчивостью, целеустремленностью, чтобы принести эту необычность на пользу страждущим. «Дрянные интеллигентики...» - говорил о таких типажах вождь мировой революции, и еще добавлял: «...отсутствие цели, ясного понимания сложившейся ситуации, собственных задач... хныканье и глупые иллюзии...»(В.И.Ульянов – Ленин) Прекрасная характеристика для нашего героя. Обманул контроллеров (читай систему), да что там, просто не услышал, ведь он глух к ней (хорошая аллегория), чтож системе не впервой обламывать таких ловкачей, что мы и видим в дальнейшем. Выиграл копейку – проиграет рубль.

«Главное - ему дано понимание – он понимает окружающих лучше, чем они сами себя. Поэтому и учитель он не такой, как вы написали, а почти ИДЕАЛЬНЫЙ в предлагаемых обстоятельствах зондер команды»

Окружающих он понимает очень хорошо (то есть их чаяния, помыслы и
cтремления), поэтому готов уступить супругу, другу детства. «Что ты мне дал кроме своих шуточек, прибауточек?» - грустно спрашивает жена. А собственно говоря что он собирался ей дать, когда женился на ней? Ведь он прекрасно понимает людей и прекрасно знал что нужно такой женщине как Надя. Зачем пошел на этот шаг? Он и сам не знает. Или с целью усугубить свои несчасться, ибо «только в несчастьях и можно почувствовать себя счастливым...»? Пусть так –только вот дочка тут причем? Твоя внутренняя драма – это только твоя внутренняя драма, зачем же подрастающему поколению навязывать такой жизненный сценарий? Вот тут заканчивается безответственность и начинается эгоизм – «мне хреново, пусть немного хреново будет и близлежащим». Отметим эту позицию. Далее – «идеальный учитель в предлагаемых условиях», о как! «На безрыбье и рак рыба» - вот что вы сказали на самом деле. Идеальный учитель, прежде всего сразу же создал бы рычаги управления ситуацией ( первое правило в кризисной обстановке – читайте Ульянова-Ленина, Макаренко и Луначарского). Сломать вольницу через коленку и скрутить в бараний рог – резко, жестко и показательно. Только так – без компромиссов, либо идеальный порядок, либо уходить к чертовой матери из школы! Диктатура для зондеркоманды, компетентность и творческий подход для «красной профессуры» - вот формы работы с коллективами учащихся. И никакой «мертвечины» - ибо ты видишь перед собой людей, несешь им знания, заставляешь уважать и себя и самих себя и предмет. Что же Служкин? Он руководствуется принципом – «хватит жить как попало, ,будем жить как прийдется». Достать карты и пособия – у него не хватает сил (заставить считаться с собой Угрозу Борисовну и иже с ней, принудить видеть перед собой субьект, а не пугало огородное) и весь год, словно в насмешку пользует карту Мадагаскара и кусок полевого шпата. Что можно получить в результате – определенно одно, те кто и без педагога смог бы взять высоту, взял ее ( на экзамене), те кого нужно было «вывести в люди» - так и остались ни с чем. Что дала фальсификация с билетами написанными на крышках столов? Ничего – обманул сам себя. Ни знаний, ни желания. Как была зондеркоманда до Служкина, таковой и осталась после него. Серая, озлобленная, никому не нужная.

Вот это и есть результат. Руины вместо семьи. Фиаско в профессиональной деятельности. Уродливое наглядное пособие для собственной дочери. А дальше, знаете вы, любезнейший Владимир, что стало со Служкиным? Знаете, но не признаетесь. Потому что расплата за такую жизненную позицию всегда непомерна. Единственный выход у него был – бросить этот мир, Будкиным, Колесниковым, Угрозам Борисовнам и...нам с вами, и бежать без оглядки.
Ничего не понял, но спасибо. Забавно было про вождя пролетариата читать в таком контексте:
«Дрянные интеллигентики...» - говорил о таких типажах вождь мировой революции, и еще добавлял: «...отсутствие цели, ясного понимания сложившейся ситуации, собственных задач... хныканье и глупые иллюзии...» (В.И.Ульянов – Ленин)
Вообще надо сказать, что подобный стиль "обобщения" высказываний Ленина (то есть не разбирающий, по какому поводу, кому адресовано и тп конкретностей избегающий) присущ не только самой оголтелой совковой пропаганде, но и её же самым оголтелым противникам. Уверяю Вас, Служкин, не объект вожде пролетариата :))) Не, умора.
Совковое поле - это, как мне представляется, поле чудес. Здесь дураков не сеют - сами растут.
Теперь про Витю. Я уже говорил в другом месте, что его история напоминает мне некий вариант "хождения в народ" - разумеется со всеми возможными издержками и тем не менее - это для меня ясная и во многом оправданная позиция. Дело в том, что
его "хождение в народ" вообще говоря не кончилось полным провалом: у него появились свои настоящие ученики, он стал для них настоящим учителем, он их научил.
Ваши представления "об колено" - это что-то. Вы, кстати, не читали, например, о пушкинском лицее? Вот бы там "об колено"? А? И не было никакого солнца... Вы слышали что-нибудь о преподавателях Пушкина? А ведь среди них были как раз именно такие "витусы" - даже внешне они были теми же неудачниками. Их с Витей объединяет тем не менее главное - интересы своих воспитанников, а не собственные приуспеяния, о которых Вы выше так столь праведно скорбите. Вот это и есть жизненная позиция.

Но позвольте, зачем далеко ходить - а старик де Будри? один из всех данных нам наставников вполне понимал свое призвание и, как человек в высшей степени практический, наиболее способствовал нашему развитию, отнюдь не в одном познании французского языка. Пока Куницын заставлял нас долбить теорию логики со всеми ее схоластическими формулами, Де Будри учил нас ей на самом деле: он действовал непосредственно и постоянно на высшую и важнейшую способность — способность правильного мышления, а через нее и на другую способность — логического, складнаго и отчетливого выражения мыслей словом».(из воспоминаний Пушкина) Из всех педагогов Лицея, кажется, один Де Будри сумел заставить учеников заниматься, и если лицеисты позволяли себе шалости с ним, то позднее оценили его, «отдав полную справедливость благотворному влиянию, которое имел он и на их образование..." (из отзыва барона Корфа)
На юного Пушкина этот педагог имел немалое влияние.
По нелепости своего вида и поведения Будри вполне мог бы поспорить с Витей: старичок, над которым насмехались все кому не лень, увлекавшийся декламацией, ставивший спектакли - французскую драму - с женскими ролями, замасленный жилет и наружность якобинца (по Пушкину), мылся раз в месяц... Витус, в том смысле, что не диктатор, хотя и младший брат Марата...:))
Интересно, что бы автор сказал обо всём этом? Подозревает ли он о столь жарких дискуссиях о его герое? Продолжаю не соглашаться с тем, что Витя честно работает в школе, что он дал что-то ученикам. Если и сравнивать его с преподавателями Лицея, то и учеников тогда с лицеистами. Есть ли в "зондеркоманде" хоть кто-то, подобный нежному Кюхле, волевому Вольховскому, милому Дельвигу, прямому, честному Жанно? Это же всё несопоставимо!
Эпиграммы писали на своих наставников, называя их "дураками" Иллючевский на Карцева. Матерок с детских губок слетал легко и даже в песне остался:
А наш Француз
Свой хвалит вкус
И мать ..ёну порет...
Или Вам припомнить целиком первые порнографические стихи будущего солнца? А на каком месте по успеваемости он был с конца? из 30 на 4 (кажется).
Вот только не надо иконы из этих ребят делать. Сопоставимо, почему, нет? Откуда вам известно, кто и что из кого выйдет?
Главный урок Лицея, как говорят, - свобода: "Лицей учит, как быть свободным в условиях жесточайшей несвободы". Учит, как говорят профи, и учителей, и учащихся. Лицей, конечно, это идеал - там был Пушкин. Но ситуация несвободы воспроизводится - не может не воспроизводиться в каждой школе - вот почему важен подбор таких людей, которые будут работать не в своих интересах, а в интересах учащихся - против любого начальства и блефовать, если надо, как Служкин, и увлекать за собой, хотя бы часть, от мертвичины и казёнщины. Так что по-моему сопоставимо. Иначе зачем нам память пушкинского Лицея?
"Казенщины" - именно казенщины. Говоря о том, что в руках Служкина идеально сочетались бы кнут - для зондеркоманды и пряник для красной профессуры, подразумевал творчество в процессе урока, которое у Служкина отсутствует. На дворе 1995 год - бывшая Красная Империя лежит в руинах, что за окном - вставшие зпводы. Богатейший материал для урока экономической географии, но... необыкновенный человек Виктор Сергеевич не акцентирует на этом внимание. Или это позиция Иванова - деликатно обойти вопрос стороной?
Мне кажется, подменяются понятия. Дисциплина - не есть несвобода. Свободы никакой в "Географе" не нахожу, разве лишь анархию. В каких интересах учеников работал Служкин? Вместе с ними пьянствовал? Я в реальности вообще представить себе такого не могу. Был когда-то у нас в школе учитель, покуривал с учениками - менее уважаемого никто назвать не мог. Тоже думал, что авторитет так зарабатывает, "своим" становится. Как только его за это не обзывали между собой, т.к. считали, что упал - ниже некуда.
Вот и Лицей каждый притягивает как аргумент в свою пользу. Но ведь и там была масса ограничений, при том что свободу действительно именно воспитывали. При жёстком режиме, при отсутсвии посещений дома, при дежурном дядьке в дортуаре. Да, писали эпиграммы, при этом было уважение к преподавателям, потому что никто из них не позволил себе опуститься ниже учеников. Никто не тянулся за учениками, куда кривая вывезет.
Ну, вот давайте честно, Вы бы хотели своему ребёнку такого учителя?
Вот тут хорошо сказала Мария GINolmoto: "Мне нравится Служкин как литературный персонаж (нравится, как автор его создал, нравилось следить за развитием сюжета, нравилась его речь, очень глубокий образ получился у Иванова), но как жизненная модель - увольте. Не хотела бы я оказаться ни его ученицей, ни коллегой, ни женой, ни любовницей, ни подругой, ни дочерью. "

От себя добавлю, что как приятеля или человека, с которым можно застукать по рюмке, Служкина воспринимаю, как педагога, наставника - нет.
Как говорится, меня всё это ваше нра- не нра- не только не убеждает - отдаёт банальной вкусовщиной - кстати, так и пишет свои рецензии большая часть тутошних, о чём я (и не только я) уже где-то сокрушался - а, наоборот, убеждает, что Вы, не принимая "жизненную позицию", просто не имеете со мной ничего общего. Это для меня не новость. Но вообще говоря, всё это голословщина. Нужен тщательный анализ текста - разбор а ля Белинский, нужны традиции русской художественной критики. Но вы их, насколько мне известно, предали, отказались от них, утратили. Как писал мой любимый Коржавин по сходному поводу:
"всё опять низводя до себя,
дух свободы кляня,
против старой любви,
ради новой, немыслимой веры,
ради нового рабства,
тогда вы поймёте меня..."
(целиком - последняя запись в моём блоге).
Вот поэтому дальнейший разговор между нами просто теряет почву.
И всё-таки хорош Географ - как раскалывает! - до основания.
Ваша позиция горделивого обособления, для меня тоже не новость. А что касается Географа - посмотрим для начала попытку его экранизации ( с Хабенским в главной роли).
Разве уже Хабенский? Я слышал про Миронова... Неужели поменяли? Экранизация это позиция режиссёра, хотя, надо думать, без влияния автора не обойдётся. Но часто получается так, что авторы для своих экранизаций придумывают новые ходы в том же сюжете, в результате чего произведение и герои меняется, иногда значительно. Опасность чисто идеологических искажений по-моему не просто остаётся, а может быть решающим обстоятельством экранизации. Посмотрим.
Lizok Pups

Не читала

Ого! Такие дебаты, роман надо прочесть. Спасибо за рекламу!
Угу! И возвращайтесь с рецензией №20.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

7 лет на Bookmix и Книжные итоги Осени 2020.

   11 ноября моему присутствию на Bookmix исполнилось 7 лет…я теперь первоклашка любимого... Читать далее

Книжный рейтинг ноября 2020 от BookMix.ru

Начало месяца - время собирать камни - "книжные камни". BookМix.ru представляет... Читать далее

Выбираем тему 37-й Кинорулеки

Пока мы все здесь голосуем за рецензии 36-й , самый момент выбрать тему следующей Кинорулетки. Читать далее

МАРАФОНСКИЙ ФИНИШ С КОРОНОЙ

Чем же заняться, если ты болен коронавирусом? Для увлеченных книголюбов ответ однозначен –... Читать далее

Прямой эфир

Реклама на проекте

Рецензия недели

Черный кофе

«Черный кофе» Агата Кристи

Пьеса Агаты Кристи «Чёрный кофе» (1930) была переиздана в Великобритании и США в виде романа через 22 года после смерти писательницы. Новеллизация произведения была предпринята... Читать далее

6ipovnik 6ipovnik6 дней 10 часов 12 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте